Геолог Уфа Ахмедсафин: Открывший воду

15 июля исполняется сто лет со дня рождения Уфы Мендыбаевича Ахмедсафина — человека, открывшего 38 морей. Правда, их нельзя увидеть на обычной географической карте — только на специальной геологической. Потому что все эти моря подземные.

Фото: Уфа Ахмедсафин — интересные факты

Жизнь, подаренная революцией

Он всегда говорил, что все в жизни ему дала советская власть. С четырёх лет остался сиротой, его родители умерли от чёрной оспы. Маленький мальчик бродил по степям северного Казахстана, нанимаясь в пастухи за кусок чёрствой лепёшки. Первый раз он сытно поел, когда рядом с пастбищем остановился эшелон, и устроившие привал красноармейцы накормили пастушонка. Кусок чёрного хлеба с большими ломтями сала Ахмедсафин запомнил на всю жизнь и говорил, что не ел ничего вкуснее.
Затем был приют для детей-сирот, детский дом, школа-интернат в Оренбурге. Жилось очень голодно и тяжело: спали вповалку на одном топчане, одна пара обуви служила 10 пацанам, 50 малышей поочерёдно пасли одну корову. Зимой не хватало дров для отопления. Но у него появились друзья, любимые учителя, постоянное место в столовой. Теперь на него никто не кричал, никто не бил его. Мальчик впервые начал улыбаться.
Он очень хорошо рисовал и мечтал стать художником. Но судьба распорядилась иначе. Это был 1930-й год, когда художественные вузы Москвы и Ленинграда претерпели реорганизацию.

Призвание

Ахмедсафин получает направление в Среднеазиатский геологоразведочный институт. Узнав, что в институте есть факультет, где изучают водные ресурсы, он сразу определился с выбором. Может быть, на юношу повлияло то, что в детстве он с интересом наблюдал за ручейками воды, видел, как весной под воздействием влаги преображается безжизненная пустыня, превращаясь в цветущую маками степь. Он видел, как старики чабаны и знатоки растений, таких как тальник, чий, тростник, по известным им приметам легко определяли наличие в земле пресной, не залегающей глубоко воды.
Студент ловил каждое слово на лекциях по гидрогеологии, вёл отличные конспекты, которыми часто пользовались однокурсники.
Практику он проходил в Долине змей, которая всецело оправдывала своё название. Ядовитые кобры то и дело заползали в палатку. Дважды Ахмедсафина кусали фаланги. Но гидрогеология захватила юношу. Он уже не хотел быть художником, теперь в его жизни главенствовала наука.
После окончания института, проработав в гидрогеологических партиях два года, Уфа Ахмедсафин поступает в аспирантуру Московского геологоразведочного института (МГРИ). Его кандидатская работа по изучению подземных вод Чирчик-Ангренской области Узбекистана была просто блестящей. Молодому геологу удалось найти почти 50 миллиардов кубических метров пресной воды, целое подземное море, так необходимое безводным районам Узбекистана. После аспирантуры его направляют в Казахстан, и с тех пор вся жизнь его связана с поисками воды в этой республике.

Поиски воды

На основе своих изысканий и раздумий Ахмедсафин приходит к парадоксальному выводу. Известно, как много снега выпадает в степях Казахстана. За зиму накапливаются огромные сугробы в человеческий рост. Между барханами в укромных низинах снег не тает до конца мая. Горные реки быстро текут в степь, но по пути пересыхают. Куда же девается влага? До изысканий Ахмедсафина предполагалось, что растаявший снег и вода просто испаряются. Уфа Мендыбаевич выдвинул теорию, что вода по капиллярным каналам уходит глубоко под землю, даже не в грунт, а ниже — в артезианские подземные резервуары. За миллионы лет там скопилось огромное количество пресной воды, целый океан. Над ним смеялись, его критиковали, но он упорно настаивал на своём.
Началась Великая Отечественная. Капитан запаса Ахмедсафин рвётся на фронт. Но ему говорят: ваш фронт здесь. Советские войска отступают, огромные территории оставлены, армию необходимо кормить… Как тут без мяса скота? В Казахстане должны увеличить поголовье скота. А для него необходима вода и ещё раз вода.
Поиск её в Казахстане становится одной из важных оборонных задач. Тыл хоть и не передовая, но случается, стреляют и тут. В схватке с дезертирами молодой учёный получает ранение.
…Экспедиция следовала за экспедицией, на верблюдах было пройдено более 10 тысяч километров, вручную пробурено 250 скважин, были изучены все пустыни южного Казахстана, полупустынные предгорные равнины Каратау, Алатау и другие районы. И все это — в тяжелейших условиях, при нехватке продуктов и оборудования. Иногда рабочие просто опасались спускаться в холодные и тёмные скважины, в заброшенные колодцы. Тогда это делал сам Ахмедсафин. Обвязавшись верёвкой, лез на глубину до 15 метров и поднимался с водой для анализов.
Был случай, когда участники экспедиции едва не погибли от жажды. Несколько раз их засыпало песком во время песчаных бурь. Страдали от нашествия змей: спасали только спиртовой раствор и противоядия. Частенько, целыми неделями, питались одним черепашьим мясом. Как-то в саксаульной степи исследовательский отряд попал в местность, буквально нашпигованную мошкарой. В это трудно поверить, но мошкара за каких-то 10 минут погасила большой костёр, образовав над ним огромный живой колпак.
В 1944 году от нервного и физического напряжения у Ахмедсафина развился порок сердца. Врачи приговорили его к многомесячному постельному режиму. Но учёный остался верен себе. Едва почувствовав облегчение, стал приводить в порядок свои дневники, обобщая собранный материал.

