Бобби: Полиция Лондона, Скотланд Ярд

В этом году исполнилось 190 лет столичной полиции Лондона. Впервые в истории страны она заменила на улицах разрозненные отряды городской стражи и печально известные банды «охотников на воров», чтобы со временем стать образцовой, но и самой уязвимой в мире службой охраны общественного порядка.

Бобби: Полиция Лондона, Скотланд Ярд

Последние Чарли

Первые попытки организовать городскую стражу в Англии относятся ещё ко временам норманнского завоевания, но законодательно они были закреплены только в XIII веке в так называемом Вестминстерском статуте. Днём охрана порядка стала обязанностью всех подданных короля, а ночью нести службу стражника полагалось поочерёдно всем горожанам мужского пола начиная с 12 лет. Конечно, для добрых налогоплательщиков такая обязанность была тяжким бременем, поэтому они стали просто нанимать вместо себя людей, готовых отдежурить за них положенное. Эти наёмные стражники больше напоминали пьяный и вороватый сброд, которому не доверяли даже собственные наниматели.
В 1683 году в Лондоне был принят новый закон. Теперь в Сити, городском центре Лондона, сторожевую службу должны были нести не менее 1000 горожан еженощно. Этих стражников в народе окрестили «чарли» — по имени царствовавшего в то время Карла II Стюарта. Однако практика найма себе «соседа на замену» осталась прежней и даже была кое-где закреплена законодательно. Сами же чарли очень быстро превратились в посмешище, ибо должность эту, как правило, исправляли очень пожилые или увечные горожане, ни на что больше не годные.
Калеки чарли все ещё честно отрабатывали свои пенни, обходя с трещоткой ночной Сити, когда в 1763 году прогрессивный судья с Боу-стрит сэр
Джон Филдинг предложил создать на деньги горожан регулярные отряды стражей порядка. В итоге их так и назвали — боу-стритский пеший патруль. Лондон и окрестности охраняли 18 отрядов патруля. Получали патрульные немало, так что работали честно и от души. Нововведение оказалось настолько удачным, что вскоре свои отряды охраны правопорядка появились на Темзе, а в 1805 году была реализована ещё одна инициатива судьи Филдинга: на дороги выехал конный патруль, призванный бороться с грабителями. За свой наряд — красные жилеты под синими мундирами — их прозвали малиновками.
Таким образом, в столице страны и её окрестностях к 1829 году существовало восемь различных структур, занимавшихся охраной общественного порядка, включая анекдотических чарли. Но ни одна из них не занималась расследованием и тем более предотвращением преступлений. Эту функцию уже больше 100 лет удерживали «охотники на воров», созданные предприимчивым Джонатаном Уайлдом.

Охотники на воров

Родившийся в 1683 году в городке Вулверхэмптон, Уайлд довольно рано ощутил на собственной шкуре все прелести английского правосудия. Оказавшись в Лондоне в качестве подмастерья, Джонатан залез в долги, проворовался и сел в тюрьму, где провёл несколько интереснейших лет, постигая премудрости криминальной науки. Вышел он на свободу на все готовым жуликом и сразу же открыл контору по скупке и перепродаже краденого. Спустя время оборотистый Уайлд понял, что выгоднее продавать украденные пожитки самим хозяевам, и организовал невиданный бизнес. Он нанимал воров, свозивших к нему свой хабар, связывался с хозяевами и предлагал за отступные вернуть им утраченное имущество.
Начинание имело оглушительный успех. Уайлд открыл по всему Лондону несколько контор под легальной вывеской: «Бюро охотников на воров», сам раздавал заказы грабителям, давая им наводки на лакомых клиентов, и получал свой процент с каждой кражи в пределах Большого Лондона, сохраняя при этом вид общественного благодетеля, укрощавшего преступность.
До поры до времени государство охотно мирилось с его сомнительным предприятием, тем более что Джонатану удалось существенно снизить преступность в столице. Всех воров, которые отказывались жить по его правилам, он без колебаний сдавал городской страже, а остальные пикнуть боялись без указки всесильного Уайлда.
Но однажды его выдали собственные подчинённые, попавшиеся на заказанной им краже. Любопытно, что конец его успеху положил… моток кружев. Похищенное у вдовы рукоделие было возвращено лично Уайлдом, и власти смогли доказать в этом деле преступный сговор, хотя в самой краже обвинить его так и не сумели. Однако собранных доказательств оказалось достаточно, чтобы повесить Уайлда, что и было сделано в Тайберне 24 мая 1725 года.
С поимкой Уайлда деятельность его конторы стала сходить на нет, хотя предприимчивые люди, такие, например, как некий Макдэниел, продолжали зарабатывать на посредничестве между криминальным миром и жертвами преступлений. Конец этой афёре был положен, только когда за охрану правопорядка взялось наконец правительство.

Первые бобби

После создания боу-стритских патрулей порядка на улицах города стало значительно больше. Но эта городская стража оказалась бессильна остановить бунты, часто сотрясавшие столицу. Поэтому в 1829 году премьер-министр сэр Роберт Пиль добился утверждения Акта о столичной полиции. Муниципальные власти Лондона яростно сопротивлялись: с этого момента они полностью теряли контроль над полицией города. Комиссар, глава нового ведомства, подчинялся непосредственно министру внутренних дел, а рядовых полицейских набирали только за пределами Лондона и запрещали им голосовать, чтобы избежать влияния на них как со стороны местных политиков, так и со стороны все ещё активных «охотников на воров». Первое появление полицейских на улицах Лондона произошло в 18:00 29 сентября 1829 года. Нововведение не встретило восторга. Бедных бобби, как их прозвали лондонцы по имени Роберта Пиля, нередко просто закидывали тухлыми овощами. Им приходилось вступать в потасовки с солдатами — тех науськивали командиры, опасавшиеся конкуренции с полицией. На констеблей нападали пожарные, когда заставали их у горящих домов, потому что боялись, что бобби отнимут у них кусок хлеба. На них наезжали извозчики, когда констебли пытались регулировать дорожное движение: за каждого сбитого премия в полшиллинга от хозяина транспортной компании! Из-за участившихся случаев нападений кители констеблей, патрулировавших улицы, до 1839 года были снабжены специальными высокими кожаными воротниками, чтобы избежать удушения сзади. Вдобавок за все эти мытарства бобби получали смешные 3 шиллинга вдень…
И что же? Констебли «первого призыва» либо сами превратились в бандитов, либо устроились работать в частные охранные структуры.

Кровавая банда Пиля

Лондонские газеты ещё долго нападали на новорождённую полицию, окрестив её «кровавой бандой Пиля» и просто «пилерами» (созвучное с уничижительным французским словом fileur — «ищейка»), суды часто вставали на сторону откровенных бандитов в их спорах с полицейскими. Но благодаря кропотливой работе первых двух комиссаров полиции — полковника Чарльза Роуэна и барристера Ричарда Мэйна — полиция вскоре прочно вошла в число самых уважаемых институтов британского общества.

Безоружные стражи закона

Все полицейские комиссары со времён полковника Чарльза Роуэна отстаивают одно важное правило: констебли выходят на улицы без огнестрельного оружия, потому что они часть общества и не должны нести угрозы даже тогда, когда им самим может грозить опасность. Однако это правило, которому почти 200 лет, всё чаще вызывает дискуссии в английском обществе. Так, в сентябре 2012 года двое патрульных полицейских, Никола Хьюз и Фиона Браун, отправились на вызов по поводу ограбления дома в деревне Мортрем неподалёку от Манчестера. Прибывшие на место полицейские попали в засаду, устроенную экстремистом по имени Дейл Креган, который кинул в них гранату и обстрелял из винтовки. Оба констебля погибли на месте. Креган сдался в ближайшее отделение полиции, но это происшествие опять поставило на повестку дня вопрос о табельном оружии для полицейских.

Журнал: Все загадки мира №24, 25 декабря 2019 года
Рубрика: История вопроса
Автор: Виктор Аршанский

Метки: Англия, преступление, Все загадки мира, город, закон, Лондон, полиция, стража





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —