Врач Матвей Яковлевич Мудров — вклад в медицину

Матвей Яковлевич Мудров — всемирно признанный врач-терапевт, практически единолично сформировавший и воспитавший отечественную терапевтическую школу. Первым в России он ввёл опрос больного и составление истории болезни, разработал схему клинического исследования пациента, внёс большой вклад в становление военной гигиены.

Врач Матвей Яковлевич Мудров — вклад в медицину

Уроженец Вологды

Родился Матвей Мудров 23 марта (3 апреля) 1776 года в Вологде в семье священника девичьего монастыря. Отец обучил детей грамоте, в том числе латыни, на всю жизнь привил любовь к книге. Учился Матвей сначала в Духовной семинарии, затем при посредничестве знакомых смог поступить в гимназию при Московском университете. Семья Мудровых была отнюдь не богата, так что абсолютно всего Матвею приходилось добиваться самостоятельно. Там, где другие могли позволить себе заплатить, он всегда брал умом и сообразительностью. Преподаватели быстро заметили одарённость молодого человека, и всего через год он был переведён на первый курс медицинского факультета самого университета. Там он быстро стал одним из лучших студентов и по окончании обучения получил сразу две золотые медали. В годы учёбы он, как подающий большие надежды студент, был приглашён для лечения болевшей оспой дочери профессора географии Харитона Андреевича Чеботарева — Софьи, на которой в скором времени и женился.
Затем два года Мудров практиковался в Петербурге, после чего был откомандирован за границу набираться теоретических и практических знаний. Пять лет он провёл во Франции и Германии, став одном из любимых учеников сразу нескольких выдающихся специалистов в области медицины. Уже тогда, одновременно с работой и обучением, Матвей Мудров занимался исследовательской деятельностью. За рубежом он написал научную работу о самопроизвольном отхождении плаценты и отправил её в родной Московский университет. Там работу эту сочли столь значимой, что зачли ему как докторскую диссертацию.
Вернувшись домой вместе с отступавшей после поражения под Аустерлицем русской армией, Мудров получил в Москве должность профессора, однако был сразу направлен работать заведующим военным госпиталем в Вильно. Там он смог в самом лучшем свете продемонстрировать все свои таланты и навыки. Мудров эффективно лечил солдат от самых разнообразных заболеваний в условиях острой нехватки ресурсов. Справился он и с массовыми заражениями дизентерией или, как тогда говорили, «заразительным кровавым поносом». Параллельно с работой он находил время и для научной деятельности, написав труд по полевой хирургии, который позже был высоко оценён мировым медицинским сообществом.

Преподавательская деятельность

Вернувшись в 1808 году в Москву, Мудров занялся преподавательской деятельностью. Опираясь на полученный опыт, он много внимания уделял подготовке материалов по военной хирургии и гигиене. Как терапевт-гигиенист Мудров видел задачу военной гигиены в сохранении здоровья и предупреждении болезней военнослужащих. Наряду с лечебными мероприятиями важное значение он придавал гигиенической обстановке, разумному питанию, чистоте воздуха, постели, чередованию бодрствования и покоя. Спустя два года он стал и руководителем клинического института. Во время Отечественной войны 1812 года вместе с другими преподавателями был переведён в Нижний Новгород. Вернувшись на следующий год в столицу, он активно занялся восстановлением сгоревшего университета и даже пожертвовал свои книги для его библиотеки. Тогда же Мудров произнёс свою знаменитую речь, впервые для большой аудитории рассказав на русском языке об учении Гиппократа и его клятве, ныне ставшей единой для всех врачей мира.
Работа поглотила его целиком. Временно отложив исследовательскую деятельность, Матвей Яковлевич сосредоточился на преподавании, одновременно работая в Медико-хирургической академии и занимаясь формированием собственного клинического института. Одной из важнейших задач он считал воспитание молодых специалистов, которые смогли бы перенять его знания и продолжить развитие отечественной терапевтической школы, с чем прекрасно справился. Многие его ученики действительно стали выдающимися специалистами и внесли ощутимый вклад в развитие медицины. Достаточно сказать, что среди его учеников был выдающийся хирург Николай Иванович Пирогов.
Мудров оказывал серьёзное нравственное влияние на студентов. Стремясь воплотить в своих учениках «идеал Гиппократова врача», он призывал их быть сострадательными и милосердными, гуманно относиться к больным, сам при этом являя яркий пример для подражания. «Научитесь прежде всего лечить нищих, — говаривал студентам Матвей Яковлевич. — Богатого легче вылечить. Бедняку же и снадобье из аптеки выкупить не на что».
Профессору Мудрову принадлежит много интересных высказываний. Так, он говорил: «Бодрое настроение — это лекарство, которое может помочь и тогда, когда все другое не помогает». «В болезнях надобно с корня начинать лечение, то есть с причин, тогда и ветви её, или припадки болезни, сами по себе иссохнут и отпадут». «Одна и та же болезнь, но у двух различных больных требует весьма разнообразного лечения». «Врач без книг, что рабочий без рук».

Прошение об отставке

Матвей Яковлевич был семейным врачом Голицыных, Муравьевых, Чернышевых, Трубецких, Лопухиных, Оболенских, Тургеневых и других именитых семейств. С самых первых дней своей практики он скрупулёзно записывал в тетрадки и собирал истории болезней пациентов. В них имелись подробные записи о диагнозе, особенностях течения болезни и о тех средствах, которые применялись для лечения и их эффективности. Тяжелобольных в историях болезни Мудров подчёркивал одной, двумя или тремя чёрточками, в зависимости от того, как часто должен был их посещать. По истечении года тетрадки переплетались, и на обложке золотом наносился год работы. За 22 года врачебной практики он собрал целых 40 томов. Ни один врач в Москве, даже самый именитый, не мог похвастать подобным собранием практических наблюдений. Мудров в любой момент мог найти историю болезни того или иного пациента и воскресить в памяти способ его лечения. Многие годы спустя бывшие пациенты обращались к Мудрову с просьбой отыскать в его книгах рецепт препарата, которые им помог.
Вплоть до 1825 года профессор Мудров занимался исследованиями и преподаванием, создав немало научных трудов и учебных материалов, которыми пользовались даже несколько поколений спустя. За это время его трижды назначали деканом медицинского факультета МГУ. Он же, в свою очередь, использовал все своё влияние на развитие здравоохранения в стране. Однако с вступлением на престол Николая I в России началось наступление на все передовое. С большим трудом Мудров проработал ещё три года, после чего подал в отставку.

Борьба с холерой

Последним важным этапом в жизни этого выдающегося учёного стала его борьба с холерой. Эта страшная болезнь в 1829 году пришла в Россию из Ирана и быстро достигла Поволжья. Течение её было крайне тяжёлым, половина заболевших умирали. Мудрова назначили членом центральной комиссии, занимавшейся борьбой с этим смертельным заболеванием. Он выехал в Саратов, где находился один из эпицентров распространения холеры. Принятые им меры позволили значительно сократить число заражённых, помогли многим людям выжить. В Поволжье эпидемия пошла на убыль, однако весной 1831 года холера появилась в Петербурге. Первые же случаи заболевания вызвали всеобщую панику. Мудрова, как специалиста, имевшего большой опыт борьбы с эпидемиями, пригласили в столицу. Там он заразился и вскоре умер. Как и многих жертв эпидемии 1831 года, Матвея Яковлевича похоронили на холерном кладбище, которое находилось на территории церкви Святого Самсона, на Выборгской стороне. Со временем могила его затерялась.
За 54 года своей жизни этот выдающийся человек сумел внести кардинальные изменения в российскую медицинскую систему, взяв лучшее от европейской школы и добавив к этому результаты собственных исследований и практики. Известный критик и мемуарист Михаил Александрович Дмитриев писал: «Мудров был человек очень умный и глубоко верующий: вся жизнь его свидетельствовала об этих двух качествах. Как медик он имел кроме знания и опытности тот орлиный взгляд, который разом проникает в причину и седалище болезни, и в то же время он приступал к лечению всегда с внутреннею молитвою. Он много потрудился для страждущего человечества, и память его да будет в благословениях! Как врач, кроме науки и опытности он отличался ещё и верно-стию и простотою взгляда на болезнь; проницательным оком ума он мгновенно определял причину недуга и действовал на неё непосредственно и уверенно. Лекарств многосложных он не любил; все, предписываемые им, были обыкновенно просты и недороги. Он не поражал болезнь, а ограждал натуру больного. Я помню, он говаривал мне о своей методе: «Я на болезнь не нападаю; что мне до ней за дело: пускай идёт своим порядком! Я от неё только отстреливаюсь и защищаю больного!». Вместе с этим его благочестие и твёрдая воля много действовали к облегчению страждущего. Другого Мудрова не было и не будет!».

Журнал: Тайны 20-го века №18, апрель 2020 года
Рубрика: Великие имена
Автор: Виктор Бумагин

Метки: биография, Тайны 20 века, болезнь, лечение, медицина, врач, терапия, Вологда, Мудров



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —