Ростислав Алексеев: Конструктор экраноплана Каспийский монстр


Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Про такие аппараты трудно сказать, самолёты это или морские корабли. Наверное, они являются и тем, и другим. А называются они необычно — экранопланы. Сейчас во всём мире их немного, и все, можно сказать, опытные. Самые большие и мощные экранопланы построены в нашей стране.

Ростислав Алексеев: Конструктор экраноплана Каспийский монстр

Поразительный объект

В середине 60-х годов прошлого века американские разведывательные спутники «засекли» в Каспийском море поразительный объект. Стало ясно, что в Советском Союзе испытывается новое оружие — то ли корабль, то ли самолёт-ракетоносец.
Английский ежегодник «Джейн», сообщающий о новинках военной техники разных стран, писал: «Гигантская советская крылатая машина, использующая влияние близости воды, с размахом крыльев 40 метров, длиной более 90 метров, проходит испытания в Каспийском море. Они начались в 1965 году. Экраноплан имеет скорость около 560 километров в час».
Составители ежегодника не ошибались. Аппарат, о котором сообщалось, был действительно экранопланом невиданных размеров весом более 400 тонн! Недаром американские военные назвали этот чудо-аппарат «каспийским драконом».
Работа над ним считалась большой государственной тайной. Имя главного конструктора не разглашалось. Между тем оно было широко известно, но в связи с постройкой других кораблей. Да кто же не знал Ростислава Евгеньевича Алексеева, создателя целого флота пассажирских теплоходов на подводных крыльях: «Ракет», «Метеоров», «Спутников».
Нет, Алексеев не был родоначальником этой идеи. О существовании эффекта экрана узнали давно, ещё на заре авиации. Но создать достаточно надёжный экраноплан, тем более столь огромных размеров, до Алексеева никому не удавалось.

Динамическая подушка

Ростислав Евгеньевич заинтересовался экранопланами ещё в конце 50-х годов, когда выяснилось, что скорость 100-150 километров в час — предел для подводных крыльев. Чтобы преодолеть этот скоростной барьер, следовало корабль поднять из воды, заставить его лететь низко над её поверхностью — экраном — на высоте трёх-четырёх метров. Опорой для такого летающего корабля служил бы слой сжатого воздуха под крылом, возникающий при быстром движении, — так называемая динамическая воздушная подушка. Она делает экранопланы гораздо экономичнее и грузоподъемнее обычных самолётов.
Задумывая свои удивительные аппараты, Алексеев видел в них в первую очередь' военные корабли: транспортные, десантные, ракетоносные. Идеи Алексеева нашли поддержку у Н.С. Хрущёва. Под разработку боевых экранопланов были выделены большие средства, построены уникальные стенды и исследовательские лаборатории, организовано мощное конструкторское бюро.
На базе в Чкаловске прошли испытания более тысячи моделей летающих кораблей. Первый опытный экраноплан весом три тонны, разработанный в 1961 году, имел пару несущих крыльев. Схема оказалась неудачной, и Алексеев отказался от неё, выбрав другую, самолетную, с одним коротким крылом и высоким хвостовым оперением.
Этот 550-тонный, до сих пор никем не превзойденный аппарат Ростислав Евгеньевич назвал кораблём-макетом, сокращённо КМ, подчёркивая тем самым, что машина ещё опытная.

У острова Чечень

Именно об этом корабле-макете писал ежегодник «Джейн». Да, английский справочник был близок к истине, когда приводил параметры «каспийского дракона». Корпус его, напоминавший фантастическую рыбину, имел длину 92 метра. высоту от днища до вершины хвоста 22 метра, размах крыла — 37,6 метра. В носовой части корабля на пилоне были установлены восемь стартовых турбореактивных двигателей. Они обеспечивали взлёт тяжёлой машины. На хвостовом оперении стояли ещё два двигателя, тоже турбореактивных, маршевых, предназначенных для полёта.
Экраноплан-гигант был спущен на воду в городе Горьком (теперь Нижний Новгород) в марте 1966 года и около месяца шёл на буксире по Волге к Каспию. Как объект сверхсекретный, его вели с отстыкованными крыльями и накрытым маскировочной сеткой. Шли только по ночам, а днём останавливались в укромных местах.
Испытательной базой стал безлюдный остров Чечень близ Каспийска, городка около Махачкалы. В первый полёт 18 октября 1966 года Алексеев вывел экраноплан сам. Произошло это ранним утром, на рассвете. Заревели двигатели, корабль помчался вперёд, оторвался от воды и полетел на высоте нескольких метров, как и было задумано. Начались дни испытательных рейсов над Каспийским морем и сушей.
Экраноплан развивал скорость до 500 километров в час, был маневренным и позволял «закладывать» такие крутые развороты, при которых конец крыла чуть ли не касался воды.

Десантный «Орлёнок»

Один из очевидцев полёта «каспийского дракона» вспоминал: «Наш баркас был уже недалеко от берега, когда со стороны моря стал нарастать рёв моторов. Мы увидели, что к нам быстро приближается непонятное железное чудовище — то ли самолёт, то ли корабль, мчащийся низко над водой. Мы растерялись и оцепенели. Когда нас разделяли метров сто, оно, заломив крутой вираж, стало поворачивать в сторону острова. Казалось, что крыло его вот-вот врежется в волны. Но нет — вода под ним будто прогнулась, чудовище выровнялось и продолжало свой ход к суше».
На государственных испытаниях Алексеев передавал управление экрано-планом профессиональным лётчикам. Управление же это имело свои особенности. Ошибки могли привести к серьёзной аварии, а то и катастрофе. И такое случилось 24 августа 1964 года во время испытаний экраноплана СМ-5. В море поднялся сильный ветер. Лётчики решили взлететь повыше, над волнами, но, оторвавшись от экрана, машина вдруг потеряла устойчивость, спикировала в воду и погубила пилотов.
Новый экраноплан — «Орлёнок» — был построен в 1972 году. Он также по виду напоминал самолёт, но был значительно меньше «каспийского дракона» и создавался как десантно-транспортный корабль. Загружаться он мог, выходя на берег. Тогда «белужий» нос корабля вместе с кабиной экипажа откидывался в сторону, и боевая техника свободно въезжала в его просторное чрево.

Вот это надёжность!

Ни одна страна в мире, кроме нашей, до сих пор не имеет ничего подобного. Ростислав Евгеньевич работал самозабвенно, почти не зная отдыха, презирая житейские блага. Трудности же подстерегали его на каждом шагу. Именно с «Орленком» произошёл случай, который сильно повлиял не только на будущее экранопланов, но и на судьбу их гениального создателя.
Был ноябрь. После шторма в море гуляли волны. Полёт требовал от экипажа предельного внимания. На борту экраноплана находились около 40 человек: испытатели, в том числе Алексеев, и члены технической комиссии во главе с заместителем министра судостроительной промышленности.
Корабль уже выполнил несколько заходов, когда стали отрабатывать посадку поперёк волны. Пилот сделал это так резко, что материал корпуса не выдержал удара о воду. Приборы в рубке моментально отключились. Алексеев выглянул в верхний люк, затем молча сел за штурвал и на глиссировании (скольжении по водной глади) повёл машину, коротко бросив: «На базу!».
Уже «дома», выйдя из экраноплана, все ахнули: у корабля… не было кормы, она оторвалась при ударе о воду. Ростислав Евгеньевич сказал тогда то ли в шутку, то ли всерьёз: «Кормы лишились, а дошли. Вот это надёжность!»

Корабли будущего

Однако в Москве, в министерстве, посмотрели на эту аварию иначе. Вывод был сделан категорический: экраноплан недостаточно прочен, а значит конструктивно недоработан. Авария стала удобным предлогом осадить уж слишком, по мнению чиновников, самостоятельного и своевольного конструктора.
Под предлогом освобождения от административных забот Алексеев был снят с должности начальника ЦКБ. В его подчинении остались два конструкторских отдела. Затем Ростислава Евгеньевича перевели на ещё более скромную должность.
Последней разработкой Алексеева стал экраноплан «Лунь» весом свыше 400 тонн. На «спине» этого корабля были установлены шесть контейнеров со сверхзвуковыми противокорабельными ракетами.
Ростислав Евгеньевич не дожил до испытания своего летающего ракетоносца. Он скончался от тяжёлой болезни 9 февраля 1980 года в Горьком на 64-м году жизни.
Финансирование разработок экранопланов после смерти Алексеева значительно сократилось. Сильно снизились темпы работ. Построенные корабли ржавели на Каспии.
Уже после смерти Алексеева на основе военного экраноплана «Лунь» был разработан летающий корабль «Спасатель», предназначенный для оказания помощи при морских катастрофах. Началась его постройка. Но, видно, время гигантских экранопланов, о которых мечтал Алексеев, ещё не пришло. А оно, несомненно, наступит. Вот тогда и потребуются, как воздух, идеи и труды великого конструктора.

Журнал: Тайны 20-го века №11, март 2013 года
Рубрика: История техники
Автор: Геннадий Черненко

Метки: СССР, Тайны 20 века, корабль, самолёт, конструктор, Алексеев, экраноплан, Каспийское море




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —