Фанни де Шуазёль-Прален: Чисто французское убийство

18 августа 1847 года, около то часов утра, по Парижу разнеслось страшное известие. На рассвете в своём доме в предместье Сент-Оноре была зарезана герцогиня де Шуазёль-Прален, дочь маршала Себастьяни, министра и посла короля Луи-Филиппа.

Фото: убийство Фанни де Шуазёль-Прален, интересные факты

Интрижка вельможи с гувернанткой стала причиной революции

Во второй половине дня префект полиции, увидев место преступления, в ужасе воскликнул: «Какая грязная работа… Это работа дилетанта… Убийца человек светский». Эти слова распространились по Парижу молниеносно.
Под подозрение сразу попал высокопоставленный муж убитой, Теобальд де Шуазёль-Прален, пэр Франции, главный советник, депутат, представитель одной из самых знатных семей Франции и, вдобавок ко всему, друг короля.

От жены к любовнице

В 1824 году Теобальд де Шуазёль-Прален предложил руку и сердце юной Фанни Себастьяни, единственной и горячо любимой дочери графа Ораса Себастьяни, преданного соратника императора Наполеона I.
Юному герцогу исполнилось тогда девятнадцать лет, а его невесте — семнадцать. Себастьяни, как любящий и заботливый отец, одарил обожаемую дочь поистине королевским приданым.
Больше десяти лет семейное счастье можно было назвать безоблачным. В браке родились девять детей — шесть девочек и трое мальчиков. Но любезность герцога по отношению к дамам и корсиканская ревность герцогини «агоняли на сияющий небосклон их брака хоть и редкие, но все же тучки.
Рождение двух последних детей основательно подорвало здоровье герцогини, она сильно располнела, её постоянно терзали острые боли. Именно состоянием здоровья Фанни де Шуазёль-Прален объяснялась потребность в гувернантке. 1 марта 1842 года на пороге их роскошного дома (кстати, собственности маршала Себастьяни, предпочитавшего жить на родной Корсике) появилась элегантная, изящная девушка с порочным взглядом и обворожительной, манящей походкой. 28-летняя Генриетта Делюзи, происходившая из хорошей семьи, хотя и была незаконнорожденной, получила отличное образование и имела солидные рекомендации.
Важным тоном Теобальд де Шуазёль-Прален очертил красотке круг её обязанностей по воспитанию детей, сделав несколько фривольных намёков.
Предприимчивая гувернантка клятвенно пообещала полное подчинение и уже через месяц обосновалась в постели пылкого Теобальда.
Их связь продолжалась несколько лет, что весьма возмущало не только светское общество, но и весь французский двор. Королева Мария-Амалия и король Луи-Филипп настойчиво пытались образумить расшалившегося сановника. Однако герцог де Шуазёль-Прален, воспользовавшись отсутствием прямых доказательств, продемонстрировал исключительную фантазию и представил себя жертвой досужих сплетников, избежав при этом, хоть и ненадолго, высочайшего гнева.
Только летом 1846 года терпению августейших супругов пришёл конец. В Ольмета-ди-Туда одно за другим полетели письма, настойчиво рекомендующие старому маршалу приехать в Париж, чтобы навести порядок в своих владениях.
Получив столь печальные известия, Орас Себастьяни тут же отправился в путь. Как истинный корсиканец, он готов был собственноручно вышвырнуть бесстыжую любовницу зятя из своего дома.
Генриетта сдаваться без боя явно не собиралась. Проявив невероятную расчётливость, гувернантка выторговала у герцога ежегодную ренту в 1500 ливров, после чего под давлением маршала в июле 1847 года собрала личные вещи и покинула ненавистный дом, громко хлопнув дверью.
А через месяц герцогиню Фанни де Шуазёль-Прален безжалостно убили в её собственной спальне.

Смертоносные слухи

Полную неприкосновенность герцогу Теобальду де Шуазёль-Пралену гарантировало звание пэра. Однако уголовный кодекс Франции позволял применить к высокопоставленным лицам законы уголовного права, если этого потребует общество. К вечеру дом герцога окружила толпа возмущённых людей — та самая общественность, руками которой часто вершится история.
Крепкие парни, да и просто зеваки, собравшиеся из самых разных районов Парижа, настроены были, прямо сказать, воинственно. Но постепенно задиристый пыл толпы поутих. Радуясь, как дети, прекрасной летней ночи, все расселись у края тротуара и до трёх часов утра упоенно рассказывали друг другу пикантные подробности этого чудовищного убийства, придумывая все новые и новые двусмысленные тонкости из жизни семейства Шуазёль-Прален.
Конечно же, герцогу надоела жена, которую никак не красило рождение множества детей, и он стал любовником соблазнительной гувернантки. Естественно, он пожелал устранить препятствие, отделяющее его от безмятежного сожительства с любовницей.
Как говорится, от простых сплетен до конкретного обвинения всего один шаг, который народ преодолел с лёгкостью и простой, обвинив мадемуазель Делюзи в том, что именно она нанесла герцогине первый удар.
На следующий день, 19 августа, Париж захлестнула новая волна сплетен. Поразительная новость, пулей облетевшая город, возможно, и не была правдивой. Кем был пущен этот странный слух — неизвестно, главное, в какое русло он направил стремительный поток исторических событий, остановить который было уже невозможно.
Оказывается, герцог Шуазёль-Прален убил свою жену не ради соблазнительных форм мадемуазель Делюзи, а ради спасения чести одной высокопоставленной дамы из королевской династии — герцогини Орлеанской, вдовы первого законного наследника французского престола.
Знающие люди уверяли, что в 1845 году, после трёх лет вдовства, молодая невестка короля стала любовницей герцога Шуазёль-Пралена, написав при этом несколько компрометирующих писем, случайно обнаруженных госпожой де Прален в секретере своего мужа.
17 августа разгневанная герцогиня с самым серьёзным видом пригрозила супругу, что устроит грандиозный скандал, передав находку оппозиционной прессе.
На следующее утро, пытаясь предотвратить постыдное разоблачение, Теобальд де Шуазёль-Прален вошёл в спальню жены и попытался силой забрать у неё документы. Упорное сопротивление герцогини настолько разозлило зарвавшегося вельможу, что он, не совладав с собой, убил жену самым жестоким способом.

Неудобный свидетель

20 августа, несмотря на бдительный контроль полиции, герцог Шуазёль-Прален, находившийся под домашним арестом, принял мышьяк и медленно умирал, так и не признавшись в преступлении.
Понятно, какие подозрения вызвало у общества такое поспешное самоубийство. Журналисты незамедлительно обвинили правительство в том, что именно оно снабдило герцога ядом: «Двор ликвидировал неудобного свидетеля».
Судьбоносный маховик был запущен и всё больше набирал обороты.
Чтобы хоть как-то успокоить общественность, 21 августа испуганный Луи-Филипп распорядился собрать палату пэров и высший суд.
Умирающего герцога препроводили в тюремную камеру, специально отведённую в Люксембургском дворце. До судебного разбирательства он не дожил. Вечером 24 августа Теобальд де Шуазёль-Прален скончался.
Палата пэров и генеральный прокурор поспешили прекратить уголовное преследование и закрыть дело. Только своевременное самоубийство герцога уже никак не могло повлиять на подмоченную репутацию королевского семейства.
Теперь разочарованные французы смотрели на своего располневшего суверена без всякого снисхождения. На их глазах мир, рождённый революцией 1830 года, приходил в упадок. Нерушимая тысячелетняя монархия как никогда была близка к исчезновению.

Долой короля!

В феврале 1848 года король, под давлением министра Франсуа Гизо, запретил проведение праздничного банкета, организованного сторонниками конституционной реформы.
Почувствовав ветер перемен, многочисленные группы недовольных парижан за несколько часов соорудили на бульварах непроходимые баррикады. Французов, распевающих на улицах мятежные куплеты, с каждым днём становилось все больше. И когда 24 февраля королевские войска открыли огонь по толпе на бульваре Капуцинок, ещё не разгоревшееся восстание мгновенно переросло в революцию.
В тот же день Луи-Филипп подписал отречение от престола. Спустя час, когда к дворцу Тюильри подступала взбунтовавшаяся вооружённая толпа, бывший король, в простом сюртуке и с пятнадцатью франками в кармане, спасая свою жизнь, покинул Францию. Добравшись до Трувиля, королевское семейство погрузилось на корабль и навсегда отплыло в Англию.
А в это время французы, привыкшие любое дело заканчивать песнями, с огромной радостью праздновали рождение новой Республики.
А что же Генриетта Делюзи? Сначала её арестовали, подозревая в подстрекательстве к преступлению, но за неимением доказательств отпустили. Через некоторое время она познакомилась с американским пастором Генри Филдом и уехала с ним в Соединённые Штаты.
Хладнокровие и эгоизм позволили этой даме жить счастливо, спокойно забыв о драме, виновницей которой она стала. Зато до самой смерти Генриетта Делюзи не забывала требовать от наследников Теобальда де Шуазёль-Пралена немалых ежегодных выплат, оставленных ей по завещанию герцогом.

Журнал: Загадки истории №21, май 2019 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Ольга Перуновская





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —