Андрей Курбский: Как князь жил в изгнании?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Князь Курбский был удивительным человеком. С одной стороны — высокопоставленный аристократ-феодал, политик и полководец, с другой — просветитель, интеллектуал-гуманист, интересующийся античной философией и произведениями «отцов церкви». Чем не титан Возрождения?

Андрей Курбский: Как князь жил в изгнании?

Прах первого русского диссидента бесследно исчез

Можно не сомневаться: если бы Курбский не нашёл в себе мужества для побега за границу, он стал бы ещё одной жертвой сумасшедшего царя. Именно за то, что Курбский попытался сохранить себе жизнь, бросив в Москве жену и ближайших родственников, его до сих пор многие ненавидят.
Но у князя-беглеца, помимо вселенского эгоизма и немалого мужества, было и множество других заметных черт. Живя на чужбине, Курбский не пытался их скрывать и оставил о себе, скажем так, не слишком хорошую память у современников.

Бежать без оглядки

Андрей Курбский родился приблизительно в 1528 году. Он происходил из смоленско-ярославской ветви Рюрикова дома. В 1549-м он уже имел дворовой чин стольника. В августе 1550-го Грозный назначил князя на ответственный пост — воеводой в Пронск.
Особенно ярко князь проявил себя во время взятия Казани. А полное и безоговорочное доверие царя получил после победы над ханом Девлет-Гиреем в 1552 году. Особенно впечатлило царя то, что, несмотря на ранение, молодой полководец вновь сел на коня спустя 8 дней после тяжёлого увечья.
Уже в 1556-1557 годах царь ввёл князя в состав Избранной рады наряду с Алексеем Адашевым и духовником Грозного протопопом Сильвестром.
К началу войны с Ливонией Курбский был боярином и одним из приближённых людей государя. На войне он тоже проявил себя как храбрец и талантливый полководец. Боярин брал Нейгауз, Дерпт, Витебск.
Неизвестно, по какой причине, вскоре князь попал в немилость к Ивану Грозному. Хотя это могло случиться и в результате никому не заметного пустяка — брошенного впопыхах слова или слишком откровенного взгляда.
В ночь на 30 апреля 1564 года Курбский перешёл границу и оказался на территории Великого княжества Литовского.
Поступив на службу к королю, он получил ряд земельных владений — богатую ковельскую волость и город Ковель с замком, которые раньше принадлежали королеве Боне, староство в Крево, а позднее Смединскую волость. Уже зимой 1565 года он принял активное участие в походе польско-литовского войска на Великие Луки, командовал 15-тысячным отрядом. В 1575 году боролся против татар, которые нападали на Волынь.
Курбский не сторонился внутриполитической жизни. Так, он находился в Люблине в 1569 году, где состоялась уния между Польшей и Литвой, избирался депутатом от Волынского воеводства. Казалось бы, при такой бурной жизни не должно было бы оставаться времени для учёных занятий. Но князь усердно читал и писал. В результате увидели свет «Сборники Курбского», переписка с Иваном Грозным, сборник сочинений «О большом князе Московском».
Но чем ещё занимался князь Андрей на Волыни?

Чужой среди чужих

Известно, что правитель Литвы Сизигмунд Август не раз прибегал к тактике подкупа. В книге «Жизнь князя Андрея Михайловича Курбского в Литве и на Волыни», датированной 1849 годом, отмечалось: Сизигмунд Август сдержал своё обещание. Ковельская усадьба — это то, что Курбский получил за измену. Подарок щедрый, так как территория современной Старовыживщины, или Турийщины, считалась одной из богатейших в ковельском крае.
Получив щедрый подарок от короля, беглец стал наводить порядок во всех своих трёх владениях.
Курбской долгие годы был правой рукой царя Ивана Грозного. Другого управленческого опыта у него не было. Так что своими владениями он тоже управлял жёстко, по-диктаторски.
Во-первых, князь нередко поступал вопреки закону. Об этом говорили и его подданные, которые бежали вместе с князем. Неоднократно жители Волыни писали жалобы в суды, а иногда и убивали своих московских хозяев. Придворная знать, да и сам король такое поведение нового сановитого беглеца явно не одобряли. От «московского эмигранта» требовали беспрекословного подчинения основному закону — «Уставу Литовскому». Во-вторых, ковельские владения со временем перестали быть частной собственностью князя Андрея. Да, он мог ими пользоваться, но не продавать, ни отдавать под заставу, ни завещать потомкам не имел права. А в-третьих, титул князя, полученный в России, литовско-польские вельможи подвергали сомнению. И Курбский, не желая менять своё поведение и становиться законопослушным, решил стать своим среди властных кругов литовской знати.
Для этого князь решил жениться.

Чёрная вдова

Надо полагать, в вопросах женитьбы князь руководствовался трезвым расчётом. В роли невесты выступила дважды вдова, мать троих детей княгиня Козинская, в девичестве Гольшанская. Женщина была жестокой, била и обворовывала свою родную сестру, издевалась над слугами.
Но для Курбского она являлась оптимальной кандидатурой: ведь у неё имелось солидное приданое. Кроме того, она имела огромное влияние в знатных кругах.
Супруги были частыми гостями при дворе. Их совместная жизнь текла буднично и уныло: супруга была в возрасте и явно не интересовала Курбского как женщина. Тот больше занимался латынью, изучал Аристотеля, скучал. И тогда княгиня решила разбудить его интерес, для чего прибегла к колдовским методам. Однажды князь совершенно случайно нашёл в доме мешки с песком и волосом, свёртки с подозрительным составом и прочий колдовской инструмент. Рассвирепев не на шутку, князь, недолго думая, заточил супругу в темницу.
Об это стало известно всей округе. От князя потребовали, чтобы он выпустил несчастную женщину. Но Курбский был упрям и отказывался. Дошло до того, что в замок князя неоднократно наведывались послы от короля, судьи, придворная знать. На время их визита Курбский выпускал жену, а потом снова сажал её на хлеб и воду. И тем не менее Козинская любила мужа, о чём неоднократно заявляла.
Невзирая на эти заверения, Курбский не мог простить её попытки колдовства. В результате супруги развелись. Вскоре Курбский решил жениться в третий раз. На этот раз его невестой стала бедная, но горячо любимая Александра Семашко. Она росла сиротой, имела мягкий характер, была нежной и предупредительной, чем и покорила сердце строгого беженца.
В этом браке у Курбского родилось двое детей — дочь Марина и сын Дмитрий. Но счастье длилось всего лишь 4 года. В 1583 году Андрей Курбский скончался. Опальный воевода оставил жене скромное приданое. Уезжая в свои литовские владения, вдова забрала все имущество мужа, даже иконы в сооружённых им церквях и монастырях.
О жизни Курбского на Волыни, как ни странно, осталось очень мало свидетельств. Так, через три столетия после смерти Андрея Михайловича историк Иванищев пытался найти следы воеводы-эмигранта. Но даже в устных пересказах о князе человеческая память ничего не сберегла. Единственное, что долгое время оставалось на Ковельщине от беглеца, — сооружённые им деревянные церкви. Но со временем и они или сгорели, или разрушились от старости.
Что касается могилы Курбского в селе Вербки Ковельского района, то она тоже не сохранилась. Место погребения до сих пор ищут, хотя старожилы рассказывают: в конце 1950-х годов из Москвы на Вербский остров, где стоит церковь, приезжала комиссия из какого-то музея с целью поиска гроба Курбского. У приезжих была карта с указанным на ней местом захоронения. Они определили местонахождение могилы, извлекли из неё два белых металлических гроба и увезли в неизвестном направлении.

Журнал: Загадки истории №3, январь 2020 года
Рубрика: Легенды прошлых лет
Автор: Виктор Приходько

Метки: Загадки истории, Московская Русь, князь, смерть, закон, Иван Грозный, жестокость, предательство, Рюриковичи, побег, Курбский




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.