Юрий Кнорозов: Расшифровка письменности майя

Советский и российский историк, этнограф, лингвист Юрий Кнорозов первым в мире сумел дешифровать письменность индейцев майя, чем произвёл фурор в научном мире и удостоился многих престижных наград.

Фото: Юрий Кнорозов — интересные факты

Колдовская травма

Юрий Валентинович родился 19 ноября 1922 года в селе Пивденном Харьковской области в семье инженера. Жестокий и сумбурный XX век с его революциями, войнами, лишениями, репрессиями и перегибами предложил Юрию жизненную дистанцию с таким набором испытаний, какие сумел бы пройти далеко не каждый. Кнорозов смог — вопреки суровым временам, наветам недоброжелателей и интригам завистников.
Посвятив свою жизнь раскрытию тайн индейцев майя, Кнорозов признавал, что и его собственная жизнь была полна тайн и мистических предзнаменований.
Когда ему исполнилось пять лет, произошло событие, которому сам учёный придавал впоследствии огромное значение. Он играл с братьями в крокет на полянке у дома и получил сильнейший удар крокетным шаром по голове, после чего почти лишился зрения — которое, к счастью, усилиями врачей вскоре восстановилось. В своих воспоминаниях Кнорозов назвал этот инцидент «колдовской травмой», считая, что именно она стала мостиком к будущим научным озарениям. И со свойственной ему самоиронией давал рекомендацию: «Будущих дешифровщиков надобно непременно бить по башке, только не ясно — как».
Родители подмечали любовь сына к домашним животным. Мальчик каким-то непостижимым для окружающих образом находил общий язык с козами и курами, коровами и собаками. Но особой его любовью пользовались представители кошачьего племени. Эта привязанность сохранилась на всю жизнь. Уже став знаменитым учёным, Юрий Валентинович называл любимую сиамскую кошку Асю соавтором своих научных трудов, что воспринималось коллегами не иначе как очередная причуда гения. И самой любимой фотографией Кнорозова была та, где он с Асей на руках.

Любимый предмет

Научившись читать в четырехлётнем возрасте, Юра к семи годам перечитал множество книг из богатой домашней библиотеки. Но наибольший интерес он проявлял к истории, которая стала его любимым предметом в школьные годы.
На досуге Юра рисовал, играл в музыкальной школе на скрипке, писал стихи и рассказы. Приятели обожали слушать его придуманные на ходу фантасмагорические истории о путешествиях в дальние страны.
В 1941 году Кнорозов окончил два курса исторического факультета Харьковского университета. На последние деньги молодой человек покупал книги и часто питался одним лишь хлебом, запивая его водой.
Дальнейшие планы Юрия перечеркнула война. Он был признан невоеннообязанным по состоянию здоровья, и в сентябре 1941 года его направили в Черниговскую область на строительство оборонительных сооружений. В ноябре 1941 года он оказался на оккупированной территории и, по его воспоминаниям, «блуждал по Харьковской и Полтавской областям, добывая при этом пропитание для старухи-матери».
Когда захватчики были изгнаны, Юра решил продолжить образование. Он сумел сохранить зачетную книжку, что помогло ему оформить перевод на исторический факультет Московского государственного университета. Там Кнорозов реализовал своё увлечение историей Древнего Востока, допоздна просиживал в библиотеке, штудируя научные труды по этнографии, египтологии и лингвистике.
В марте 1944 года Юрий всё-таки был призван в армию, служил в школе младших специалистов — ремонтников автомобильных частей, а победу встретил телефонистом 158-го артиллерийского полка Резерва Верховного Главнокомандования.

Неразрешимая проблема?

В декабре 1945 года знакомый офицер подарил Юрию две книги, привезённые в качестве трофея из Германии. Они во многом определили будущую научную судьбу молодого человека. Первая принадлежала перу францисканского монаха Диего де Ланды и называлась «Сообщение о делах в Юкатане». Авторами'второго фолианта — «Кодексы майя» — были братья Вильякорта. Загадочный мир индейского племени прочно завладел воображением Юрия. Он перевёл обе книги с испанского, но на время отложил эти переводы, так как увлёкся шаманскими практиками народов Средней Азии. Именно их изучению он посвятил свою дипломную работу.
В дальнейшем молодой специалист работал в московском отделении Института этнографии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая АН СССР и много месяцев провёл в Узбекской и Туркменской ССР, участвуя в работе Хорезмской экспедиции. Работая в Средней Азии, Кнорозов занимался изучением специфики взаимоотношений кочевых этнических групп и осёдлых цивилизаций в регионе от древних времён до периода экспансии Российской империи.
В то время он прочёл книгу немецкого исследователя Пауля Шелльхаса под названием «Дешифровка письма майя — неразрешимая проблема». Эта публикация подстегнула его интерес к письменам майя и резко изменила научные планы. В общении с коллегами Юрий часто повторял:
— Не согласен с Паулем — уверен, что письменность майя можно и нужно расшифровать. То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим.
Этой позиции он придерживался всю свою жизнь.
Большую роль в его научной биографии сыграл профессор Сергей Александрович Токарев. Он способствовал переезду молодого учёного в Ленинград и помог ему стать сотрудником Музея этнографии народов СССР, где тот занимался, по его словам, «черновой музейной работой без всяких претензий».

