Как появились рабочие движения?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Сейчас уже трудно представить, что такое «рабочее движение» в его изначальном смысле. В голове рисуются работяги с молотами в руках, выступающие маршем от Путиловского завода. Оно и понятно — производство в наше время, даже не в самых развитых странах, всё более автоматизируется. Между тем история рабочих организаций в Европе очень насыщенна и начинается ещё до Маркса с Энгельсом. Многие движения ведут свой отсчёт от тайных организаций религиозных ремесленников… Как же это было?

Как появились рабочие движения?

Революция даёт добро

В конце XVIII века, когда Штаты только выиграли Войну за независимость, в Старом Свете уже бушевали нешуточные страсти в зарождающемся рабочем движении. И важнейшую роль тут сыграла Французская революция. Она традиционно рассматривается как буржуазная. Мол, пролетариата тогда ещё не было, а санкюлоты (разнорабочие мануфактур Франции) — это скорее массовка, но точно не класс и сословие, осознающее себя. Но и у них нашлись защитники и выразители их воли, которых можно назвать предшественниками коммунистов.
Речь идёт, прежде всего, о Гракхе Бабёфе (настоящее имя — Франсуа), который стал лидером левого радикального движения, очень сильно похожего на грубый и примитивный коммунизм. До революции он, как и многие будущие лидеры восстания, был профессиональным юристом. Изучив труды Руссо и видного утопического социалиста аббата Мабли, Бабёф ещё до революции сформулировал своё представление об идеальном будущем. По его мнению, лучшим устройством общества было бы такое, когда у всех всего будет поровну. Он требовал не просто частичного уравнения, но выступал за полную отмену частной собственности и её дальнейшее распределение между трудящимися.
Бабёф верно смекнул, что нищета и выходцы из неё — это мощная сила. Он ставил на самых униженных и оскорблённых. Если якобинцев в то время считали радикалами, то на фоне Бабёфа они были умеренными центристами. Его ультрарадикальная позиция привела к тому, что он посидел под арестом за нападки на лидеров революции. Однако гильотины до поры до времени избежал. После термидорианского переворота он был освобождён и сразу же начал готовить новую революцию. Бабёф создал «Повстанческий комитет общественного спасения» и набросал в манифесте понятную программу перехода к всеобщему счастью. Для этого требовалось: захватить власть, покарать несогласных, при помощи армии и отрядов революционных трудящихся перераспределить всю собственность в стране так, чтобы богатых не осталось совсем, а у каждого было не больше, чем необходимо для выживания. До той поры, пока окончательно не установится равенство, власть будет принадлежать комитету, который предаст огню и мечу любую оппозицию и будет карать за любые попытки помешать им осчастливить трудящихся.
К несчастью для Бабёфа, заговор был раскрыт, а его отправили на гильотину в 1797 году. Однако его ближайший соратник, итало-французский аристократ и масон Филиппо Буонарроти, отделался только тюрьмой. Буонарроти несколько лет провёл в заключении и был освобождён по личному распоряжению Наполеона. Потом перебрался в Женеву, где занимался делами по масонской линии, вербуя в ряды братства убеждённых и радикальных республиканцев. Наконец, местным властям это надоело и ему пришлось перебраться в Брюссель, где он исполнил предсмертную просьбу своего товарища и издал книгу, раскрывающую основные взгляды Бабёфа.
Так зародилось новое политическое течение, которое получило название бабувизм. Оно недолго было известно широким кругам, но оказало значительное влияние на европейские рабочие движения и подготовило почву для популярности коммунистических идей.

Неприкаянные работяги

Это же течение повлияло на так называемый бланкизм. Бланкисты во главу угла ставили заговор для свержения власти и внедрения своих идей, не глядя на объективные факторы и возможность их осуществления. Тогда как коммунисты-марксисты, ставшие позднее доминирующей силой в рабочем движении, считали, что революция должна созреть и осуществиться естественным путём без всяких заговоров. Кроме того, будущие марксисты огромное внимание уделяли пробуждению рабочих масс, агитации среди них и превращению пролетариев из простых трудящихся в сознательных бойцов мировой революции. А вот бланкисты вообще не уделяли внимания пропаганде. Революция ради революции — вот смысл их идей. Троцкизм в некотором смысле.
Труд Бабёфа оказал большое влияние и на Вильгельма Вейтлинга. Его имя не очень широко известно, хотя достаточно сказать, что Вейтлинг был основателем первой коммунистической организации, из которой выросло вообще все европейское рабочее движение. По профессии он был странствующим подмастерьем. Это такой дойндустриальныи пережиток, тянущийся со времён позднего Средневековья. Суть его в том, что прежде чем стать полноценным мастером, ученик должен был наработать определённый опыт. Поэтому подмастерья обучались и работали у разных мастеров Европы, попутно подрабатывая в населённых пунктах по пути своего следования. После этого в теории он должен был стать мастером. Но со временем произошёл переизбыток кадров: мастеров стало столько, что другим подмастерьям было уже почти невозможно получить это звание. И они превратились в обособленную группу вечных скитальцев — наёмных работников. Специфика их труда привела к тому, что странствующие подмастерья стали своеобразным сообществом в обществе — со своими законами и традициями. Поэтому нет ничего удивительного в том, что именно в этой среде зародились первые прото-коммунистические ячейки.
Во время своих профессиональных странствий по Европе Вейтлинг оказался в Париже, где к тому моменту уже существовал созданный в 1834 году «Союз отверженных». Организация в основном состояла из немецких эмигрантов-республиканцев и странствующих подмастерьев. Руководил ею журналист Якоб Венедей. Изначально «Союз отверженных» назывался «Немецкий народный клуб», но после того, как у французских правоохранителей появились вопросы, пришлось переименоваться и уйти в подполье. Конспирации способствовала сама специфика подмастерьев, с их тайными знаками и непонятным жаргоном. Зато было очень удобно пропагандировать свои идеи. Подмастерья странствовали по городам и странам, разнося брошюры и прокламации и агитируя людей на местах.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Как мы отметили, Вейтлинг находился под большим влиянием идей Бабёфа и провозглашал необходимость полной отмены собственности. Но очень скоро в «Союзе отверженных» наметился раскол, поскольку взгляды её членов сильно разнились. Большая часть эмигрантов была журналистами, философами, юристами, которые придерживались скорее умеренных либеральных взглядов. Для них маргиналы-леваки оказались слишком радикальными. Тогда Вейтлинг организовал собственную организацию «Союз справедливых». Это была первая в мире чисто пролетарская организация, выступавшая с коммунистических позиций.
Интересный момент, что у ранних коммунистов было важное отличие от более позднего формата, сформулированного Марксом. Они были религиозны, и божественный подтекст играл в их учении важную роль. Эти движения были неким переходным моментом от религиозной секты к политической силе. Тот же Вейтлинг называл себя «социалистическим Лютером», а коммунистический мир будущего трактовал как Царство Божие на Земле. А лозунг организации звучал по-библейски: «Все люди — братья».
В 1839 году организация примкнула к французскому заговору Бланки, который был подавлен. Большая часть членов бежала в Лондон, а Вейтлинг уехал в Швейцарию. Это стало переломным моментом организации. Вейтлинг начал терять власть, которую перехватил более прагматичный Карл Шаппер. Влияние Вейтлинга постепенно падало, а центром деятельности организации стал Лондон, где она достигла максимальной численности в своей истории — около тысячи активистов. Кстати, там же Шаппер сошёлся с Энгельсом в 1843 году. Но несмотря на отстранение от дел Вейтлинга, даже Маркс признавал его огромную роль в зачинании рабочего движения, хотя и расходился с ним во взглядах. Хотя это, в принципе, не удивительно. Маркс вообще не любил людей, чьи взгляды не совпадали с его собственными.
В Лондоне Шаппер решил провести ребрендинг «Союза справедливых» и объединить на его базе все политически близкие течения в Европе, но на платформе Маркса-Энгельса, которые в то время начинали придавать наукообразность «философии пролетариата». В 1847 году ребрендинг состоялся, организация была переименована в «Союз коммунистов». Вскоре от имени организации был опубликован анонимный «Манифест Коммунистической партии». По настоянию Энгельса лозунг Союза «Все люди — братья» был изменен на ставший впоследствии легендарным «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Грядет коммунизм

Маркс и Энгельс настояли на отказе от тайных знаков и ритуалов, характерных для тайных обществ, начиная придавать рабочему движению респектабельный наукообразный вид. Они же провели важный водораздел между протокоммунистическими идеями прошлого и своими. Все ранние близкие к коммунизму течения они объявили утопическим социализмом. Хотя точнее было бы назвать его «наивным». Маркс и Энгельс были чем-то вроде последнего отзвука язычества перед появлением монотеистической религии. Они демонстративно дистанцировались от предшественников, придав своему учению максимальную научность.
Из-за принципиального пренебрежения конспирацией (списки членов организации даже попали в руки прусской политической полиции) над активистами из германских ячеек состоялся суд, завершившийся их осуждением. Это подкосило организацию, которая распалась уже в 1852 году.
На несколько лет марксистская тема заглохла, пока в 1863 году, на волне неудавшегося польского восстания, в Лондон не прибыла французская делегация. В британской столице как раз собрался митинг под лозунгом: «проклятый царизм, руки прочь от демократической Польши». Заодно решили создать комитет для защиты трудящихся по всей Европе. И уже через несколько месяцев в Сент Мартин Холле состоялся грандиозный слёт европейских радикалов. на нём было решено создать международную организацию для координации деятельности всех рабочих групп в Европе и руководства рабочим движением. Также было решено создать в каждой стране на континенте по пролетарской партии, которая легально или не совсем будет отстаивать права трудящихся. Штаб-квартиру решено было оставить в Лондоне. Так появилась «Международная организация рабочих», более известная как Первый интернационал.

Кстати

Хотя англичане и давали приют радикалам со всей Европы, в стране в целом царила атмосфера консерватизма. Политическая активность Туманного Альбиона была направлена почти только на континентальную Европу. Достаточно сказать, что «Капитал» Маркса был переведён на английский только через несколько десятилетий после его выхода и уже после смерти Маркса. А его самого, к слову, не знали даже ведущие британские экономисты. Вообще, в Англии с демократическими свободами все было весьма жёстко. Хотя в Лондоне публиковались манифесты коммунистов и создавался Первый интернационал, даже простые профсоюзы в стране были в тот момент запрещены. Попытки устраивать забастовки и стачки заканчивались избиениями со стороны полиции и тюремным заключением. Вот вам и кровавый российский царизм, душивший свободы… Только в 1871 году профсоюзы в Британии окончательно легализовали, однако политических требований они никогда не выдвигали.

Журнал: Запретная история №8(101), апрель 2020 года
Рубрика: История коммунизма
Автор: Кирилл Кузнецов

Метки: Англия, Франция, коммунизм, революция, Европа, рабочие, Запретная история, Бабёф, Вейтлинг, Маркс, Энгельс




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.