Карл Линней: Странствия студента

В 11 часов дня 12 мая 1732 года, в пятницу, молодой человек 25 лет от роду в коротком кафтане из сукна с воротником из тюленьей кожи и кожаных штанах выехал верхом из Уппсалы, имея при себе дорожный мешок со связкой книг, чернильницей, перьями, микроскопом и телескопом, а также стопками резаной бумаги для записей и сбора гербария. Имя его ничего ещё не говорило учёному сообществу — какой-то швед Карл Нильсон Линней, студент…

Фото: Карл Линней — интересные факты

Первое открытие гениального ботаника осталось невостребованным

Карл Линней был страшно беден и страшно амбициозен. Он происходил из крестьянской среды, хотя его отец Нильс вроде бы выбился в люди — то есть стал священником. Но как все простолюдины, отец Линнея фамилии не имел — по своему отцу он прозывался просто Ингемарссон, то есть «сын Ингемарса». Фамилию Линнеус (Линней) он придумал себе сам, когда поступал в Лундский университет, в котором по бедности так и не окончил курса.

Сам себе предок

«Линнеус» — латинизированное шведское название липы. Это дерево росло рядом с крестьянским домом, где Нильс родился. Его первенец Карл должен был пойти по стопам Нильса и получить духовное звание. Но Карла с самого детства интересовала только ботаника.
Всё своё время он проводил в саду, а школьные предметы шли у него туго. Более того, он проявил себя настолько неспособным учеником, что школьная администрация посоветовала пастору Нильсу забрать своё чадо из школы и отдать учиться какому-нибудь ремеслу. Хорошо, что нашёлся умный человек — доктор Ротман, который читал в школе курсы медицины и логики. Он заметил в мальчике тягу к естествознанию и убедил отца не слушать дурных советов. Младшего Линнея оставили в школе, а сам доктор взялся готовить его к поступлению на медицинский факультет. Так юный Карл оказался в том Лундском университете, где когда-то учился его отец.
Жить его определили к профессору Стобеусу, в доме которого он впервые в жизни увидел настоящие коллекции — засушенных рыб, чучела птиц, раковины, камни и гербарии. Особенно ему понравились гербарии, и Карл с воодушевлением занялся сбором растений. В университете не было неинтересных для него дисциплин. Ему нравились медицина и химия, составлявшие львиную долю естественнонаучных предметов, но скоро оказалось, что Лунд немногое может ему предложить.
И Карл перевёлся в Уппсальский университет, где преподавали знаменитые на всю Швецию профессора.

Дверь в мир науки

Здесь, в Уппсале, студент Линней написал свою первую научную работу «Введение в половую жизнь растений», положив начало классификации царства растений по половому признаку, а не по форме листьев и лепестков. Сочинение было ещё очень незрелым, и потребовались годы совершенствования и шлифовки, прежде чем родилась знаменитая классификация растений по Линнею. Но уже в том, несовершенном студенческом сочинении было то, что заставило профессоров обратить внимание на молодого человека — скрупулезность, научная точность и свежий взгляд на, казалось бы, известные факты. Так что на втором году обучения Карла пригласили читать лекции по ботанике в университетском ботаническом саду.
А ещё два года спустя Линней добился, чтобы его послали в экспедицию по Лапландии. Земли Лапландии по большей части лежали за северным Полярным кругом. Шведы имели об этой территории самое смутное представление и считали, что там живут дикие люди. Тамошняя земля, как рассказывали путешественники, прорезана многочисленными ложами рек и глубокими ущельями, в ней много озёр и болот, а область у моря покрыта сосновыми лесами. В XVIII веке мало кто забирался в такую глушь.
Но профессор Уппсальского университета Улоф Рудбек — младший там побывал, даже привёз ценные научные записи и написал книгу о птицах, которую сам же и проиллюстрировал. Правда, было это в далёком 1695 году, когда Улоф был ещё молод и вынослив. Но именно он надоумил Линнея предложить научному сообществу новую экспедицию в Лапландию. Линней за эту идею ухватился со всем жаром молодости. Он обосновал необходимость экспедиции и перечислил требования к кандидату, который отправится исследовать этот дикий край.
Кандидат должен был пройти и проехать 1500 миль, пользуясь только самым необходимым, поскольку на 5 месяцев странствий выделялась смехотворная сумма в 400 талеров. Осуществить задуманное мог только сильный и выносливый молодой человек, швед, разумеется, обладающий отменным здоровьем, не имеющий семьи, натуралист или врач по образованию, разбирающийся в птицах, животных и растениях и умеющий рисовать. Одного такого кандидата Линней знал — самого себя. Он был молод, здоров, холост, осведомлён в естественных науках и был неплохим рисовальщиком.
Научное сообщество порассуждало и поручило совершить путешествие студенту Карлу Линнею.

Путешествие в страну саамов

В путь Карл Линней отправлялся в одиночестве. Единственной его защитой было письмо от Королевского научного общества с просьбой посодействовать молодому человеку в его изысканиях да паспорт, выданный губернатором Уппсалы. Из Уппсалы Линней отправился на восток, к Ботническому заливу, а оттуда — на север, на территорию соседней Норвегии, в горную часть Лапландии. Путь был тяжким и действительно требовал сильного молодого организма, поскольку дорог в этой земле не было и Карлу по большей части приходилось перемещаться пешком. Крупными для тех мест городами считались Умео и Евле. Во время пути Линней собирал и зарисовывал растения, мхи, лишайники, очень интересовался горными породами и делал пометки о разработке их месторождений.
Дойдя до Евле, Линней вернулся в Умео, а оттуда двинулся на северо-запад, в Люкселе, лежавший уже в 120 километрах от береговой линии. Из Люкселе он направился в Сурселе, хотел пройти дальше, но путь преградило непроходимое болото. Здесь учёный собирал сведения о жизни саамов, зарисовывал их традиционную одежду и много времени посвятил сбору этнографического материала.
Вернувшись в Умео, он двинулся строго на север, до Лулео, местности, где шведов уже практически не было, одни саамы. После Йокмокка начинались полярные владения Норвегии. Он перебрался через нагорье Хьёлен в Скандинавских горах и оказался в стране, где саамы пасли северных оленей, а городов не было. Здесь ему удалось найти множество этногра», фических трофеев. Местные дикари смотрели на него с уважением, смешанным со страхом. Как-то Линней показал старому сааму зарисовки растений, и тот чуть не бросился ниц к его ногам, приняв Карла за шамана из земли белого человека.
Исследовав побережье Норвежского моря, он вернулся в Лулео и оттуда прошёл по берегу Ботнического залива до Виттанги. Между Лулео и Торнио он посетил горнорудное предприятие, где изучал пробирное дело. Обратный путь в Уппсалу занял около месяца: дойдя до Турку (тогдашнего города Або), он отправился на судне на Аландские острова и через Грислехамн вернулся в Уппсалу.

По следам экспедиции

Для того времени значение путешествия Линнея было неоценимым. Он открыл и описал более сотни неизвестных шведским учёным растений. Описания содержали не только ботанические особенности трав, мхов, грибов, лишайников, но касались и их использования в медицине и народном целительстве. На основе лапландских ботанических исследований Линней написал трактат с зарисовками растений «Лапландская флора», изданный через несколько лет в Голландии. Этнографические наблюдения, сделанные Линнеем, не потеряли значения до наших дней. Некоторые его заметки рассказывают об обычаях, которые были утрачены саамами уже на протяжении следующего века. После экспедиции он читал студентам курс по пробирному делу, основываясь на собственных наблюдениях и объяснениях мастеров.
Но ожидал он, скажем, несколько большего — признания в научном мире. Он надеялся, что по прибытии в Уппсалу ему предложат издать отчёт об экспедиции. Увы, профессорский мир был очень консервативен. Линнея с интересом выслушали, но далее… ничего не последовало. Ему даже намекнули, что, будучи пусть и отличным студентом, он не имеет права читать лекции другим студентам. А получить профессорское звание в те годы можно было только за границей!
Так что пока Линней считался студентом и жил в Уппсале, его саамская коллекция хранилась не в музее, а в том же доме, где он спал и принимал гостей. Там, прямо на стенах, висели саамские головные уборы, платья и бубны, привезённые неутомимым исследователем. А в шкафах хранились листы гербариев.

Журнал: Загадки истории №36, сентябрь 2019 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Елена Филимонова

Метки: Загадки истории, биография, экспедиция, биология, наука, ботаника, Линней, гербарий



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —