Генри Кавендиш — биография и его открытия

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Генри Кавендиш был странным малым. Сторонился людей, совершенно не мог с ними общаться, зато любил науку и все, что с ней связано. Современные психиатры без труда диагностировали бы ему синдром Аспергера, но в XVIII веке о такой болезни ещё не знали. Под конец жизни Кавендиш выкинул очередной фортель — распорядился замуровать гроб со своим телом в склепе и запретил делать какие-бы то ни было надписи, указывающие на то, кто в нём покоится. Ну что за характер… Стоит ли удивляться тому, что потомкам не осталось ни единого достоверного прижизненного портрета учёного. Только открытия, которые по сей день потрясают мир.

Фото: Генри Кавендиш — биография, интересные факты
Английский химик и физик, член Лондонского королевского общества Генри Кавендиш появился на свет в Ницце в 1731 году в семье лорда Чарльза Кавендиша. Эта семья была тесно связана со многими аристократическими родами Великобритании. А её история началась во времена Вильгельма Завоевателя, вторгшегося в Англию в 1066 году.
За 700 лет своего существования семья Кавендиш нажила огромное, в буквальном смысле слова неиссякаемое состояние, которым по смерти отца и матери, ушедших довольно рано, завладел Генри. Неслучайно коллеги называли его «самым богатым среди учёных и самым учёным среди богачей».
В 1753 году Кавендиш окончил Кембриджский университет и уже в 29 лет был принят в Королевскую академию наук. Он был человеком-загадкой, человеком-фантомом. Не выносил общения с людьми. Если к нему на улице обращался случайный прохожий, сэр Генри молча отворачивался, подзывал кеб и немедленно уезжал. Чтобы избежать встреч со знакомыми, предпочитал ходить по середине мостовой, полагая, что от экипажа увернуться легче, чем от назойливых людей.
С домашней прислугой контактировал исключительно посредством записок. Сохранилось одно из посланий Кавендиша к своему домоправителю: «Я пригласил на ужин нескольких джентльменов и хотел бы, чтобы каждому из них был подан бараний окорок. А поскольку я не знаю, сколько окороков бывает у ба-? рана, попрошу вас самого разобраться с этим вопросом».
Слугам запрещалось попадаться хозяину на глаза: любой нерасторопный бедолага, не выполнивший этого указания, тут же лишался своего места. Кавендиш даже велел сделать в своём доме ещё один вход, предназначенный исключительно для прислуги.
На протяжении многих десятков лет раз в год учёного затворника навещал портной: молча снимал мерку и тут же исчезал. Ткань или фасон платья не обсуждались никогда: новый сюртук всегда был точно таким, каким был предыдущий. Кавендиш всю свою жизнь носил парик в стиле XVII века — на моду ему было глубоко наплевать. В течение 40 лет он аккуратно посещал обеды в академическом клубе, но за все это время лишь единицы слышали его голос. Обычно он приходил, молча снимал шляпу в гардеробе, клал её на своё место и проходил в зал. Однажды какой-то новичок, незнакомый с причудами сэра Генри, водрузил свой головной убор на его полку. Когда Кавендиш увидел этот беспредел, он молча замер в гардеробе и стоял несколько минут, глядя в стену перед собой, пока дворецкий не освободил нужное место для его шляпы.
Что касается дам, то с ними наш герой знаться вообще не хотел — так и прожил всю жизнь холостяком. Даже огромное состояние, оставшееся после него, некому было завещать.

Опередивший время

Вся жизнь учёного чудака была подчинена науке. Однако большинство его трудов увидело свет лишь спустя 111 лет после смерти автора. И поныне многие его рукописи остаются нерасшифрованными, а предназначение некоторых устройств, созданных им, не могут определить и современные учёные.
Эксперименты, которые проводил Кавендиш, на целые столетия опережали своё время. Например, за 200 лет до Альберта Эйнштейна он рассчитал отклонение световых лучей, обусловленное массой Солнца. Расчёты Кавендиша практически полностью совпали с вычислениями физика XX века. А ещё сэр Генри первым определил силы взаимного притяжения тел под влиянием тяготения, установил массу Земли и состав её атмосферы. В ходе изучения воздуха ему удалось выделить благородный газ аргон, который ныне используется в создании искусственного химического лазера. Поэтому Кавендиша считают одним из создателей пневматической (газовой) химии.
Но это сегодня. А при жизни Кавендиш даже не думал ни о публикации своих работ, ни о том, чтобы они были признаны мировым учёным сообществом.
А ведь он одним из первых стал работать с тогда ещё совершенно неизведанной силой — электричеством. При этом силу тока он определял… на ощупь, дотрагиваясь до электрической цепи голой рукой. В 1775 году он пригласил в свою лабораторию самых известных коллег-учёных, чтобы продемонстрировать сконструированного им искусственного электрического ската. Каждый из присутствующих ощутил удар током, идентичный тому, каким эта рыба в природе парализует свои жертвы. Кавендиш не без гордости заявил гостям, что когда-нибудь эта невиданная сила, открытая им, совершит настоящую техническую революцию. Так оно и случилось.

До смерти не беспокоить

Генри Кавендиш скончался 24 февраля 1810 года. За несколько дней до смерти он позвал к себе слугу и сказал: «Слушай внимательно. В скором времени я собираюсь умереть. Как только это случится, немедля оповести людей из этого списка». Затем подал ему листок, на котором значилось всего одно имя.
Слуга пролепетал, что нужно бы пригласить священника, чтобы исповедоваться и причаститься.
— Знать не знаю, что это такое, — ответил больной. — Подай-ка мне лучше лимонада и не приходи ко мне больше, покуда я не скончаюсь.
Ну что за характер…

P.S. Как-то раз сотрудник философского факультета университета Нью-Йорка Роберт Криз и историк Брукхейвенской национальной лаборатории Стони Брук провели опрос среди американских физиков, попросив их назвать 10 самых красивых экспериментов за всю историю этой науки. Шестое место в этом топе занял эксперимент Кавендиша по определению гравитационной постоянной.

Время блистательных учёных

Поразительно, но среди современников Генри Кавендиша оказалась целая плеяда великолепных учёных, открытия или гипотезы которых намного опередили время. Например, хорватский священник-иезуит Руджер Бошкович в 1736 году опубликовал трактат, в котором упомянул о теории относительности, а ещё — о путешествиях во времени или антигравитации. А знаменитый американский политик Бенджамин Франклин, являвшийся не менее знаменитым учёным, выдвинул теорию, объясняющую происхождение штормовых ветров — норд-остов. При его участии были проведены измерения скорости, ширины и глубины течения Гольфстрим, которому Франклин и дал название.
Англичанин Джозеф Пристли, будучи умнейшим человеком своего времени (он знал французский, итальянский, арабский, халдейский языки), открыл кислород, монооксид азота, окись углерода и диоксид серы.
Англо-американский учёный и изобретатель Бенджамин Томпсон, открывший теплоизолирующие свойства воздушного слоя, установил единицу освещённости — свечу, которой мы пользуемся и поныне.
Все эти люди хорошо знали друг друга и состояли в переписке. Вот, например, что Бенджамин Франклин писал Джозефу Пристли (напомним, дело было в конце XVIII века): «Становится не по себе, когда представляешь, какими силами будет владеть человек через тысячу лет. Он научится лишать силы притяжения крупные массы материи, что придаст им абсолютную лёгкость и позволит перемещать их без малейшего усилия. В сельском хозяйстве затраты труда намного уменьшатся, а урожаи возрастут. Все наши болезни, включая старение, будут побеждены. А время жизни человеческой можно будет продлить неограниченно…».

Журнал: Ступени Оракула №11, ноябрь 2019 года
Рубрика: Феномен
Автор: Татьяна Петина

Метки: Англия, биография, Ступени Оракула, наука, химия, водород, Кавендиш




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.