Ракеты инженера Тихомирова

На карте обратной стороны Луны между двумя большими кратерами Кондратюк и Кибальчич находится кратер Тихомиров. В честь кого он так назван? Кто этот Тихомиров, и чем заслужил он столь высокую честь?

Фото: Николай Иванович Тихомиров, интересные факты

Тайное увлечение

В одном из московских архивов мне выдали «личное дело» Николая Ивановича Тихомирова с краткой автобиографией. «Я — химик, — писал он. — Слушал полный курс физико-математического факультета по химическому отделению. Специализировался по технической химии». Его заинтересовало сахарное производство. Так он оказался на Украине. Никто, даже его близкие друзья, не знали и не подозревали, что, работая на сахарном заводе, он в свободное время изобретал новый вид оружия — ракету, которая могла бы двигаться как в воздухе, так и под водой!
По воспоминаниям изобретателя, первые опыты над горючими составами он провёл ещё в студенческие годы. Тогда во время очередного эксперимента в лаборатории Московского университета произошёл сильный взрыв. Тихомиров чудом остался жив, однако нога и рука у него были серьёзно повреждены.
В Москве Николай Иванович Тихомиров жил с женой на Новослободской улице. Одну из комнат своей квартиры он отвёл под лабораторию и мастерскую. Она же служила ему и кабинетом. Нередко соседи по квартире слышали какие-то подозрительные хлопки: это сосед испытывал составы пороха для своей ракеты.
Прошло ещё три года, но по-прежнему никто не знал, чем занимается Тихомиров в своей домашней лаборатории. Работа между тем усложнялась. Проводить её в условиях городской квартиры становилось трудно и опасно. И Николай Иванович принял решение отдать своё изобретение на суд специалистов.

Дело государственного значения

На всю жизнь запомнились ему поездка в Петербург в 1912 году и заседание комиссии в Морском министерстве, где рассматривался проект его ракеты. Комиссия посудила, порядила, отметила новизну проекта. Тем дело и кончилось. Разочарованный и огорчённый возвратился Тихомиров в Москву. Исследования свои он, конечно, не оставил, но снова замкнулся и продолжал работать над своей «самодвижущейся миной» в одиночку.
От политики Николай Иванович был далёк, но события 1917 года коснулись и его. Опять ему пришлось идти на службу, теперь в Главкрахмал на чиновничью должность. Днём он был занят бумажной работой, а вечером и по выходным, как и прежде, возвращался к ракете. Очень скоро он понял, что жить спокойно, как раньше, уже не удастся.
Для новых властей он был элементом классово чуждым. Кто-то растратил казённые деньги, виновным же посчитали Тихомирова и арестовали. Тогда-то он и решил опять объявить о своём изобретении.
В начале мая 1919 года в Совет народных комиссаров пришло письмо от арестованного Тихомирова. В пакете лежали чертежи и объяснительная записка. Старый инженер (ему тогда шёл уже 63-й год) обращался к управляющему делами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевичу «по делу огромной важности». Он просил лишь об одном: посодействовать осуществлению его изобретения для «укрепления и процветания Республики». И ракета спасла Тихомирова. Более того, его изобретение признали «имеющим важное государственное значение».

Тихомировская лаборатория

Изобретателя освободили из-под стражи, выделили средства и разрешили создать специальную ракетную лабораторию. Официальное её название было «Лаборатория для разработки изобретений Н.И. Тихомирова». Бывая теперь по делам в Главном артиллерийском управлении, Николай Иванович познакомился там с инженером-пиротехником Владимиром Андреевичем Артемьевым, большим знатоком ракетного дела. Артемьев стал надёжным помощником Тихомирова, его правой рукой в разработке конструкции новой ракеты. Желая как можно скорее увидеть ракету «живой», Тихомиров и Артемьев нередко тратили на исследования собственное скромное жалованье.
Самое главное — удалось разработать бездымный пироксилино-тротиловый порох, который был в два раза мощнее дымного! Весной 1928 года Тихомиров и Артемьев на артиллерийском полигоне под Ленинградом произвели пуск ракеты с зарядом из бездымного пороха. Погода в тот день выдалась скверная. Но ракета уверенно прошла заданное расстояние. В Ленинграде располагалась мастерская, где изготовлялся ракетный порох, находился и испытательный полигон. Командировки в Ленинград затрудняли и замедляли дело. В конце концов было признано целесообразным перевести лабораторию Тихомирова из Москвы в Ленинград.

Снаряды для будущих «Катюш»

Лаборатория стала называться по-другому — Газодинамическая, или сокращённо — ГДЛ. Она разместилась на территории Петропавловской крепости, в Иоанновском равелине. Вокруг Тихомирова собрались настоящие энтузиасты ракетного дела. В 1928 году в ГДЛ пришёл военный инженер Георгий Эрихович Лангемак, специалист по теории пороховых ракет и замечательный исследователь. Через год в ГДЛ начал работать Валентин Петрович Глушко, будущий академик. О Тихомирове Глушко вспоминал: «Николай Иванович оказался статным человеком с окладистой бородой. Из под большого лба смотрели умные, выразительные глаза. Обаяние, эрудиция и организаторские способности Тихомирова, его увлечённость делом, страстное желание претворить свои идеи в жизнь вызывали глубокое уважение».
Пороховые ракеты, созданные в ГДЛ, летали все лучше, все дальше. Рождались реактивные снаряды для будущих «катюш». Но в лаборатории начались работы и над ещё более сложными жидкостными ракетными двигателями. Именно они понадобились через много лет для космических ракет и межпланетных кораблей. В.П. Глушко писал: «У Циолковского была теория, а нам предстояло воплотить эту теорию в практику, пойти дальше. Перед нами лежали тогда в полном смысле слова чистые листы бумаги и неизвестность».

Смотревший вдаль

Жидкое ракетное топливо — это две составные части, два компонента: окислитель и горючее. Пробовали в качестве горючего керосин, бензин, толуол, бензол, растворы бензола в бензине. Окислителями служили жидкий воздух, жидкий кислород, азотная кислота, окислы азота. Как подавать компоненты топлива: в смешанном виде или по отдельности? Каким способом подавать? Как поджигать топливо? Как охлаждать двигатель? Первые пуски продолжались всего доли секунды: двигатели не выдерживали высокой температуры, прогорали.
Иван Иванович Кулагин в 20-е годы прошлого века был инженером Газодинамической лаборатории. О Тихомирове он рассказывал автору этих строк: «Разносторонним был изобретателем. Коллегам своим предоставлял то, что теперь принято называть творческой инициативой. Задание давалось в общих чертах. Тихомиров формулировал идею, задачу и говорил: «Попробуйте проверить. Вот что хотелось бы получить». И больше в работу не вмешивался. Если идея оказывалась неверной, Николай Иванович принимал это спокойно, считая такой ход дела вполне естественным».
Тихомиров и сам вёл большую научную работу, несмотря на свой почтенный возраст. В 1929 году ему исполнилось 70 лет. Здоровье его было уже серьёзно подорвано. Лечение не помогло, и 28 апреля 1930 года Тихомиров скончался от сердечного приступа. Как он и желал, прах его был перевезён в Москву и предан земле на Ваганьковском кладбище. Много позже там появился памятник: на высоком постаменте — голова вдохновенного мечтателя, глядящего вдаль. Дело Н.И. Тихомирова продолжили его ученики. Оно уже не могло остановиться.

Журнал: Тайны 20-го века №14, апрель 2008 года
Рубрика: История техники
Автор: Геннадий Черненко




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —