Из мировой истории известно, что страны, воевавшие друг против друга, со временем могут примириться и только противники в гражданских войнах никогда не забывают старые обиды. Одним из немногих исключений из этого правила стала совместная операция частей Красной Армии и подразделений бывших белогвардейцев против китайских вооружённых сил в 1933 году.

РККА и Белая армия в Китае

Интервенция Красной армии в Синьцзян против восстания уйгуров

Белая армия в изгнании

После поражения Белого движения представители белого офицерства рассеялись по всему миру. В частности, на территорию сопредельного Китая последними в октябре 1922 года ушли воинские подразделения правителя Приамурского земского края белого генерала М.К. Дитерихса. Всего границу перешло около полумиллиона хорошо вооружённых солдат. Единственными проблемами этих вынужденных эмигрантов являлось полное отсутствие денег, а также приличной одежды и пропитания для их семей, которые вместе с мужьями бежали в Китай. Чаще всего для добывания хлеба насущного русские эмигранты устраивались на службу к китайским губернаторам сопредельных с Советской Россией районов, выступая в роли личной охраны, а также наёмных войск. При этом наибольшее скопление русских беженцев численностью до 200 тысяч человек образовалось в Харбине. Немало белых офицеров было и в других частях страны.
В частности, в Шанхае белоказаки и вовсе играли роль частной городской полиции, охраняя район Французской концессии, где селились преимущественно иностранцы, включая выходцев из бывшей Российской империи. При этом необходимо отметить, что китайские губернаторы оценивали русских офицеров очень высоко, отдавая дань их воинскому мастерству. Известен случай, когда маршал Маньчжурии Чжан Цзолинь приказал служившим под его началом двум сотням казаков атаковать позиции другого китайского военачальника, маршала У. Пэйфу. Операция не только прошла крайне успешно, но и до глубины души поразила обоих китайских военачальников. Русские казаки одержали сокрушительную победу над значительно превосходящими их по численности подразделениями противника. При этом в плен попало полторы тысячи китайцев, тогда как казаки потеряли убитыми только 10 человек. Командующий отрядом казаков-наёмников К. П. Нечаев впоследствии даже получил звание генерал-лейтенанта Маньчжурской армии Чжан Цзолиня.

Последнее слово всегда принадлежит русским

Порой именно за русскими военными оставалось последнее слово во время гражданских неповиновений и восстаний, которые были не редкостью в Китае тех времён. Правитель провинции Синьцзян, по сути, являвшейся самостоятельным государством в составе Китая, Цзинь Шу-жэнь, по примеру своих соседей создал собственную вооружённую гвардию, состоявшую из бывших белогвардейцев под командованием полковника Павла Папенгута. Все было спокойно до рокового 1931 года, когда произошло Кумульское восстание, в ходе которого на территории провинции была образована Восточно-Туркестанская Исламская республика. Поводом к началу вооружённого конфликта послужил брак одного из китайских офицеров с местной девушкой-уйгуркой. Поскольку эта народность, имевшая наибольшую численность в этом регионе Китая, была представлена мусульманами-суннитами, брак с офицером другого вероисповедания одобрен не был. Молодые не подчинились, чем спровоцировали народный бунт против надоевшего уйгурам китайского наместника. При этом недовольство китайскими властями назревало давно, и был нужен лишь повод для вооружённого выступления. Возглавил повстанцев самопровозглашённый генерал Ма Чжунъин, которому на тот момент едва исполнился 21 год. Дошло до того, что вооружённая и решительно настроенная толпа взяла в осаду столицу Синьцзянской провинции город Урумчи. В случае успеха восставшие планировали объявить всю провинцию Исламской республикой Восточный Туркестан, о чём неоднократно заявляли в своих воззваниях.
Казалось бы, губернатор должен был проявить данную ему правительством страны власть, поднять войска и разбить мятежников. Однако этого не произошло. Оказавшись трусом и слабовольным человеком, губернатор Цзинь Шужэнь бросил все на самотёк, погрузившись в питие водки и курение опиума в компании очаровательных наложниц. Охрана губернатора и командование наёмными войсками из числа русских офицеров были в шоке от подобного поведения. В итоге казаки приняли волевое решение самим решить вопрос с бунтовщиками. Апогеем противостояния стал бой в апреле 1933 года, когда бывшие белогвардейцы устроили засаду и с помощью пулемётного огня разбили силы мятежников, рвущиеся к столице провинции. Почувствовав свою силу, полковник Папенгут сверг трусливого губернатора, предложив занять его место китайскому офицеру Шэн Шицэю.
Рокировка, одобренная руководством Китая, прошла успешно, но спустя несколько месяцев стало ясно, что мятежники все ещё сильны и амбициозны. Собрав армию больше предыдущей, они не только не утратили желания захватить всю провинцию, но и обещали вырезать семьи русских эмигрантов. Понимая, что все может закончиться большой резнёй, официальное руководства Синьцзя-на обратилось к советским властям за помощью, в обмен пообещав полную лояльность и ряд выгодных торговых сделок.

Русские своих не бросают

Поскольку официально ввести части Красной Армии на территорию Синьцзяна Советский Союз не мог, было принято решение перебросить войсковые части, переодев их в белогвардейцев. Подобный трюк советские власти достаточно часто использовали в первые годы после окончания Гражданской войны во время проведения военных операций на Ближнем Востоке. Проблема заключалась лишь в том, как отнесутся к помощи со стороны вчерашних противников по Гражданской войне живущие в Синьцзяне бывшие белогвардейцы. Не начнутся ли между ними новые боевые столкновения. К счастью, все прошло благополучно. Казаки с благодарностью приняли помощь соплеменников, бок о бок сражаясь с восставшими мусульманами-уйгурами. Фактически это чуть ли не единственный случай, когда белогвардейцы и красные объединились против общего врага.
Единственным, кто высказался против сотрудничества с Красной Армией, был полковник Папенгут — главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами Синьцзяна. И сделал он это совершенно напрасно, ведь на карту была поставлена судьба всей провинции. Понимая, что договориться с полковником не удастся, Шэн Шицай приказал арестовать русского офицера и расстрелять. При этом губернатор, очевидно, забыл, что именно Папенгуту он был обязан своим нахождением у власти. Самое интересное, что в качестве обвинения полковнику выдвинули претензии в подготовке к свержению губернатора.
В то же время обстановка стремительно ухудшалась. Восставшие мусульмане-уйгуры начали вырезать китайские деревни вместе с женщинами и детьми. Было очевидно, что остановить восстание смогут только Объединённые силы красноармейцев и живших в провинции белогвардейцев. Против бунтовщиков выступило 7000 военнослужащих ОГПУ, переодетых в белогвардейскую форму, под командованием М. П. Фриновского. Соединившись с белым казачьим полком, бывшие смертельные враги совместно начали громить противника.

Непростая победа

Используя военную хитрость, отряд настоящих и переодетых белогвардейцев подошёл к позициям повстанцев, а затем изобразил паническое отступление. Противник бросился в погоню и в очередной раз попали в ловушку. У реки Тутунь им в тыл ударили основные силы русских, используя новейшие пулемёты, полученные из Советского Союза. Победу отпраздновали на славу. Однако расслабляться было рано: мятежный генерал Ма Чжуньин с остатками своих войск неожиданно атаковал автоколонну с переодетыми в белогвардейцев красноармейцами. Спасли советских военнослужащих настоящие белые казаки, изрубившие нападавших на части. Тем не менее предводителю восставших мусульман и на этот раз удалось скрыться.
Обозлённый многочисленными поражениями, нанесёнными русскими, которые не давали ему захватить власть в провинции, предводитель мятежников произнёс яркую речь в Кашгаре, объявив русским «джихад». После этого выступления ряды повстанцев пополнили 10000 боевиков.
Получив эти сведения, в Москве решили, что хватит изображать белых партизан, после чего перебросили в Синьцзян подразделение боевой авиации с запасом бомб, начинённых отравляющими газами. После этого наступил окончательный перелом в противостоянии с повстанцами: они только отступали. Под ударами советской авиации их ряды редели буквально на глазах. Отдельные группы мусульман даже переходили на сторону русских частей. Дошло до того, что в один из дней предводитель мятежников просто исчез. Что с ним произошло, был он убит или просто скрылся, неизвестно. Да это и не так уж важно. Главное, что сопротивление восставших было полностью подавлено.

Двуличный губернатор

Выполнив боевую задачу, основная часть сотрудников ОГПУ в 1934 году покинула Синьцзян. Для поддержания порядка и соблюдения интересов СССР в провинции осталась тысяча красноармейцев. В знак благодарности губернатор провинции Шэн Шицай в 1941 году обратился к советскому правительству с просьбой включить Синьцзян в состав СССР в качестве 17-й республики. В Москве внимательно рассмотрели это предложение, но сочли его преждевременным. Вскоре началась Великая Отечественная война, и данный вопрос потерял свою актуальность. Мало того, неоднократно спасённый советскими войсками Шэн Шицай первое время помогал СССР продовольствием и одеждой, но затем неожиданно предал своих бывших покровителей. Во время битвы за Сталинград в 1942 году губернатор китайской провинции заявил, что выходит из советской зоны влияния и не желает больше иметь ничего общего с Советским Союзом. Очевидно, недальновидный Шэн Шицай посчитал, что СССР не сможет справиться с фашистской Германией.
А в 1944 году на территорию провинции вошли правительственные китайские войска, чтобы покончить с неопределённым статусом Синьцзяна, который фактически превратился в самостоятельное государство под управлением местного губернатора. В панике Шэн Шицай вновь запросил помощи у руководства СССР, но Москва ему отказала. Казаки также отказались поддерживать предателя. Шэн Шицай был снят с должности, получив взамен пост министра сельского и лесного хозяйства. При этом интересно отметить, что за десять лет нахождения во главе Синьцзяна Шэн Шицай умудрился накопить полторы тонны золота и пятнадцать тонн серебра. В 1949 году бывший губернатор перебрался на Тайвань, а в 1955 году произошло вхождение Синьцзяна в состав уже коммунистического Китая в качестве Синьцзян-Уйгурского автономного района.

Журнал: Война и Отечество №1, январь 2021 года
Рубрика: Гражданская война в России
Автор: Дмитрий Соколов

Метки: СССР, Китай, армия, восстание, Война и Отечество, РККА, Белое движение, уйгуры, 1933, Синьцзян





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —