Личная жизнь норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена была далеко не такой чистой и холодной, как Арктика, изучению которой он посвятил свою жизнь. Первый раз он женился на певице и лыжнице Еве Сарс. Но брак красивого мужчины, о котором мечтали женщины по всему миру, был далеко не образцовым.

Фритьоф Нансен и Ева Сарс

Фритьоф Нансен - личная жизнь известного полярника

Нансен родился в 1861 году, а скончался в 1930-м. Очевидно, что эти годы выпали не на эпоху викингов, когда высокие светловолосые люди выживали в суровом северном краю и покоряли новые земли. Но всей своей жизнью Нансен как будто доказывал всему миру: викинги могут существовать и в современности. И он сам — яркий тому пример.

Не только наука

Фритьоф Нансен по рождению принадлежал к национальной элите. Он появился на свет в семье почтенного юриста, человека строгих религиозных убеждений, благодаря которым тот пользовался неограниченным доверием клиентов. В семье царил культ дисциплины и… лыжного спорта. Нансены сыновей ставили на лыжи
В двухлетнем возрасте. Фритьоф, красивый белокурый мальчик, с ранних лет демонстрировал успехи как в спорте, так и в науках.
В университете он решил выбрать зоологию: эта область давала много свободы и возможность ездить в экспедиции. Нансен, с привитыми ему в семье дисциплинированностью и энергичностью, с удовольствием посвящал себя науке. Его интересы становились всё шире: он мечтал об исследовании неизведанных северных земель.
В конце 1880-х годов он планировал экспедицию на остров Гренландия.
Надо сказать, что никакие научные изыскания, никакая организация экспедиций не мешали учёному крутить романы с женщинами. Его явно влекли представительницы богемы — дамы изысканные и образованные.

Подруга для викинга

С Евой Сарс, своей будущей женой, Фритьоф познакомился в 1888 году. Они встретились в обстановке, вполне отвечающей атмосфере какой-нибудь саги о мужественных викингах и их подругах — им под стать. Вот как описывает это их дочь, Лив Нансен: «Самая первая их встреча произошла у Фрогнерсетера задолго до гренландской экспедиции. Однажды Фритьоф возвращался с лыжной прогулки в Нурмарке и вдруг заметил пару лыж и белый от снега зад, торчащий из сугроба. Из любопытства он остановился. Из сугроба показалась вся залепленная снегом голова, и на него глянули большие чёрные глаза. Это была Ева. Они представились друг другу, немного посмеялись и разошлись — каждый своей дорогой. Вот и вся встреча».
В то время Нансен переживал роман с красавицей Дагмар Энгельхарт, представительницей артистической богемы. Дагмар в богемных кругах называли Кленодией, что в переводе на русский язык означает «драгоценность».
Впрочем, о том, кто был большей драгоценностью — Дагмар или Ева, — стоит поспорить. К моменту знакомства с Фритьофом фрекен Сарс исполнилось уже 30 лет. И она была востребованной камерной певицей. Со своей программой романсов женщина успешно гастролировала по Скандинавии. Критики тепло о ней отзывались: «Ева Сарс — одна из самых выдающихся исполнительниц романсов. Её манера пения похожа на неё саму — без малейшего следа сентиментальности, естественная и отражающая всю полноту и серьёзность чувств исполняемого произведения.
Отцом Сарс был священник — как и родитель Нансена, он в жизни следовал строгим религиозным правилам. Семья Сарсов, как и семейство Нансенов, принадлежало к национальной элите. Но высокий статус родных не помешал младшей дочери почтенного пастора увлечься отнюдь не женским занятием — все теми же лыжами. В конце позапрошлого столетия «катание на деревянных досках, приделанных к ногам» считалось не женским спортом.
Еву природа наделила сильным характером. Эта миловидная девушка с выразительными тёмными глазами не только отлично освоила лыжи, но и придумала удобный костюм для катания. Главным мотивом этого спортивного наряда со штанами (невиданная по тем временам смелость) стал национальный костюм саамов — одного из северных народов. До нас дошло совместное фото Сарс и Нансена в лыжных нарядах.
Вслед за Евой многие её соотечественницы увлеклись этим зимним видом спорта. Она писала о них: «Должна признать, что всякий раз радуюсь, когда встречаю возвращающихся с лыжной прогулки домой юных девушек, лица которых, раскрасневшиеся от мороза, сияют от счастья»…

Певица и путешественник

Нансен, как мы уже писали, любил изысканных дам, не чуждых искусства. Нетрудно догадаться, что он обратил особое внимание на Еву в доме Сарсов, куда его пригласили на её концерт.
О своей любви он писал, намекая на библейский сюжет «Жизнь началась с Евы». Их дочь Лив позже писала о чувстве, которое связывало её родителей: «Они с отцом были очень разные — и внешне, и внутренне. Но они оба были художниками, личностями прямолинейными и сильными. Оба не терпели неправды и мелочности, оба любили природу — лес, горы, любили друг друга».
Нансен сделал Еве предложение — она приняла его. Жених, правда, сразу предупредил, что планирует экспедицию на Северный полюс. Невеста приняла эту информацию спокойно: она прекрасно знала, с кем собирается связать свою жизнь.
Они обвенчались в сентябре 1889 года.
Первый совместный Новый год пара провела в лыжном походе на гору Норефьель…
Первая беременность Евы закончилась выкидышем. Второй ребёнок умер, едва появившись на свет. Только в 1893 году фру Нансен произвела на свет здоровую дочь, которую назвали Лив, что означает «жизнь». Она дожила до взрослых лет и стала биографом родителей.

Та, что умела ждать

Потерявшая двоих детей Ева стала безумной матерью. К вечному страху за дочь добавлялось ужасное волнение за мужа: летом 1893 года корабль, который сама Ева назвала «Фрамом» (это слово переводится как «вперёд»), спустили на воду. Фритьоф отправился покорять Северный полюс. Часть пути проделали по морю. Часть — по суше. Это было одно из самых долгих, сложных и рискованных путешествий в истории человечества.
Ева не знала, как забыться: то и дело приходили ложные сообщения о гибели Фритьофа
Нансен вернулся на родину триумфатором — супруги вновь были вместе летом 1896 года. Чтобы не сойти с ума в отсутствие мужа, Ева вернулась к концертной деятельности. Публика приняла её восторженно. Критики говорили: её голос раньше не звучал так чисто и страстно.
Еве казалось: вот вернётся муж, и они заживут дружно и счастливо. Отнюдь. Главные проблемы начались именно после триумфального возвращения Фритьофа домой.
Дело в том, что у Евы появились серьёзные конкуренты: другие женщины и политика. Фритьоф, как оказалось, никогда особенно не беспокоился о супружеской верности. А тут на него, как на самого знаменитого в мире норвежца, навалили море представительских обязанностей. Начались бесконечные командировки: то Лондон, то Копенгаген, то ещё в какие-то большие города. Еву муж называл женщиной, «которая умеет ждать»…
Лив Нансен писала: «Политиком Нансена сделали время и обстоятельства. Сам он предпочёл бы целиком посвятить себя научной работе, и отнюдь не честолюбивые замыслы заставили его принять деятельное участие в борьбе за расторжение унии со Швецией, а затем в создании первой конституции независимой Норвегии».
Семья росла: с 1899 по 1903 год фру Нансен родила ещё четверых детей. Но потомство — теперь уже многочисленное — не укрепило семью.

Сердце женщины

Гром грянул в 1905 году, когда Нансен вступил в практически открытую связь с Сигрун Мунте, замужней женщиной, которая жила неподалёку от них с Евой. Роман был страстным. Оба не скрывали своих отношений. Это нанесло страшную душевную рану Еве. Супруги отдалились друг от друга.
Жена тяжело переживала неверность мужа. В конце осени 1907 года их сын заболел тяжёлым воспалением лёгких. Фритьоф, как обычно, был в отъезде — на этот раз, в Лондоне. Семья решила не информировать Нансена о недуге ребёнка, боясь излишне нервировать отца. Сына удалось выходить. Но в начале декабря слегла Ева. Через неделю она умерла от непонятной сердечной болезни. Ей было всего 49 лет. Перед кончиной она больше всего боялась, что не успеет попрощаться с мужем.
Фритьоф тяжело переживал смерть жены. Без неё жизнь его как будто рассыпалась. Детей он сам оказался не в состоянии воспитывать: старшая дочь отправилась в пансион, остальных по одному разобрали родные и друзья.
Нансен всё же женился на Сигрун, но только в 1919 году. Брак не был счастливым.
В 1930 году великий полярный исследователь скончался у себя дома. На его похоронах, согласно завещанию Нансена, оркестр играл «Смерть и девушку» Шуберта, которую любила исполнять Ева.

Журнал: Загадки истории №6, февраль 2021 года
Рубрика: История одной любви
Автор: Мария Конюкова

Метки: Загадки истории, биография, жена, жизнь, путешествие, Арктика, любовь, Норвегия, Нансен





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-