Как появился Скотланд-Ярд?

Первые лондонские полицейские обосновались в комплексе зданий, где раньше останавливались шотландские короли при посещении лондонского двора. Отсюда и происходит название английской криминальной полиции — Скотланд-Ярд (Шотландский двор).

Как появился Скотланд-Ярд?

Лондон — столица преступного мира

Удивительно, однако вплоть до первой трети XIX века Лондон — центр одной из крупнейших в то время империй — не имел собственной полиции. В то время как практически все более-менее крупные города мира уже обзавелись находящимися строго на государственной службе служителями закона, жители столицы Туманного Альбиона ограничивались услугами частных детективов и в результате город буквально погряз в преступности. Подобная ситуация сложилась исключительно благодаря самим лондонцам. Британская общественность искренне считала, что существование полиции — это грубое нарушение гражданских свобод. В результате каждый, кто хотел, мог взять на себя роль мирового судьи, сыщика или доносчика, чем многие и занимались. При этом многочисленные мировые судьи использовали своё положение для наживы путём взяток и укрывательства. Доносчики, в виду того что при поимке вора и его осуждении они получали вознаграждение из суммы назначенного преступнику денежного штрафа, а в случае раскрытия убийства — денежную премию, иногда сами хитростью толкали людей на преступление, после чего волокли их к судье. Тюрьмы тогда служили скорее пересыльным пунктом между этим и тем светом, так как большинство приговоров звучали одинаково — смертная казнь, поэтому такому «сыщику» обычно стоило опасаться мести только со стороны друзей и родственников осуждённого, но никак не от него самого.

Тайный сыщик

Одного из самых знаменитых в Англии «детективов» подобного рода звали Джонатан Вильд. Сам себя он называл «Тайный сыщик, генерал великой Британии и Ирландии», но на деле был неординарным преступником, посылавшим на виселицу тех, кто не желал ему подчиняться.

Уничтожив, таким образом, около сотни особо упрямых воришек, Вильд сколотил себе хорошее состояние и создал то, что в какой-то мере можно назвать полицией, хотя больше всего эта организация напоминала позднейшие американские гангстерские кланы. Закончилось все тем, что в 1725 году Вильда самого повесили за ограбление.

Через четверть века один из немногих честных лондонских мировых судей, наконец, со всей серьёзностью выступил против беззакония, принимавшего все большие размеры. Это был писатель Генри Филдинг. На тот момент он был тяжело болен, но обладал огромной силой воли. Будучи мировым судьёй Вестминстера, он долго наблюдал, как преступность захлёстывает Британию, а затем сумел добиться от министерства внутренних дел дотаций на создание лондонской полиции.

Боу-стрит-раннеры

Первые столичные полицейские (а их была всего дюжина) являлись собственно помощниками Филдинга, просто теперь они стали получать от государства регулярную зарплату — одну гинею в неделю. От простых граждан их отличили красные жилеты, а так как суд Филдин-га находился на Боу-стрит, то полицейских стали звать боу-стрит-раннерами. При желании любой житель Лондона мог нанять боу-стрит-раннера, но уже за гинею в день.

Работы у помощников Филдинга было много. Переодевшись, они посещали притоны, имели платных доносчиков, старались запоминать лица, умели терпеливо выслеживать злоумышленников, были напористыми и мужественными. Многие из них прославились. Самым знаменитым был Петер Таунсенд, служивший одно время тайным охранником у короля Георга IV.

Однако идеализировать боу-стрит-раннеров нельзя ни в коем случае. Некоторые из них наживали деньги малопочтенными способами, изобличая перед судом невиновных, если преступники хорошо за это платили, или договариваясь с ворами об освобождении за кругленькую сумму. Но в любом случае боу-стрит-раннеры были лучше, чем ничего. Тем более что сам Филдинг старался избавляться от нечистоплотных помощников и, мало того, искренне пытался создать настоящую криминальную полицию: он вёл регистр известных ему преступников; при розыске грабителей, убийц и воров переписывался с другими мировыми судьями, публиковал в газетах Англии списки и приметы разыскиваемых.

Когда в 1754 году Генри Филдинг умер, шефом полиции стал его сводный брат Джон. Джон Филдинг создал вооружённые боу-стрит-патрули и конные разъезды, которые должны были патрулировать проезжие дороги. Конная полиция, правда, существовала недолго, потому что у Филдинга не хватило денег на её содержание. Но самое интересное не в этом. Джон Филдинг был слепым. Легенды, рассказывают, что к концу жизни (Джон умер в 1780 году) он мог различать три тысячи преступников только по их голосам!

«Бобби» на улицах

Боу-стрит-раннеры просуществовали почти сто лет и всё это время были единственными криминалистами в Лондоне. Однако их количество за все время не превышало десяти-пятнадцати человек, что для огромного города, в котором порядка тридцати тысяч подонков жили исключительно грабежом и разбойными нападениями, было крайне мало. В 1828 году в Лондоне существовали целые районы, где людей грабили даже днём. Ситуация была столь серьёзна, что министр внутренних дел Роберт Пил решил наконец создать полицию вопреки общественному мнению. Ему предстояло выдержать жестокий бой в нижней палате парламента. Но 7 декабря 1829 года тысяча полицейских в голубых фраках и серых полотняных брюках с чёрными цилиндрами на головах проследовала в свои полицейские участки, расположенные по всему городу. Цилиндры должны были продемонстрировать лондонцам, что их свободы никоим образом не нарушены, что не солдаты, а сами граждане взяли на себя их охрану. Именно тогда британские полицейские получили клички Пилер, Коппер и Бобби по именам первых начальников полицейских участков.

«Я — детектив»

Сначала казалось, что все налаживается. Полиция стала обеспечивать внешний порядок в городе, но… только внешний. Ясно, что ни один вор не полезет среди бела дня в дом на глазах у служителя закона, но ночная жизнь не стала безопаснее, скорее — наоборот. Ночью грабители и бандиты активизировались, количество преступлений не уменьшилось, они только стали ещё более изощрёнными, а у полиции не было ни опыта, ни времени расследовать уже совершенные преступления, она могла только с грехом пополам стараться упреждать их.

С уголовниками могла бороться лишь кучка боу-стрит-раннеров, сама поражённая коррупцией, постепенно ставшая объектом для насмешек журналистов и карикатуристов. В конце концов, в Лондоне произошло несколько особо жестоких убийств подряд, после чего в 1842 году министерство внутренних дел предприняло ещё один важный шаг: дюжина полицейских надела сугубо гражданскую одежду и стала набирать опыт расследования уже совершенных преступлений. Эти люди занимали три маленьких помещения в Скотланд-Ярде.

Писатель Чарлз Диккенс увековечил деятельность первых британских детективов в 1850 году, когда написал криминальный роман «Холодный дом». В главном его герое, детективе Скотланд-Ярда инспекторе Баккете, писатель изобразил реального инспектора Филда. Впервые в английской литературе герой романа представлялся словами: «Я — Баккет, детектив, детектив-полицейский, разведчик, следователь». С тех пор слово «детектив» для криминалиста стало термином и распространилось во всём мире.

Журнал: Тайны 20-го века №51, декабрь 2019 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Игорь Савельев





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Англия, Тайны 20 века, преступление, криминал, Лондон, полиция, детектив, Скотланд-Ярд, розыск


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022