Признание

После окончания войны над учёным сгущаются тучи. В стране начались судебные процессы над генетиками, евреями-космополитами. Их увольняют с работы, им запрещают заниматься научной деятельностью, высылают в глухие места. А Ахмедсафин спокойно принимает «отверженных» в свой институт. В Алма-Ате ходила шутка: «Где искать вейсманиста-морганиста? В институте гидрологии! А где искать еврея-космополита? В гидрологической экспедиции». От ареста спасало только то, что и Ахмедсафин, и его сотрудники были крайне нужны государству, к тому же они не мозолили глаза начальству, постоянно находясь в степях и пустынях.
Пришло время, когда Уфа Менды-баевич сказал единомышленникам: «Будем составлять прогнозную карту артезианских бассейнов». 70 артезианских бассейнов общей площадью более полутора миллионов квадратных километров. Это почти 25 водоёмов, по площади равных Азовскому морю! Если бы все эти запасы влаги можно было поднять на поверхность, казахстанские пустыни покрылись бы девятиметровым слоем воды.
Когда началась целинная эпопея, первыми на необжитые земли отправились гидрологические отряды. Они бурили скважины, добывали воду, и только после этого здесь селились целинники, начиналось строительство посёлков.
До 1960-х годов мой родной город Алма-Ата получал воду из горных речушек. Вскоре её стало не хватать населению, растущему год от года. Рассматривалось несколько долгосрочных и дорогостоящих вариантов переброса рек. Академик Ахмедсафин предложил свой план, реализация которого позволила бы при минимальных затратах буквально через год обеспечить всех первоклассной питьевой водой. В ходе своих научных изысканий он обнаружил под столицей Казахстана огромное море пресной воды. Её и необходимо добыть!
Вначале учёного подняли на смех, однако он утверждал — так и есть! И вот спустя несколько месяцев специальные передвижные буровые установки внедрились в землю, стали устанавливать колонки. Через год проблема водоснабжения Алма-Аты была снята.
Вот уже 50 лет мы, её жители, пьём вкуснейшую воду из артезианских колодцев, не испытывая недостатка — в живительной влаге.
За обеспечение освоения целинных земель Ахмедсафин получил звание академика, в 1965 году в Алма-Ате под его руководством открылся Институт гидрогеологии и гидрофизики. На тот момент Ахмедсафин был признанным мировым авторитетом в своей отрасли. Но вот звезду Героя Социалистического Труда он не мог получить очень долго. Объяснялось это просто: академик занял резко отрицательную позицию к затее Никиты Хрущёва, связанной с поворотом сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию. Ахмедсафин с жаром, аргументировано доказывал, что такой, с позволения сказать, манёвр вызовет мировую экологическую катастрофу. Научный спор усугубился тем, что в пылу полемики Уфа Мендыбаевич прилюдно назвал Хрущёва глупцом, а его прожекты идиотизмом. Так что звезду Героя Соцтруда Ахмедсафин получил лишь в 1969 году, после того как первого секретаря ЦК КПСС отправили на пенсию.

Знаете ли вы что…

Алма-Ата всегда боялась землетрясений. За недолгую историю город дважды был разрушен до основания. По утверждению Ахмедсафина, массовый забор артезианской воды из подземных резервуаров уменьшает угрозу землетрясений. Под землёй образуется воздушная подушка, своего рода амортизатор, смягчающий силу подземных толчков. Теория эта спорная, имеет много оппонентов. Неоспоримо одно: академик никогда не ошибался в своих научных прогнозах.

Журнал: Тайны 20-го века №28, июль 2012 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Эрик Аубакиров

Метки: биография, Тайны 20 века, экспедиция, геология, вода, подземелье, море, наука, Ахмедсафин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —