Алеутские острова — чем Россия заплатила за них?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В 1764 году по поручению Екатерины Великой к только что открытым Алеутским островам отправилась секретная морская экспедиция. Её целью было приведение тамошних туземцев в российское подданство и утверждение сбора ясака. Руководить экспедицией назначили капитан-лейтенанта Петра Кузьмича Креницына, а его помощником — лейтенанта Михаила Дмитриевича Левашова…

Фото: Алеутские острова — открытие, интересные факты
Когда в столицу Российской империи весной 1764 года прибыл курьер с секретным пакетом от сибирского губернатора Чичерина, императрица Екатерина Алексеевна только два года находилась у власти.

Пакет от губернатора

Чичерин доносил, что ещё в 1758 году, то есть за четыре года до того, как она сделала себя императрицей, камчатские купцы отправили на изыскание новых земель бот «Святой Иулиан». И в 1762 году, невзирая на неблагоприятные прогнозы, они вернулись живыми и рассказали, что побывали у самых далёких островов, которые зовутся Алеутскими, Умнака и Уналашка. И не только побывали, а привезли с собой много тамошней пушнины и привели туземцев в российское подданство. Правда, качественной карты составить не смогли, а рисованная углём и охрой сделана совсем без широт и меридианов, то есть для морского плавания совсем негодна. Так что просил губернатор прислать морских офицеров, чтобы они провели разведку и составили правильную карту.
Императрице затея понравилась. Алеутские острова были открыты ещё в середине 1740-х годов, когда сержант Басов и купец Санников плавали на восток от острова Медный и видели ближайшие островки Алеутской гряды. Видел их и морской геодезист Неводчиков, которого вместе с промысловиками занесло на Агатту, Атту и Семичи. Правда, слава у Неводчикова была дурной — сразу после возвращения с Ближних островов он попал под суд за «убийства алеутов, учиненные на островах». Геодезиста оправдали, а острова получили название, которого не имели — Алеутские. Правда, сами алеуты никогда себя алеутами не называли, но кто их, диких, спрашивал?
Островок Атту в 1750-е годы стал экспериментальной площадкой по разведению голубых песцов, которых привёз туда бот Толстых и Санникова. В те же годы дальше Ближних островов прошли Неквасин и Трапезников, Серебренников и Башмаков, Всевидов и Лазарев. Но их интересовало не открытие новых земель, а промысловая охота. Единственным человеком, дошедшим до самых далёких островков, был Гавриил Пушкарёв. Он зимовал на большом острове Алякса, то есть Аляска, не имея преставления, что это уже Америка.
Глотов и Пономарёв добрались до дальних островков Алеутской гряды. И до острова Кадьяк в одноимённом архипелаге у берегов Аляски.

Секретный приказ

Донесение Дениса Чичерина весьма заинтересовало Екатерину. Заинтересовало и насторожило. Ибо Чичерин сообщал, что на Алеутской гряде местные туземцы имеют «палаши и копья, зеркала и чернильницы». Уж бог весть, что подразумевали полуграмотные промысловики под «палашами, зеркалами и чернильницами», но императрица, а также тотчас же созванная ею комиссия по изучению чичеринского доклада решили, что туземцы торгуют с какими-то европейскими моряками и вполне себе владеют грамотой, раз им требуются чернильницы и перья, как потом был дополнен сей доклад. А появление иностранных судов поблизости от восточных берегов империи — непорядок. Так что на тайном заседании комиссия решила, что на изучение островов нужно срочно снаряжать два судна, нанести архипелаг на карту, описать, туземцев объявить подданными Российской империи, а также обследовать остров Кадьяк и ту самую «Аляксу», потому как выходило, что она может оказаться не островом, а более крупной землёй. К тому особым пунктом было записано, что пристальное внимание нужно уделить тем самым неизвестным судам, которые приходят к нашим берегам, и выяснить, что это за суда и каким странам принадлежат. Разумеется, комиссию интересовала возможность использовать острова для добычи ценного меха, а также шкур морского котика и тюленя. Но промысловый интерес основным не был.
Отправку экспедиции велено было держать в строгом секрете. Разработку операции поручили адмиралу Алексею Нагаеву, который предложил в капитаны своего бывшего подчинённого тридцатишестилетнего Петра Креницына как офицера бесстрашного, умного и не раз показавшего смекалку. Креницын же сам выбрал себе помощника — Михаила Левашова, весьма образованного молодого человека, которому едва перевалило за двадцать. Левашов был не только хороший картограф, он ещё и прилично рисовал. Впрочем, ни Креницын, ни Левашов до поры не знали о секретных приказах. Только подъезжая к Уралу, они узнали, вскрыв первый пакет, что будут исследовать не леса Камы и Белой, а направляются в Тобольск. В Тобольске же Чичерин, вскрыв второй пакет, объявил им о действительной цели путешествия. Правда, изучив секретные инструкции, он их дополнил и слегка изменил — промысловые суда заменил на военные корабли с пушками, а так как пригодных судов в Охотске не было — велел немедленно начать их постройку.

Экспедиция на край света

Постройка занимала не один месяц. Но и переезд из Тобольска в Охотск тоже требовал времени. Зимой двигаться не решили, выехали ближе к лету, а к берегам Охотского моря прибыли лишь в октябре 1765 года. Бригантина и гукор (парусное судно) всё ещё были не готовы. Так что оба офицера вынужденно руководили работами, и корабли удалось достроить лишь к осени следующего года. Креницыну и Левашову не терпелось выйти в море и достичь Командорских островов, где они думали перезимовать. Их предупреждали, что затея дурная и море в это время года сильно штормит. Но капитаны положились на удачу. Он взяли ещё два корабля из флотилии Охотского порта. В общей сложности в море вышли четыре корабля.
У берегов Камчатки они попали в сильный шторм. Бригантину выкинуло на берег, и пропало все, кроме казны. У гукора вышибло руль, когда он пытался подойти к берегу. Бот тоже сильно пострадал. А галиот разбило о скалы островка в Курильской гряде, и погибла почти вся его команда.
Креницын и Левашов решили восстановить суда, а если невозможно — использовать местные, старые или даже затопленные. Вместо пары месяцев они задержались на Камчатке до августа 1767 года. Им повезло, как раз из плавания на галиоте «Святая Екатерина» вернулся капитан Синдт. Галиот тут же включили в состав эскадры вместо совсем прохудившегося бота.
24 июля 1768 года из Нижнекамчатска вышли всего два корабля — галиот «Святая Екатерина» под командованием Креницына и гукор «Святой Павел» под командованием Левашова. В августе оба судна, едва не потеряв друг друга во время шторма, вошли в залив Калехта у островка Уналашка. В этот же день они впервые увидели алеутов, которые оказались недоверчивы и плохо шли на контакт. На другой день к ним сбежал от алеутов туземец с Кадьяка, он рассказывал ужасы, как алеуты режут русских моряков. Капитаны отнеслись к рассказу, как к байкам. И зря.
В сентябре во время осмотра берегов Аляски корабли потеряли друг друга из виду и вынуждены были зимовать врозь. Креницын вернулся на Уналашку и встал на зимовку в Макушинском заливе. Отношения с алеутами у него не сложились, провизия быстро кончалась, охота на зверя оказалась неудачной, и к весне от цинги погибла почти вся команда — 60 человек. Сам Креницын едва держался на ногах. Левашову повезло больше — он зимовал в удобном Капитанском заливе, где обычно вставали русские промысловики, алеуты там были более дружелюбны. И хотя зимовка была тяжкой, от цинги умерло только трое, а ещё двое ушли и не вернулись, и что с ними сталось — неизвестно. В конце весны Левашову удалось разыскать стоянку Креницына, и этим он спас своего командира — тот уже готовился к смерти, а вокруг ходили алеуты, которые тоже этого ждали.
Всё лето Креницын и Левашов занимались картографированием и описанием Алеутских островов. А осенью вернулись на зимовку в Нижнекамчатск. Следующей весной, незадолго до отплытия в Охотск, случайно потонула шлюпка Креницына. Теперь командовать экспедицией стал Левашов. Он же докладывал о результатах экспедиции в Петербурге. И хотя плавание к Алеутским островам стоило потери трёх кораблей и многочисленных человеческих жертв, заслуги Левашова были отмечены производством в капитаны второго ранга, а потом, буквально через месяц, в капитаны первого ранга. Туземцы стали считаться отныне подданными империи, а Алеутские острова — русской землёй.

Журнал: Загадки истории №37, сентябрь 2019 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Елена Филимонова

Метки: Екатерина II, эпоха Романовых, Загадки истории, Россия, остров, корабль, экспедиция, Санников, Северная Америка, Алеутские острова, Креницын, Левашов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.