Лили Пальмен: Красная баронесса

Неспокойный XX век с его войнами и революциями зачастую коренным и загадочным образом менял людские судьбы. Так, утончённая аристократка, баронесса шведских кровей Лили Пальмен после революции 1917 года стала создавать двигатели для первых советских самолётов, танков, автомашин и достигла в этой области невероятных успехов.

Лили Пальмен: Красная баронесса

Спасительная «шарашка»

В годы Великой Отечественной войны на дорогах СССР можно было увидеть необычные грузовики. Они неизменно вызывали огромный интерес. Стоило такому автомобилю остановиться, и его сразу обступала толпа любопытных. Заинтригованные граждане забрасывали водителя вопросами.
Вид у машины был действительно непривычный: с правой стороны кабины водителя крепилась газогенераторная установка в виде объёмного титана. Она-то и привлекала внимание. Водители терпеливо объясняли любопытствующим, что в данной модели дефицитный в то время бензин с успехом заменён на газ, извлекаемый из продуктов горения угля в газогенераторной установке.
Машины были созданы в проектном институте, работающем на территории Карагандинского исправительного лагеря НКВД СССР (сокращённо — КАРЛАГ). Такие заведения в народе называли «шарашками». В них на благо родины трудились осуждённые инженеры, конструкторы, техники, физики, химики и люди других специальностей. Статьи уголовного кодекса не отличались разнообразием — как правило, спецов сажали за «шпионаж».
В 1930-е годы руководство страны поставило перед чекистами задачу — переместить в «шарашки» как можно больше квалифицированных специалистов, чтобы те — в качестве наказания — укрепляли оборонную мощь страны. Денег за свой труд они не получали, но вот железная койка и тюремная пайка им гарантировались.
Как ни странно, такой принудительный труд зачастую приносил фантастические результаты.
Через «шарашки» прошла целая плеяда знаменитых конструкторов, среди которых блистали Королев, Туполев и многие другие. Что удивительно — они хоть и таили обиду на власть, отправившую их в лагеря и разлучившую с родными, но воспитанный годами пропаганды патриотизм заставлял трудиться с полной отдачей. В качестве мощного стимула особо отличившимся обещалась желанная свобода. Вот и просиживали специалисты за кульманами с раннего утра до глубокой ночи, ломая головы над тем, как быстро и качественно решить поставленные руководством сложные технические задачи. Немаловажным стимулом для результативного труда была, конечно же, и висевшая над ними угроза расстрела.

Элитная гимназия

В КАРЛАГе работала женщина необычной, яркой и трудной судьбы — Лили Пальмен. Она родилась в Санкт-Петербурге 28 марта 1900 года в семье шведского барона, секретаря статс-секретариата Великого княжества Финляндского Яльмара Филипповича Пальмена.
Отец сделал всё, чтобы любимая дочь получила блестящее образование. В семь лет она начала штудировать науки и приобретать хорошие манеры в элитарной женской гимназии княгини Оболенской. При гимназии функционировал дополнительный общеобразовательный класс, где девочки изучали иностранные языки, получали углублённые знания по математике, физике, биологии, астрономии и другим предметам.
В отличие от многих сокурсниц, Лили безоговорочно приняла революцию и решила все силы отдать строительству молодого пролетарского государства. Получив глубокие разносторонние знания в гимназии, она без труда сдала вступительные экзамены в Технологический институт города на Неве и стала студенткой механического факультета. Параллельно училась в Консерватории по классу пения. Несмотря на голодные послереволюционные времена, Лили проявляла удивительное рвение в учёбе и стала лучшей студенткой как в «Техноложке», так и в Консерватории.
Обладательница прекрасного бархатного голоса, она с успехом выступала с романсами на студенческих вечерах и пользовалась авторитетом среди товарищей, которые уважительно называли её Красной Баронессой. Диплом она защитила летом 1925 года и получила распределение в конструкторское бюро завода «Большевик».
Уже через год, будучи единственным дипломированным специалистом по авиационным двигателям, Лили возглавила группу молодых инженеров и техников.
Парни и девушки самозабвенно конструировали новые двигатели для танков и самолётов. Одной из первых разработок технической группы Пальмен стал двигатель советского танка МС-1. Следующим проектом — экспериментальный двигатель серии АМБ-20 для лёгкого аэроплана ЛАКМ-1.

Каток репрессий

Об испытаниях этого летательного аппарата в газете «Ленинградская правда» от 30 сентября 1927 года появилась статья, в которой говорилось: «28 сентября в шестом часу вечера на Комендантском аэродроме состоялось испытание первой авиетки (вес — 250 килограммов, размах крыльев — десять с половиной метров) с первым советским маломощным мотором, разработанным группой специалистов во главе с Лили Пальмен. Испытание установило прекрасные лётные качества летательного аппарата. Пилот Иоост проявил техническое мастерство, выдержку и большое мужество».
В начале октября 1927 года модель была успешно испытана на высоту подъёма и дальность полёта.
Ленинградские инженеры М.В. Смирнов и Я.Л. Зархи, работавшие над двигателем для авиетки, принесли благодарность конструкторам — Лили Пальмен и её группе, а также выразили надежду на дальнейшее сотрудничество. Пилот, едва выбравшись из летательного аппарата, обнял и расцеловал зардевшуюся от гордости Лили и крикнул:
— С таким движком авиетке гарантирована долгая жизнь!
Вдохновлённая признанием, Лили продолжала трудиться в конструкторском бюро завода «Большевик». Она проектировала целую серию мощных авиационных двигателей, участвовала в их испытаниях и буквально горела на работе.
Однако пламя её энтузиазма было погашено самым жестоким и банальным для тех времён образом. Гражданка Пальмен была арестована и совершенно безосновательно обвинена в шпионаже. Чекисты припомнили ей аристократическое происхождение и пытками пытались склонить к признанию вины. В это время «компетентные органы» раскручивали так называемое дело Промпартии. Его спровоцировал тот факт, что производительность на советских предприятиях находилась на низком уровне, а рабочие, недовольные условиями труда, быта и зарплатой, регулярно организовывали протестные акции. Властям нужно было срочно назначить виновных. И назначили. Под каток репрессий попали тысячи учёных, инженеров, техников и самих рабочих.

Суровый приговор

Следователь на первом же допросе размахивал запиской информатора, в которой значилось: «Будучи членом контрреволюционной вредительской и шпионской организации, я привлёк для работы в ней гражданку Пальмен…».
Лили мгновенно поняла, что, скорее всего, бедолага не выдержал изощрённых пыток и не только подписал признание, но и назвал своих «сообщников».
— Нам ясно: ты — шведская шпионка! Ты передавала секреты своим стокгольмским хозяевам. Тебе грозит расстрел, в лучшем случае — Соловки. Подмахни протокол, и твои муки кончатся! — настаивал следователь Барсуков.
Но Лили доказала, что характер у неё — кремень.
— Никакая я не шпионка! Признаваться мне не в чем. Все силы и знания я отдавала родной стране и ни в какие контакты с иностранцами не вступала! — шептала она разбитыми в кровь губами.
Самый «гуманный в мире советский суд» приговорил её к расстрелу, но спустя неделю расстрел был заменён «десяткой» в лагере.
На это решение повлияли характеристики, которые дали ей остававшиеся на свободе коллеги, назвавшие её «отличным перспективным специалистом».
Так Лили оказалась за колючкой КАРЛАГА. Там её распределили в конструкторский отдел Центральных ремонтных мастерских. Первым её заданием стало переоборудование колёсных тракторов ХТЗ на газогенераторы, а затем проведение испытаний опытных образцов. Лили справилась с этим заданием блестяще.
В лагере она встретила свою любовь — Михаила Николаевича Цителова. Выпускник Московского института цветных металлов, талантливый инженер Кольчугинского завода также получил «десятку» за «шпионаж». Учитывая огромный вклад Лили и Михаила в перспективные технические разработки, руководство лагеря разрешило «шпионам» зарегистрировать брак. В 1936 году Лили родила сына Игоря, а через четыре года — дочь Галину.

Желанная свобода

За время работы в «шарашке» Лили Пальмен отметилась уникальными изобретениями и практическими разработками. Тысячи машин были переведены на газогенераторный способ получения топлива, что принесло колоссальную экономию народному хозяйству.
Администрация КАРЛАГа отметила труд разработчиков газогенераторной модели с использованием бурого угля. Лили и её супруг были досрочно освобождены в июле 1942 года. Власти «сбросили» им по два года, но оставили работать в качестве вольнонаёмных «до особого распоряжения». В годы Великой Отечественной войны Лили Пальмен и Михаил Цителов на практике разработали проект «безмоторного комбайна». Механизмы хлебоуборочного агрегата работали через специальный вал вращения от трактора с газогенераторной установкой. Была достигнута двойная экономия топлива.
В 1946 году власти всё-таки предоставили Лили и Михаилу желанную свободу, но клеймо шпионов и врагов народа долгие годы отравляло им жизнь. В конце 40-х годов супруги с детьми несколько лет жили в Кутаиси, где трудились на местном автомобильном заводе. Затем осели в Воронеже и продолжили работать над двигателями для автомобилей и тракторов.
Михаил Цителов скончался в Воронеже в 1974 году. Только в 1985 году Лили Пальмен сумела вернуться в Ленинград, а через два года умерла.
Незадолго до смерти записала в дневнике: «Все силы и знания я старалась отдавать любимой стране!».

Журнал: Тайны 20-го века №23, июль 2020 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Владимир Петров

Метки: СССР, биография, Тайны 20 века, самолёт, конструктор, авиация, двигатель, Швеция, Пальмен



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.