Первые результаты

Однако при малейшей возможности Юрий обращался к главной задаче, которую поставил перед собой, — расшифровке иероглифов майя. Его ничуть не смущал тот факт, что светила мировой лингвистики много раз пытались найти ключ к древним письменам, но им это так и не удалось.
По словам ученицы Кнорозова — Галины Ершовой, «письменность американских индейцев майя больше похожа на комикс без слов, чем на привычный текст. Со стен, горшков, камней на читателя смотрят существа с жутковатыми гримасами в окружении причудливых фигур. Вскрыть этот код пытались с первой половины XIX века, когда Жан-Франсуа Шампольон сумел расшифровать египетские иероглифы на Розеттском камне. Ему удалось это сделать, сопоставив одну и ту же надпись на трёх языках. Тексты майя сравнивать было не с чем, оттого и задача перед учёными стояла неимоверно трудная».
Настало время, когда Кнорозов снова обратился к запискам Диего де Ланды, датированным 1566 годом. В них рассказывалось об отношениях майя и испанских завоевателей, вторгшихся на земли индейцев. Автор не скрывал, что в основу своей книги положил труды индейца с европейским образованием по имени Гаспар Антонио Чи. При тщательном изучении книги Кнорозова осенила гениальная догадка: индеец записывал майянскими знаками не звуки, а названия испанских букв. Он вдруг осознал, что алфавит из 29 знаков, приведённый в «Сообщении о делах в Юкатане», и есть волшебный ключ к дешифровке дотоле непонятных текстов.
Юрий ликовал, когда ему удалось прочесть первые знаки. Успех придал ему сил. День за днём он вгрызался в загадочные письмена и получал все больше читаемых знаков.
Но это было только начало. Кнорозов понимал, что в дальнейшем нужно непременно овладеть шрифтом и индивидуальным почерком писЦов майя, чтобы распознать все варианты начертания иероглифов.
Неимоверные усилия дали положительный результат — и в 1952 году Юрий впервые опубликовал статью о результатах дешифровки письменности майя.

Орден Ацтекского орла

В то время Юрий Валентинович уже работал в штате Кунсткамеры — ленинградском отделении Института этнографии АН СССР. Там он подготовил кандидатскую диссертацию, которую назвал так: «Сообщение о делах в Юкатане Диего де Ланды как этно-исторический источник».
Защита прошла в Москве 29 марта 1955 года. Уже на следующий день весть об этом событии всколыхнула научный мир. Кнорозов выступал на учёном совете всего три с половиной минуты, а в результате был удостоен звания не кандидата, а сразу доктора исторических наук.
Вне всяких сомнений, работа Кнорозова стала научной и культурной сенсацией не только в Советском Союзе, но и в мире. Зарубежные учёные недоумевали, как этому русскому удалось прочесть письмена майя, хотя он ни разу не был в Латинской Америке.
Храм Ягуара в Тикале, на вершину которого поднялся Юрий Кнорозов
— Ничего удивительного, — отвечал Юрий, — я же кабинетный учёный!
Полный перевод иероглифических рукописей майя Кнорозов опубликовал в 1975 году. За эту работу в 1977-м он был удостоен Государственной премии СССР.
Только в 1990 году выдающийся учёный осуществил свою мечту побывать в Южной Америке. Президент Гватемалы Винисио Сересо Аревало пригласил его в свою страну, организовал посещение исторических памятников и отметил заслуги учёного вручением Большой Золотой медали.
В 1995 году в посольстве Мексики в Москве Кнорозов был награждён престижным серебряным орденом Ацтекского орла, который вручается мексиканским правительством иностранным гражданам за исключительные заслуги перед страной.
До последних дней Юрий Валентинович работал в самых разных научных сферах — от дешифровки древних систем письма, лингвистики и семиотики до заселения Америки, археоастрономии, шаманизма, эволюции мозга и теории коллектива.
Великий дешифровщик покинул этот мир 30 марта 1999 года. Он совсем немного не дожил До знакового события: выхода в свет в Мексике трёхтомного издания под названием «Дешифровка, Каталог и Словарь Шкарет Юрия Кнорозова» (Сегодня Шкарет — огромный эко-парк в Мексике, — прим. ред.)
Последнее упокоение гениальный учёный нашёл на Ковалевском кладбище под Санкт-Петербургом.

Журнал: Тайны 20-го века №45, ноябрь 2019 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Владимир Петров

Метки: история, СССР, майя, Тайны 20 века, индейцы, расшифровка, письменность, лингвистика, этнография, Кунсткамера, иероглиф, Кнорозов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —