Михаил Миль: Авиаконструктор и его вертолёты

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Про таких авиаконструкторов, как Туполев, Ильюшин, Микоян, Сухой знают все. Про них написаны книги, снимаются фильмы. Созданные ими самолёты бороздят воздушное пространство. Но самую тесную связь неба с землёй осуществляют всё-таки большие «стрекозы» — вертолёты, или, как их ещё называют, геликоптеры. Стоит заговорить о них, как сразу вспоминается имя гениального конструктора винтокрылых машин Михаила Леонтьевича Миля.

Фото: авиаконструктор Михаил Миль, интересные факты

С мыслью о небе

Он родился 22 ноября 1909 г. В Иркутске в интеллигентной еврейской семье. Отец, проработав 20 лет инженером на золотых приисках, перешёл служить на железную дорогу. Мать, Мария Ефимовна, в молодости первая красавица Минска, работала зубным врачом. Мечтала, чтобы сын стал великим художником или музыкантом. Несмотря на трудное время — революция, Гражданская война, нанимала для него репетиторов и учителей. Но Михаил, великолепно рисовавший и музицировавший, пошёл по стопам отца, истинным призванием его стала техника. Буквально все подростки бредили тогда авиацией. В 16 лет Миша Миль поступил в Томский политехнический институт, где сразу же организовал планерный кружок.
Но учился недолго, через два года его исключили «за непролетарское происхождение». Кто-то из сокурсников написал донос, где в красках изобразил — о, ужас! — мягкую мебель в доме Милей.
Михаил уехал в Новосибирск, где устроился на кожевенную фабрику лаборантом. Через год он, уже как истинный пролетарий, поступил в Новочеркасский политехнический институт на недавно открывшееся авиационное отделение.
Тогда же его товарищ по учёбе Михаил Захаров рассказал, что в Англии испанский конструктор Хуан Сиерва испытал диковинный летательный аппарат с необычным названием автожир. Вскоре выяснилось, что и под Москвой в Центральном авиационном государственном институте под руководством Николая Камова ведутся работы над созданием подобной машины.

Первым делом самолёты

Камову понравился талантливый студент. После окончания вуза он пригласил Миля в своё КБ. В 24 года Михаил стал начальником бригады аэродинамики отдела особых конструкций ЦАГИ. Миль конструировал лопасти практически для всех разрабатываемых в отделе автожиров и геликоптеров. Активно участвовал в разработке ряда теоретических проблем. Товарищи оценили его удивительную способность не только анализировать неудачи и промахи, а докапываться до сути проблемы. Установив причину, Михаил предлагал новые конструктивные решения и добивался их выполнения. Мягкий и неконфликтный в повседневной жизни, он умел быть напористым и принципиальным, когда речь шла о защите своего дела.
Надо заметить, что конструирование геликоптеров и автожиров считалось тогда малоперспективным направлением. Основное внимание уделялось созданию и совершенствованию самолётов. Военные — главные заказчики и финансисты авиационных разработок — считали вертолёты чем-то вроде игрушек. Дескать, летают медленно и на малой высоте, разве сравнишь с самолётом или дирижаблем? Поэтому Камова, Миля и других сотрудников КБ часто отвлекали для решения задач самолётостроения.
Перед войной был сформирован отряд автожиров, однако в боевых действиях от него оказалось мало проку. Предприятие, где трудился Миль, расформировали, а его самого эвакуировали в посёлок Билимбай Свердловской области, где Михаилу предстояло заниматься усовершенствованием боевых летательных аппаратов. В свободное от основной работы время он, чуть ли не в тайне от других, конструировал вертолёт. Часть расчётов делал с помощниками, что называется, легально, а вот над созданием хвостового винта будущей «вертушки» корпел по вечерам.

«Битва» с генералами

Во время войны Миль написал письмо Сталину о перспективах развития вертолетостроения. Оно дошло до «хозяина». И несмотря на то что окружение вождя, консультанты и советники, было против, глава государства — это случилось уже после Победы — приказал создать конструкторское бюро для проектирования вертолётов. Миль был назначен руководителем. Два первых опытных образца оказались неудачными. В первом во время полёта на высоте замёрзла смазка, и лётчик был вынужден катапультироваться. Во втором отказала трансмиссия, вертолёт разбился, пилот погиб. Оппоненты и критики тогда на все лады ругали конструктора, а испытатели отказывались летать на «вертушках». Однажды Миль услышал за спиной шёпот: «Вон конструктор идёт, он лётчика убил».
И всё же ему позволили сделать ещё одну машину, третью по счёту. Она решала и судьбу своего создателя, и судьбу всего КБ. Однажды на пороге кабинета Миля вырос известный тогда лётчик Всеволод Винницкий:
— Хочу летать на вертолёте!
Миль только порадовался такому желанию. Пилот не подвёл, испытания ГМ-1 с номером 3 были успешными. А в 1949 году на базе опытного образца был создан первый советский вертолёт Ми-1. Тот самый, на котором позже было установлено 27 абсолютных мировых рекордов.

Спасение пришло с неба

Ми-1 запустили в серию в транспортном, сельскохозяйственном и санитарном вариантах. И только генералы из министерства обороны «прокатили» новинку, вновь посчитав ненужной своему ведомству. Однако получили предметный урок во время Корейской войны 1950-1953 годов. Тогда одно из подразделений американской армии было окружено в непроходимых лесах, и его полное уничтожение было лишь делом времени. Но прилетели вертолёты, выбросили верёвочные лестницы и спасли военнослужащих.
Учитывая опыт потенциального противника, Сталин вызвал в Кремль авиаконструкторов Яковлева, Камова и Миля, поставив им задачу — создать вертолёт для переброски десанта. Миль решил делать такую машину на базе Ми-1. Первые образцы будущего Ми-4 были из дерева и ткани, оказались капризными в управлении. Однако вскоре ОКБ Миля разработало совершенно новую конструкцию лопастей и корпуса «вертушки» — из металла.

«Сдались» на милость победителя

В 1959 году Н.С. Хрущёв побывал в Америке и прокатился на личном вертолёте президента США Эйзенхауэра, построенном на фирме Сикорского. Первому секретарю ЦК КПСС так понравилась эта машина, что, вернувшись из США, он поручил Милю сделать надёжный вертолёт для собственных нужд. Принимал работу лично и потребовал, чтобы конструктор поднялся в воздух вместе с ним.
А вскоре грянула американо-вьетнамская война, в которой главным ударным оружием американцев были не «фантомы» и авианосцы, а вертолёты Bell UH-1, «Ирокез». «Ирокезы» доставляли десантников, эвакуировали раненых, охотились за вьетконговца-ми. Снайперы и пулемётчики, кружа на вертолётах над лесами и болотами, безнаказанно уничтожали партизан. «Ирокез» доказал, что наступила новая эпоха, когда главным преимуществом в войне становилась мобильность воинских подразделений.
Хрущёв поручает Милю создать аналог американского «Ирокеза». И конструктор с блеском выполнил задание. Это был Ми-8 — экономичная, надёжная и относительно простая в эксплуатации машина. Но интересно вот что. В 1964 году, после отстранения Хрущёва от власти, командование ВВС не приняло Ми-8 на вооружение. Для Военно-воздушных сил было куплено всего лишь несколько десятков машин — так сказать, для апробации. Что это, генералы-ретрограды?… Назвать их так было не с руки, ведь во главе армии стояли маршалы Советского Союза Жуков, Малиновский, другие прославленные военачальники. Даже командующий ВДВ генерал Маргелов, знаменитый «дядя Вася», и тот скептически отнёсся к «вертушкам». А прославленный лётчик-испытатель Марк Галлай и вовсе назвал вертолёт «заумной игрушкой».
Но Миль не сердился на своих оппонентов, утверждая, что «опираться можно только на то, что сопротивляется». И делом доказал свою правоту.
В июне 1965 года Советский Союз представил на международном авиасалоне в Ле-Бурже одну из самых представительных экспозиций. Вертолёты КБ Миля Ми-8, Ми-6 и «летающий кран» Ми-10 произвели подлинную сенсацию среди специалистов. На милость победителя «сдались» тогда и генералы министерства обороны, сполна оценив достоинства Ми-8. Вскоре он стал использоваться как десантный, транспортный и санитарный вертолёт, а также в качестве летающего командного пункта и постановщика мин. Достаточно сказать, что во время войны в Афганистане все свои операции советские ВДВ осуществляли с помощью винтокрылых машин Ми-8 и Ми-24.

Самый массовый в мире

Начиная с июля 1961 года в СССР было выпущено более 17 000 вертолётов Ми-8 и его модификаций. Сейчас они эксплуатируются более чем в 50 странах мира, в том числе в США, Китае, Индии, Венесуэле, ЮАР.
После триумфа на смотре в Париже КБ Миля приступило к разработке вертолёта огневой поддержки — Ми-24. Михаил Леонтьевич называл его воздушной боевой машиной пехоты. Здесь он во всём блеске проявил себя как аэродинамик. Но в 1967 году конструктора настиг обширный инфаркт, надолго приковав к постели.
Спустя два года, осенью, состоялся первый полёт вертолёта Ми-24. Его создатель присутствовал на испытаниях. А в январе семидесятого гениальный конструктор ушёл из жизни. Но продолжает жить и работать его КБ, где создаются новые и модифицируются старые образцы винтокрылых машин. Право, уже и не сосчитать, сколько миллионов небесных миль «накрутили» вертолёты Миля.

Журнал: Тайны 20-го века №29, июль 2012 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Эрик Аубакиров

Метки: СССР, биография, Тайны 20 века, конструктор, авиация, техника, вертолёт, Миль




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —