Илья Иванов: Красный Франкенштейн

В погоне за молодостью люди не останавливаются ни перед чем. Так было во все времена. Наука об омоложении хранит множество тайн. Здесь смешались авантюризм, политика и деньги. Большая политика и очень большие деньги…

Фото: биолог Илья Иванов, интересные факты

Живая вода и молодильные яблоки

Секрет сохранения молодости занимал людей с давних пор — недаром у разных народов есть сказки о моло-дильных яблоках и живой воде. Средневековые алхимики вообще старались создать эликсир бессмертия. Они сделали много интересных открытий, но желаемой цели так и не достигли.
Не желая стареть, люди пили сомнительные отвары, глотали толчёный купорос. Французские лекари брали у юношей кровь и переливали её старцам, англичане пробовали инъекции костного мозга новорождённых ягнят, вытяжки из половых желёз морских свинок…
В конце XIX — начале XX века опыты по омоложению, наконец, дали определённые положительные результаты. Это произошло благодаря хирургу Сергею Александровичу Воронову, ставшему прототипом профессора Преображенского из романа «Собачье сердце» М. Булгакова.

Волшебник из «Замка обезьян»

Воронов родился в 1866 году в России, но в 18-летнем возрасте оказался во Франции, где окончил медицинский факультет в Сорбонне. Многие годы он был лейб-медиком хедива — вице-короля Египта. Наблюдая за евнухами, Воронов сделал интересные выводы о влиянии половых желёз на строение скелета человека, процессы ожирения, способность к мышлению и запоминанию. Люди, подвёргшиеся кастрации, рано проявляли признаки старения. Это и навело Воронова на мысль о пересадке половых желёз в целях омоложения. Для этой цели он решил использовать обезьян.
Вернувшись в Париж, Воронов провёл 150 удачных операций на животных, а затем перешёл к человеку. Он пересаживал обезьяньи половые железы своим пациентам, среди которых оказался и его брат Георгий, страдавший от депрессии.
Позволить себе операцию по омоложению могли лишь очень богатые люди, так как гонорары Воронова были чрезвычайно высоки. Вскоре хирург приобрёл роскошную виллу на Лазурном берегу, получившую название «Замок обезьян». Там разместились лаборатории, операционные, палаты для пациентов, а на зелёных газонах — просторные вольеры для обезьян. Прооперировав 236 человек в возрасте 55-70 лет, Воронов в 90% случаев получил положительный результат. Он писал: «Недалеко то время, когда пересадка желёз обезьян отметит собой значительный прогресс человеческой терапии».

Сорокалетние старики

Однако время показало, что всё обстоит не столь блестяще, как хотелось бы Воронову. Эффект от хирургического вмешательства со временем исчезал, а в некоторых случаях пациенты даже умирали. Только это не афишировалось. Сообщалось лишь о фантастических успехах, слух о которых докатился до России, где в то время умирал глава государства, сражённый «склерозом изнашивания». Воронова пригласили в Москву, чтобы он помог Ленину справиться с болезнью. Переговоры шли так долго, что вождь умер, не дождавшись операции по омоложению.
Но вопрос омоложения оказался актуальным не только для Ленина — стареющая гвардия ЦК тоже нуждалась в «молодой крови». Тем, кто управлял страной, согласно мнению кремлёвского психиатра Арона Залкина, была необходима срочная помощь. «По моим наблюдениям, — писал он, — актив партии большевиков, который взвалил на себя груз по переделке общества, быстро угасает. Тот, кому только 30 лет, носит в себе болезни 45-летнего, сорокалетние — уже совсем старики. Что же говорить о тех, кто давно перешагнул критический порог и стоит при этом у руля советской страны?».
В этот период советские учёные уже проводили опыты по переливанию крови от молодых пролетариев ветеранам партии, начавшим стареть. С той же целью пересаживали половые железы от людей, умерших молодыми. Но никому из советских врачей не удалось достичь тех результатов, к которым пришёл Воронов. И в ЦК было решено внедрить его метод. Практическое осуществление проблемы было поручено Владимиру Николаевичу Розанову, лучшему московскому хирургу.
Разобравшись в сути вопроса, Розанов отправил в Институт экспериментальной эндокринологии уведомление, в котором говорилось, что необходимо обзавестись 50 обезьянами. «Породы желательно более крупные: гамадрилы, павианы, хотя бы два шимпанзе. Обезьяны нужны для экспериментов над ними и для трансплантации желёз внутренней секреции людям».

В тропики — за обезьянами

Раздобыть обезьян можно было лишь в Африке, куда и направили Илью Ивановича Иванова, известного зоолога, ученика И.П. Павлова. Выбор на него пал не случайно. Этот человек с бородкой клинышком, напоминавший внешне доброго доктора Айболита, мечтал, подобно Виктору Франкенштейну из романа Мэри Шелли, создать с помощью уникальной методики нового человека.
Свой путь он видел в скрещивании человека с обезьяной, и с первых шагов научной деятельности пытался поставить опыты по скрещиванию человека и антропоидных обезьян.
Его идеями заинтересовался химический отдел Реввоенсовета, считавший, что созданных учёным существ можно будет использовать для опытов по воздействию на человека рентгеновских лучей, отравляющих веществ и даже в качестве бесплатной рабочей силы на стройках социализма… Благодаря поддержке этого солидного учреждения Иванову, несмотря на тяжёлое экономическое положение Советов в период коллективизации, государство выделило 291912 долларов, и «доктор Айболит» отправился в тропики за обезьянами.
В 1927 году Иванов вернулся в Россию с двумя павианами-анубисами, двумя гамадрилами и самцом шимпанзе. Корабль, на котором был доставлен ценный груз, пришвартовался в Сухуми, и обезьян выпустили в приготовленные для них вольеры — так в СССР появился знаменитый питомник, где условия обитания животных были приближены к естественным.
Казалось бы, всё шло успешно. Но тут Иванова обвинили в пособничестве международной буржуазии и шпионаже. В 1931 году его сначала отправили в лагерь, а затем в ссылку сроком на пять лет. Так учёный оказался в Алма-Ате, где ему разрешили работать, и он занял должность профессора кафедры физиологии животных в Казахском ветеринарно-зоотехническом институте. В марте 1932 года он умер от кровоизлияния в мозг.

Обезьяночеловек — это реально!

А недавно имя Ильи Иванова снова всплыло в научных дискуссиях. В фондах Государственного архива России был найден уникальный документ — проект постановления комиссии, созданной в 1929 году при научном отделе Совнаркома СССР. В нём говорилось, что в сухумском питомнике Иванову предписывалось не только продолжать опыты по скрещиванию между отдельными видами обезьян, но и провести эксперименты по скрещиванию обезьян с людьми и опыты гибридизации путём искусственного оплодотворения женщины спермой антропоида.
В случае успеха решался ряд вопросов: доказательство отсутствия высших сил в происхождении человека, полное подчинение природы воле человека и, самое главное, получение гибридов, способных обитать на специально отведённых территориях, есть пищевые отходы, выполнять любые работы, беспрекословно повиноваться и давать потомство.
…А возможно ли скрещивание человека и обезьян в принципе? Вот мнение бельгийского учёного Б. Эй-вельманса: «Вначале следует уточнить, что скрещивание антропоидов и человеческих существ является возможным, особенно если ограничиться двумя большими африканскими обезьянами — гориллой и шимпанзе. Гибридизация предполагает достаточное соответствие между геномами, а именно — между числом и структурой хромосом, а в данном случае это так. Как раз можно себе представить, что человеческое существо с его 46 хромосомами, соединившись с человекообразной обезьяной, обладающей 48 хромосомами, может породить гибрид с 47 хромосомами, который, однако, из-за нечётного числа хромосом окажется стерильным и не сможет давать потомства».
Таким образом, создание обезьяночеловека снимается с повестки дня. Однако на смену пришла другая научная идея — клонирование. Кто знает, какие сюрпризы готовит нам этот путь?

Журнал: Тайны 20-го века №48, декабрь 2008 года
Рубрика: Контуры грядущего
Автор: Татьяна Яровинская




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —