Рядом удивительных фактов пестрит прошлое и настоящее Юго-Восточной Азии. Когда-то многие страны в Азии функционировали исключительно в формате колониальной системы. Но холодная война привела к появлению самых разных местных политических течений на тех территориях, что раньше держали под своей властью европейские государства. Разумеется, одним из самых привлекательных незаконных способов сохранения влияния была наркоторговля. Именно этот способ добычи денег превратил когда-то мирные пограничные кварталы Вьетнама и Лаоса, Бирмы и Таиланда в центр активных боевых действий.

Войны из-за наркотиков в Юго-Восточной Азии

Как возникла наркоторговля в Золотом треугольнике Азии?

Генерал Ли Ми и Гоминьдан в Бирме

В самом конце 1940-х годов, посреди непроходимых гор Бирмы (также её называют Мьянма), появилась весьма неожиданная политическая фигура человека, внесшего существенный вклад в военные действия тех времён. Разумеется, речь идёт о генерале Ли Ми — он командовал остатками армий, которые покинули Китай вскоре после войны с воинами коммунистической партии. Именно с генералом Ли Ми ЦРУ установило контакт с целью активного сотрудничества. Дело в том, что многие американские главнокомандующие считали, что остатки армии генерала могут стать идеальной основой для формирования антикоммунистического движения в Китае. Но история сложилась так, что запомнили генерала как значимую фигуру в вопросах торговли опиумом.

Правительство Бирмы было не в восторге от повсеместного появления китайцев. А появились они не иначе как в экзотическом регионе Бирмы, чьё население было представлено народом шан. Этот народ активно выступал против британской колонизации и стремился сохранить независимость земель Бирмы любыми доступными способами. Именно среди этих людей генерал Ли Ми смог не только получить всю необходимую ему для проведения военных действий помощь, а также набрать себе новых воинов, увеличив количество своих войск. Приведя свои военные ресурсы в порядок, генерал принял решение предпринять ещё одну попытку вторжения в Китай.

Бирма пыталась решить «китайскую проблему» с помощью ООН, а также активно налаживая переговоры с США. К сожалению, без переговоров войска Бирмы были обречены на неудачу — ведь вести боевые операции в горных районах тяжёлой проходимости не представлялось возможным.

Тем временем китайцы фактически организовали маленькое «государство внутри государства», внутри которого основной экономической силой было производство наркотиков. Опиум доставлялся в Лаос и Таиланд, а также во Вьетнам, а уже оттуда — на рынки Европы и США.

Деятельность генерала Ли Ми была недолговременной. Уже в 1960-х годах он исчез из Бирмы и переехал в Тайвань. Большая часть его войск была расформирована, осталась всего лишь пара отрядов. Один из отрядов превратился в скором времени в армию генерала Дуань Сивэня. Её численность составляла не более 2000 человек. Была также армия генерала Ли Вэньхуаня: её численность была ещё меньше — не более полутора тысяч бойцов. Также историки отдельно отмечают отряд генерала Ма Цзинго. Этот отряд почти полностью состоял из группы разведчиков и получал прямое финансовое обеспечения из Тайбэя. Впоследствии только они смогли удержать своё финансирование, в то время как войска Сивэня и Вэньхуаня потеряли свой доход, так как им пришлось увеличить обороты производства опиума для оплаты расходов своих людей.

Военный переворот в Бирме

Начало 1960-х годов прошло беспокойно для многих участников военных действий, а также для наркоторговцев. Во главе военной и политической власти встал некий генерал Не Вин. По происхождению сам он был китайцем. Его целью стало проведение многочисленных реформ, которые должны были принести с собой главенство социализма. Не Вин был крайне недоволен автономностью народов шан и ва, которые отказывались подчиняться централизованной власти. На их территориях власть правительства Бирмы практически отсутствовала и носила лишь формальный характер, в то время как трафик торговли опиумом активно расцветал. Не Вин, разумеется, жаждал остановить наркоторговлю в вышеупомянутых районах. Ведь благодаря ей в них расцветала коррупция, которая вела к полной несостоятельности военных сил и прогрессу взяточничества среди местных чиновников. Также Не Вин был обеспокоен деятельностью отрядов Ли Ми — ведь они активно вносили смуту среди местного населения.

В начале 1960-х годов в Бирме велось интенсивное формирование полиции, однако этот момент лишь поспособствовал развитию наркоторговли. Неформальной наградой для сотрудников полиции стало разрешение на продажу и производство опиума. Очень скоро многие полицейские начали заниматься исключительно делами, связанными с оборотом наркотиков, и прекратили выполнять свои прямые обязанности. Таким образом, никто не стоял на пути народного сопротивления шан. Достаточно быстро после формирования местной полиции среди общественности стал заметен военный по имени Кхун Са.

Кхун Са обладал в равной степени как военным, так и политическим талантами, прекрасно умел налаживать взаимоотношения с богачами региона. Он быстро научился использовать идею обособленности народа шан в собственных целях. Это неудивительно — ведь в прошлом Кхун Са приобрёл военную мудрость в рядах армии генерала Ли Ми., Кхун Са нашёл пути сотрудничества с правительством, что и позволило получить ему место в рядах полиции. Когда он получил достаточное количество людей под своё командование, Кхун Са принял решение стать правителем в некоторых регионах народа шан. Этнически талантливый военный был родом из Китая, что впоследствии позволило ему быстро наладить связь с Тайванем и даже получать оттуда оружейную и финансовую поддержку. И очень скоро Кхун Са стал видной фигурой в проблеме оборота опиума.

Треугольник Бирма-Лаос-Китай

Бирма была не единственной проблемной страной Юго-Восточной Азии. Таиланд и Лаос также погрязли в наркоторговле.

Власти Таиланда получали неплохую мзду от наркоторговцев, а потому оставляли все проблемы, связанные со сбытом и транспортировкой опиума, без должного внимания. Очень скоро местные жители занялись самостоятельным выращиванием мака для производства опиума. Между тем в Лаосе уже несколько лет шла гражданская война между сторонниками коммунистического движения и монархистами. Последнюю сторону активно поддерживали власти США. К тому же и в Лаосе, и в Таиланде отмечали активную деятельность генерала Ли Ми.

Район, заключённый в границах Бирмы, Лаоса и Таиланда, называли «Золотым треугольником». Именно здесь был центр наркоторговли. Здесь китайские отряды генерала Ли, а также генерала Дуаня организовали целый бизнес. Они предоставляли услуги по сопровождению караванов, транспортирующих опиум, создав целую систему взяток и пошлин за безопасный проход через блокпосты.

Разумеется, мелкие производители опиума в Бирме пожелали избавиться от подобной заботы в лице китайских отрядов. У Кхун Са появилась идея транспортировки большого каравана с опиумом, минуя плату китайцам за охрану. На его взгляд, эта задача была вполне выполнимой, учитывая, что, будучи членом полиции, он был абсолютно уверен, что любого бирманца можно было соблазнить хорошей взяткой. Что избавило бы его караван от местных патрульных.

Итак, весной 1967 года Кхун Са выдвинулся с караваном, нагруженным сразу 16 тоннами опиума. Это был товар для одного из командиров Лаоса. Его звали Уан Раттикун и он был постоянным клиентом китайцев, но предложение Кхун Са в 1967 году было крайне выигрышным с финансовой точки зрения, а потому Раттикун решил нарушить прежние договорённости с китайскими поставщиками.

Караван должен был транспортировать большой груз опиума более чем за 300 км, в маленький городок Хуйасай близ Меконга.

Дуань и Ли узнали о планируемой перевозке и были твёрдо намерены не допустить её осуществление. Переправка столь большого груза была угрозой для всего наркооборота китайцев и грозила полным крахом для бизнеса китайских военных. А поэтому они были твёрдо намерены помешать каравану.

Но перехватить людей шан не удалось. Их караван проследовал до деревни Бан Куан на лодках, а после солдаты Кхун Са смогли создать оборонный пункт около леса, размытого потоками муссонных дождей.

Тем временем отряды Ли и Дуаня, которые преследовали караван Кхун Са, прибыли в район этого оборонного пункта 26 июля 1967 года. Отряд Кхун Са оказался заперт на землях Бирмы. Ли и Дуань требовали полной оплаты груза, но были встречены отказом со стороны отряда шан. Переговоры переросли в спор, а спор закончился перестрелкой. Ситуация осложнилась тем, что местные жители предупредили власти Лаоса о хаосе, творящемся на их территории, а потому перестрелка была окончена из-за появления отряда Уана Раттикуна из Лаоса. Его требования были просты. Он хотел, чтобы обе стороны, и китайская, и шан, покинули его территорию. Впрочем, его требования выполнены не были. В скором времени перестрелка продолжилась.

Спустя четыре дня самолёты ВВС Лаоса совершили обстрел и бомбардировку не подчинившихся им отрядов, силой заставив их покинуть территорию своей страны.

Люди народа шан совершили молниеносный бросок на север, оставив на месте перестрелки весь груз опиума. Китайцы же потеряли много людей, однако не пожелали оставлять товар, а потому захватили его ценой жизни своих солдат и совершили попытку побега в сторону Бирмы. Но побег не удался, и китайский отряд был захвачен лаосскими солдатами. В результате переговоров было решено, что лаосский командир заплатит за груз наркотиков стандартную пошлину, а китайские войска смогут беспрепятственно уйти за границу Лаоса. Для командира Лаоса это был очень удачный результат. Ведь он получил товар по цене гораздо меньше той, по которой его хотел реализовать Кхун Са.

Последствия войны

Последствия инцидента стали необратимыми для китайской стороны. Люди в Таиланде были наслышаны об «опиумной войне», а потому закрыли свои границы для вооружённых отрядов Китая. Вскоре бизнес по сопровождению оциумных караванов также был разрушен.

Кхун Са потерял репутацию, деньги и людей, но не лишился энтузиазма. Несмотря на последовавшие после случая с караваном неприятности, он не терял предприимчивости. В 1969 году он оказался в плену, но сбежал из него уже спустя год и вскоре снова стал видной фигурой среди торговцев опиумом.

Генерал Раттикун приобрёл после действий в Лаосе большой успех в опиумной торговле. Он завладел товаром Кхун Са, а также удачно скупил большой груз товара у китайской стороны. Переработав весь купленный опиум, Раттикун смог реализовать его на мировом рынке. Эксперты сходятся во мнении, что именно опиум Раттикуна поспособствовал распаду американских войск во время их военных действий во Вьетнаме.

Журнал: Война и Отечество №11, ноябрь 2021 года
Рубрика: Войны наркомафии
Автор: Ангелина Бендрышева




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: война, опиум, Война и Отечество, наркотики, Азия, Вьетнам, Бирма, Таиланд, Юго-Восточная Азия, Лаос


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022