«Фиумский инцидент» — что это такое?

Чего только ни выдумывают люди, лишь бы только обеспечить себе моральное превосходство над противником! Иной раз подобный «казус белли» (юридический термин времён римского права: формальный повод для объявления войны — «случай (для) войны», «военный инцидент») и к реальному противостоянию государств приводит. Правда, хорошо известный историкам «Фиумский инцидент» 1910 года к войне между Россией и Австро-Венгрией не привёл. Об этом «казус белли» написаны статьи, он упоминается в книгах. Вот только речь в них идёт о событии, которого, увы… на самом деле не было.

Фото: Фиумский инцидент — интересные факты

За честь Андреевского флага!

Если мы будем знакомиться с информацией по этому вопросу в Сети, то картина в целом получится такая:
«19 августа 1910 года отряд русских кораблей контр-адмирала Н.С. Маньковского в составе линейного корабля «Цесаревич», крейсеров «Рюрик», «Богатырь» и «Адмирал Макаров» прибыл на рейд черногорского порта Антивари для участия в праздновании 50-летнего юбилея царствования короля Черногории Николая I. При этом на борту флагмана «Цесаревич» находился великий князь Николай Николаевич со свитой. Когда торжества завершались, отряд отправился в обратный путь, зайдя по дороге в Фиуме (город Риека, Хорватия). При подходе к крепости русские корабли произвели салют наций, но ответный салют приветствия из крепости не прозвучал. Великий князь со свитой сошли на берег и в этот же день на поезде отправились через Австрию в Россию. Вечером на рейд Фиуме пришла австро-венгерская эскадра под флагом командующего морскими силами вице-адмирала Монтеккуколи. «Цесаревич» опять произвёл приветственный салют, и снова ответных выстрелов не последовало. Контр-адмирал Маньковский отправился к Монтек-куколи с визитом, но у трапа был встречен флаг-капитаном австро-венгерского адмирала, который сообщил, что «командующий принять не может, так как у него гости». При отходе русского адмирала от флагманского корабля полагающегося по международным правилам салюта опять не прозвучало.
Чаша терпения русских офицеров переполнилась. От «Цесаревича» отошёл катер с флаг-капитаном Маньковского, который явился за объяснением происшедших «оскорбительных для Андреевского флага случаев». Австрийцы пытались оправдать всё это досадной оплошностью. Однако русская сторона потребовала, чтобы на следующий день вместе с подъёмом флага и крепость и эскадра произвели положенный салют. В ответ австрийцы заявили, что крепость произведёт салют русскому отряду и его адмиралу, но эскадра этого сделать не может, так как в четыре часа утра (то есть ещё до подъёма флагов) должна срочно выйти в море. На что последовало спокойное уведомление: русские корабли не выпустят австро-венгерскую эскадру с рейда без салюта».

Знаете ли вы что…

Когда в 1815 году англичане основали колонию на острове Вознесения, в казне не нашлось денег на её содержание. Тогда остров переименовали в корабль «Вознесение». На содержание флота Англия не поскупилась.

Источник информации — мемуары Руденского

«После этого на русских кораблях была пробита боевая тревога, орудия зарядили и направили на флагманский австрийский корабль, а крейсер «Рюрик», как самый мощный из кораблей эскадры, встал на выходе из бухты. Дважды австрийские представители приезжали к «Цесаревичу» с объяснениями необходимости для эскадры выйти рано утром, но контр-адмирал Маньковский был непреклонен. Всю ночь русские моряки провели возле пушек.
На рассвете австро-венгерские корабли стали разводить пары, но увидев, что русский отряд не намерен уступать, а у направленных на них орудий стоит прислуга, не рискнули двинуться с места до восьми часов утра. Когда над кораблями обеих эскадр были подняты флаги, с крепости и австро-венгерской эскадры был произведён салют русскому адмиралу. После этого эскадра снялась с якоря и направилась к выходу из бухты. Провожая её, на всех русских кораблях матросы выстроились на палубах, а оркестры играли австро-венгерский гимн. В ответ прозвучал российский гимн.
Достоинство России и честь Андреевского флага были защищены, а инцидент, который вполне мог бы послужить поводом к войне, — исчерпан. 4 сентября русский отряд покинул Фиуме. 1 ноября на подходе к Кронштадту контр-адмирала Маньковского встречал командующий флотом Балтийского моря адмирал Н.О. Эссен. Когда речь зашла об инциденте в Фиуме и риске, которому подверглись русские корабли, Маньковский коротко ответил: «Честь Андреевского флага стоит риска!».
Вот так описывают события авторы в Сети. При этом на одном из сайтов я нашёл данные о том, что источником информации для материалов о «Фиумском инциденте» послужили мемуары капитана 1-го ранга Д.И. Руденского, умершего во Франции в 1952 году. Опубликованы они были в 1960-м…
Однако что-то меня всё-таки насторожило. Дело в том, что незадолго до этого я просматривал российские газеты и журналы как раз за 1910 год, и… ни в одном из СМИ ни о чём подобном не упоминалось, хотя сам визит и расписывался очень подробно.

Документы свидетельствуют

Справедливости ради скажу, что в Интернете встречались и другие материалы, причём со ссылкой на рапорт самого адмирала Маньковского, — документ хранится в архиве ВМФ в Санкт-Петербурге. Я запросил в архиве копии нужных мне бумаг, и мне их любезно прислали. Вот тогда-то и выяснилось, что «тайна Фиуме» даже выеденного яйца не стоит, а многие из тех, кто обо всём этом писал, оказались всего лишь жертвами одной из многочисленных исторических мистификаций! Впрочем, виноваты тут сами историки, ведь любое утверждение они просто обязаны проверять с помощью архивных документов.
Первый документ — это рапорт самого адмирала от 3 сентября 1910 года (РГАВМФ, Фонд 417, оп. 1, дело 4002, л.194-200), в котором все плавание описано очень подробно, вплоть до сообщения, кому в каждом конкретном случае и каким количеством выстрелов кто салютовал. Лист рапорта 199 содержит и описание самого инцидента с австрийским адмиралом, но все изложенное выглядит совсем не драматично, и ни о каких боевых приготовлениях на наших кораблях и речи не ведётся.

Шифровка министру и страницы вахтенного журнала

Там же оказалась шифровка морскому министру (Фонд 417, оп.1, дело 4002, л. 158) следующего содержания: «Вчера сделал визит Австрийскому адмиралу Монтекукули (так в тексте. — Прим, автора). Принят не был под предлогом, что у адмирала завтракают гости. При отваливании салюта не получил. Через три часа адмирал отдал визит, я не принял, сказав через флаг-капитана, что меня нет на корабле. Адмирал сообщил, что не салютовал мне вследствие времени отдыха и просил ему не салютовать. Прождав до спуска флага, потребовал салют, который и получил сегодня в восемь утра. Подробности Посольской вализой. №137. Маньковский». Причём в рапорте адмирала говорится всего лишь об одном австрийском крейсере, а не о целой эскадре…
Что же касается такого документа, как страницы вахтенного журнала флагманского корабля «Цесаревич» за 28-29 августа 1910 года, то, судя по имеющимся там записям, ни 28-го, ни 29-го боевая тревога на судне не объявлялась, никто возле пушек не ночевал, и боезапас к ним не выдавался. В субботу 28-го утро началось с молитвы. В 9:00 закрыли камбуз, а потом на судно было принято хлеба белого 36 пудов, картофеля 90, луку 3 пуда и столько же свежей капусты, а также томатов 30 фунтов. Вечером была Всенощная. 29-го опять молились, завтракали, на катере №3 поднимали пары, держали под парами котлы N-6 и 7, подавали адмиральские сигналы, и… ВСЁ!

Врёт как очевидец!

Ну а как же тогда быть со свидетельствами очевидцев, на тексты которых ссылаются отдельные авторы сообщений про «Фиумский инцидент»? А никак! Во-первых, не стоит исключать желания эмигрантов заработать на неких сенсационных воспоминаниях о событиях, якобы имевших когда-то место. А во-вторых, есть ещё и субъективное восприятие действительности, недаром ведь сказано: «Врёт как очевидец!». Но мы не можем себе позволить довольствоваться информацией из «третьих рук», в особенности когда архивные документы нам, в общем-то, вполне доступны.

Журнал: Тайны 20-го века №16, апрель 2011 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Вячеслав Шпаковский, кандидат исторических наук, доцент





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —