Стивен Каллахэн. В дрейфе: 76 дней в плену у моря

«…Оглушительный взрыв перекрывает треск древесины и рокот моря. Я вскакиваю на ноги. Вдруг на меня обрушивается водяной вал, словно я очутился на пути разбушевавшейся реки. Откуда он хлынул — с носа, с кормы? Или снесло сразу половину борта?». Стивен Каллахэн — яхтсмен, путешественник, художник — вышел в море в ночь на 19 января 1982 года на небольшой яхте «Наполеон Соло» с Канарских островов. Через шесть дней его яхта затонула, но он успел надуть спасательный плотик…

Фото: Стивен Каллахэн — интересные факты

Одиночный дрейф

Он потерпел кораблекрушение и оказался на крохотном спасательном резиновом плоту в 450 милях к северу от островов Зелёного Мыса. Его плот мог только дрейфовать по ветру, а в подветренном направлении расстояние до ближайшей суши, Антильских островов, — 1800 морских миль.
Всего один человек в истории мореплавания пережил одиночный дрейф через Атлантический океан длительностью более четырёх месяцев. Произошло это в годы Второй мировой войны, а человеком, пережившим невероятное приключение, был английский моряк Пун Лим из Гонконга. Торговое судно «Бен Ломонд» было торпедировано в Атлантическом океане в 1600 милях западнее скал Сен-Пол 23 ноября 1942 года. Пуна подобрало бразильское рыболовное судно возле Салинополиса, у берегов Бразилии, 5 апреля 1943 года. Он провёл в море на жёстком плоту 133 дня! С тех пор прошло более 60 лет, и теперь подвиг англичанина пришлось повторить американскому яхтсмену.

Противостояние стихии

Море штормило, днём солнечные лучи ещё слегка отогревали скованного холодом человека на резиновом плотике, но по ночам ветер и волны бушевали ещё злее, и даже в субтропической зоне температура воды океана опускалась до 10°С, так что Стив Каллахэн вполне мог погибнуть от переохлаждения. Его сотрясал озноб, от которого не спасал насквозь промокший спальник, он мог отдыхать только урывками, поскольку волны постоянно накрывали плотик и приходилось вычёрпывать воду. Как вспоминал Каллахэн, грузное падение волн на плот или рядом с ним напоминало разрыв снаряда.
Кожу Стива, не просыхающую от солёной воды, усыпали сотни фурункулов, поясница, ягодицы и колени покрылись ссадинами, и морская соль разъедала гноящиеся раны. Плот был слишком мал, чтобы в нём можно было вытянуться во весь рост, и Стиву приходилось лежать на боку, поджав колени. Он постоянно подкачивал камеры плота едва работающим насосом, на что тратил много сил.
Пресной воды практически не было, Каллахэн установил себе жёсткий режим: полпинты в день (250 граммов). Выпивать по одному-единственному глотку примерно каждые шесть часов — это было жестокое, но необходимое требование. Морскую воду Каллахэн пить не решился, а входящий в комплект плота бортовой опреснитель работал плохо, давая не более 300 граммов пресной воды в сутки.
Однажды нижнюю камеру плота пробила акула, и Каллахен с помощью минимальных подручных средств закрыл пробоину. Временами он терял сознание, впадал в забытье.

«Я чувствовал себя богачом»

Иногда ему удавалось поймать рыбёшку, но порой он сам едва не становился добычей дорад, весьма больших рыб, длиной до метра, которые, рассерженные потерей своих сородичей, яростно атаковали плот.
Стив вынужден был есть попадавшиеся ему пучки водорослей и многочисленных их обитателей — крабиков и креветок, поселившихся на днище плота морских моллюсков (морских уточек). Однажды он умудрился поймать чайку, но избавиться от чувства голода ему не удавалось, все мысли были о еде и воде.
«Я был здесь один: от человеческого общества, богатства, от какой бы-то ни было роскоши меня отделяли тысячи миль пути, и тем не менее я чувствовал себя богачом: пятнадцать фунтов сырой рыбы покачивались, как бельё, на верёвке, натянутой поперёк плота», — записал он позже.
Каллахэн был близок к потере рассудка, эмоциональный стресс достиг предела и по самому незначительному поводу он впадал то в гнев, то в глубокую депрессию. «Тело было так измучено, что с трудом повиновалось командам рассудка. Тело хотело только покоя и избавления от физических страданий…».
Через 76 дней он увидел землю, остров Гваделупа, и был спасён рыбаками.

Всё изменилось…

Стив Каллахэн потерял 30 процентов своего веса — почти 20 килограммов, его организм был обезвожен, истощён и ослаблен. Через несколько дней сильно отекли ноги, начались колики в желудке, подскочила температура. Потребовалось полтора месяца, чтобы физическое состояние пришло в норму, восстановилась функциональная деятельность организма, опали отёки на ногах. Но через несколько месяцев Стив начал катастрофически лысеть, волосы выпадали в течение двух месяцев. Многочисленные рубцы на пояснице и ногах исчезли только на следующий год.
После этого уникального плавания у Каллахэна заметно изменился обмен веществ — если раньше ему требовалось трёхразовое обильное питание, то теперь было вполне достаточно двух раз, а зачастую — вообще одного раза.

Большая удача

«Что я вынес из этого плавания? — размышлял Стив Каллахэн, — Окрепла моя вера в безразличие морской стихии, в относительность понятий добра и зла и всех человеческих ценностей, в равенство всех творений Божьих и в собственную мою незначительность… Столкнувшись с голодом и жаждой, испытав на собственном опыте жестокие лишения и отчаяние, я научился по-настоящему сочувствовать1 тем миллионам земных обитателей, которые не знают в своей жизни ничего иного… Эта катастрофа вызвала у меня чувство утраты и надолго поселила страх в моей душе, но я решил не поддаваться страху и извлёк для себя полезный урок. Каждый человек может считать удачей, если ему за всю жизнь однажды выпадет серьёзное испытание… Когда я отчаиваюсь, когда чувствую себя одиноким и заброшенным, я утешаюсь молчаливым присутствием других людей, которым пришлось претерпеть большие страдания и которые сумели их пережить».

Журнал: Тайны 20-го века №31, август 2009 года
Рубрика: Сильные духом
Автор: Алексей Каздым




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —