Ещё сто лет назад можно было на любой городской улице, крикнув: «Эй, извозчик!» — разместиться в удобном (или не очень) экипаже и добраться до нужного места на общественном гужевом транспорте. Сегодня это экзотика. «Водители кобыл» давно ушли в историю, а ведь когда-то они были весьма важной частью жизни.

Извозчики - история профессии

Извозчик - история ремесла частного извоза

На водку не выпрашивать

Началом расцвета эпохи извозчиков все же следует назвать XVIII столетие, когда появились более серьёзные предписания, регламентировавшие работу общественного городского транспорта. Согласно указу Сената от 12 июля 1761 года, желающим заняться частным извозом следовало встать на учёт в полицейском участке, сообщить там своё место жительства, после чего получить личный номер и «водительское удостоверение» — «извощичий билет». Спустя ещё несколько лет, в 1775 году, список этих правил был значительно расширен и дополнен. Так, теперь предшественникам таксистов полагалось «иметь опрятный вид, с пассажирами обходиться вежливо, не выпрашивать на водку или на чай и никому никаких грубостей и дерзостей не делать».
А кроме всего прочего, «водители кобыл» должны были покрасить свои коляски и тарантасы в жёлтый цвет, дабы их транспорт выделялся среди частных экипажей. Это новшество отразилось и на одежде извозчиков. Теперь свои тулупы и кафтаны они должны были подпоясывать широкими кушаками в тон вверенных им средств передвижения, а на голове носить шапку с «канареечным» верхом. Весёленькая расцветка надолго прижилась в среде общественного транспорта, ведь не случайно жёлтые такси и сегодня катаются по улицам мегаполисов.

«Лихачи» и «голубчики»

Среди извозчиков долгое время существовала строгая иерархия, делившая их на «голубчиков», «лихачей» и «ванек». «Голубчики», получившие своё прозвище за любимую приговорку «Эх, голуби!», считались элитой «таксистов» позапрошлого столетия. Как правило, это были рослые мужики с окладистыми бородами, которые щеголяли в дорогих красных кафтанах, обшитых мехом, и высоких бобровых шапках. Летом они разъезжали на колясках, покрытых лаком, с откидным верхом, а зимою — на резных санках и породистых рысаках. Отличительным знаком этих завидных экипажей был мелодичный звон бубенцов, что украшали упряжь резвых лошадок. Конечно же, нанимала «голубчиков» исключительно «чистая» публика: аристократы, богатые купцы, представители золотой молодёжи… И это не случайно: поездка в щегольской коляске стоила пять рублей (весьма солидная сумма в конце XIX столетия). Однако богатыри в ярких кафтанах редко катались с седоками по улицам городов. Чаще всего их приглашали богатые люди развозить гостей на похоронах и свадьбах, а также нанимали состоятельные господа, кутившие по ночам в загородных заведениях.
На второй же ступеньке извозчицкой иерархии стояли «лихачи», которых тоже можно было назвать «привилегированным» классом среди представителей общественного транспорта. Одевались они в опрятные синие армяки, кафтаны и высокие барашковые шапки. Развозили «лихачи» публику в дорогих экипажах на дутых (резиновых) шинах, обеспечивавших их транспорту плавный ход. Запряжены в их коляски были сытые, ухоженные кони, которые в один миг могли доставить на вокзал господина, опаздывавшего к паровозу. Поездка у этих любителей скорости тоже была недёшева — не менее трёх рублей, а потому клиентами «лихачей» считались исключительно представители среднего класса: чиновники, интеллигенция, духовенство и состоятельные мещане.
В городах Российской империи в середине XIX века в трактирах появился своеобразный шведский стол — «каток», Дела давно минувших дней

Бесправный «ванька»

А вот низшей кастой среди извозчиков считались «ваньки», тяжёлому житью которых можно лишь посочувствовать. Как правило, это были бедные деревенские мужики, выбиравшиеся на своих тощих, заморенных трудом и скудной кормёжкой лошадёнках в города на зимние заработки. Здесь они селились в специальных трактирах, где кроме комнат сдавались и места в конюшнях, договаривались с хозяином извозчицкой биржи, где брали напрокат старенькую коляску или санки, и принимались за дело. Непрезентабельный вид самих «ванек», их «рысаков» и экипажей не позволял и надеяться сельским гастарбайтерам на богатых клиентов. Поездка на их древних «рыдванах» стоила от 30 до 70 копеек, а потому услугами «ванек» пользовалась самая мелкая публика: приказчики, гимназисты, мастеровые и т.д.
Заработать достаточно денег «ванькам» удавалось нечасто. Оплата трактира и аренды коляски съедала практически весь дневной доход да городовые безжалостно штрафовали за малейшие провинности. Вот вам жалобы несчастного «ваньки»: «На три-шесть гривен в день с конём не управишься. Овёс, сено… В трактире калачик съешь и колбаски возьмёшь, чай — на од-ново, половому — пятак, на дворе за коня — пятак, фатера, ещё трактир, когда смерзнешь… Куда тут!… Работник теперь три с полтиной хозяину везёт. Да кажинный день на городового расход!».
Перечисленные выше расходы зачастую заставляли «ванек» отправляться в родное село с пустыми карманами. И это в лучшем случае!

Царская шинель

В больших городах извозчики славились как люди смекалистые, не дававшие спуску плутам. Примером тому стал случай, произошедший в начале XIX столетия в Санкт-Петербурге. Прогуливаясь по набережной, император Александр попал под ливень. Спасаясь от стихии, государь остановил «лихача» и попросил отвезти его в Зимний дворец. Однако, когда пришло время расплачиваться, оказалось, что у клиента нет с собою наличности. Вот только извозчика не провести! В ответ на заверения, что деньги «сей же час вынесут», он потребовал у «шаромыжника» оставить в залог шинель. Удивительно, но с этим дерзким требованием император безропотно согласился. Через несколько минут, после того как Александр скрылся во дворце, к извозчику подошёл лакей и, протянув тому серебряный рубль, попросил вернуть шинель. Но «лихач» и здесь проявил смекалку! Решив, что перед ним аферист, захотевший купить за рубль дорогую одежду, он потребовал, чтобы седок сам вернулся за своим добром. Пришлось вызволять залог императорскому кучеру Илье Байкову, которого знали в лицо все извозчики столицы. Лишь увидев столь уважаемого человека, «лихач», наконец-то, поверил, что принял за «шаромыжника» правителя Российской империи.

«Съеденные» лошади

В первые десятилетия XX века появившиеся в городах авто стали потихоньку вытеснять с улиц царивших там извозчиков. Так, в начале прошлого столетия в Москве трудилось около 17 тысяч «водителей кобыл», а к 1928 году эта цифра сократилась до пяти тысяч. Спустя же ещё десять лет в столице осталось всего 47 легковых извозчиков. Сегодня некоторые исследователи считают, что в столь стремительном сокращении гужевого транспорта в советских городах отчасти виноваты реалии нового времени. По окончании эпохи НЭПа и с началом коллективизации в городах цена на овёс и сено подскочила до заоблачных высот, а потом они вовсе исчезли из продажи. Вот и пришлось «лихачам», «голубчикам» и «ванькам» сдавать своих кобыл на мясо, а самим отправляться на коммунистические стройки первых пятилеток.

Журнал: Тайны 20-го века №1/2, январь 2021 года
Рубрика: Дела давно минувших дней
Автор: Елена Муромцева

Метки: Тайны 20 века, профессия, ремесло, город, транспорт, пассажир, извозчик




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-