Первые шаги под свастикой были сделаны ещё сто лет назад, во время Капповского путча в Веймарской республике. Что характерно, противостояла солдатам с крюковидными крестами на касках тогда Красная армия. Немецкая, конечно.

Капповский путч против Веймарской республики

Капповский путч и Рурский кризис в Германии 1920 года

Версальский мирный договор 1919 года, завершивший Первую мировую войну, поставил Германию в исключительно тяжёлое положение. Державы-победительницы продиктовали немецкой стороне жёсткие и унизительные условия: выплата репараций и возмещение ущерба, территориальные уступки, потеря флота и авиации, сокращение численности армии с 450 тысяч до 100 тысяч человек.

Немецкие белогвардейцы

Профессиональные военные не желали оставаться «за бортом». Лишённые былых привилегий солдаты и офицеры ринулись во «фрайкоры» — добровольческие корпуса. На эти военизированные формирования, балансирующие на грани патриотизма и национализма, правительство молодой республики смотрело снисходительно и расформировывать их во исполнение условий Версальского договора не спешило. Пресса часто именовала фрайкоровцев «белыми» — по аналогии с русскими белогвардейцами, противниками Советской власти. Положение в Германии сложилось взрывоопасное: массовая безработица, инфляция, падение уровня жизни населения, сложная обстановка на восточных границах. Экономический кризис быстро обернулся кризисом социальным. Недовольство правящим режимом среди высших офицеров рейхсвера вылилось в заговор. Состоятельные землевладельцы поддержали проект финансово, а основатель националистической Немецкой отечественной партии, помещик Вольфганг Капп стал во главе переворота. Есть мнение, что его кандидатура была выдвинута, чтобы не напугать населееие потенциальной военной диктатурой.

Бригада Эрхардта

Гром грянул в марте 1920 года, когда генерал Вальтер фон Люттвиц, командующий берлинским гарнизоном, выдвинул рейхспрезиденту Фридриху Эберту ряд требований, среди которых были новые парламентские выборы, отказ от сокращения численности армии и сохранение «фрайкоров». Глава правительства в ответ на ультиматум предложил генералу уйти в отставку.
И бравый вояка фон Люттвиц направился прямиком в добровольческую бригаду корветтен-капитана Германа Эрхардта, самое на тот момент эффективное и боеспособное немецкое военное формирование. Вторая морская бригада, разросшаяся до шести тысяч обученных бойцов, ранее охраняла границы и боролась с леворадикальными элементами. Впрочем, по условиям Версальского договора бригада Эрхардта также подлежала ликвидации, что не добавляло штурмовикам капитана симпатий к правительству. В бригаде царили антиреспубликанские настроения, а себя и своих морпехов Эрхардт именовал «защитниками национальной идеи». Отличительным знаком бригады был знак «хакен-кройц» — свастика: его носили на стальных касках, рисовали на поездах и бронемашинах. Политически нейтральный до того времени символ стал эмблемой правых сил.
13 марта бригада Эрхардта вошла в Берлин через Бранденбургские ворота и захватила стратегически важные пункты. Столичные войска сопротивления мятежникам не оказали, министр обороны Густав Носке оказался бессилен. Начальник штаба армии, генерал-полковник Ханс фон Сект, заявив, что «рейхсвер не стреляет в рейхсвер», оставил гарнизон в казармах, а сам сказался больным. Правительство республики практически в полном составе спешно отбыло в Дрезден. Чудом избежав ареста генералом Георгом Меркером, поддержавшим путч, рейхс-президент Эберт и премьер-министр Густав Бауэр уехали дальше — в Штутгарт.
Столица осталась в руках восставших. Вольфганг Капп стал главой нового правительства, объявил об отставке Эберта, роспуске парламента и отказе от исполнения Версальского договора. Социал-демократы и свергнутые министры через газеты призывали к всеобщим забастовкам и пугали народ возвращением тоталитарного режима и реакционной диктатурой. Мобилизовав все силы для броска, мятежники не озаботились ни арестом политических противников, ни лояльностью германского общества.

Ответный удар

Захват Берлина ударными силами Эрхардта со свастикой на касках стал первым и последним успехом путчистов.
Уже на следующий день, 14 марта, Берлин был парализован: не ходил транспорт, закрылись магазины, пропала связь, отключили электричество, воду, газ. Из-за саботажа чиновников «капповцы» даже не смогли получить деньги из государственного банка, а развернуть полномасштабный террор у них не было сил. Зато развитая сеть профсоюзов сработала чётко: ещё через день забастовка стала общенациональной.
«Левые» пошли дальше: пролетариат взялся за оружие. В Ганновере гражданские захватили оружейные склады, а в Руре была создана Красная армия. Её численность быстро доросла до 80 тысяч человек: коммунисты, члены Союза свободных рабочих Германии, социал-демократы всех мастей. Нашлись и командиры с боевым опытом, а Коминтерн направил на помощь «братьям по оружию» своих военспецов. Рурская Красная армия была отлично организована, поделена на батальоны и роты. Повстанцы не испытывали недостатка в вооружении: в Рурской области была сосредоточена немецкая оборонная промышленность. Бойцы получали денежное и пищевое довольствие, носили алые нарукавные повязки и шарфы, а матросы из полка имени Розы Люксембург повязывали на бескозырки красные ленты.
В первых же боях красноармейцы буквально смяли своих немногочисленных противников из фрайкора и примкнувших к ним полицейских с солдатами, захватили Эссен, Дуйсбург и Дюссельдорф. Окрылённые успехом, коммунисты подняли восстания в Тюрингии и Саксонии, надеясь осуществить революцию.
Трезво оценив обстановку и опасаясь гражданской войны в обескровленной стране, генералы рейхсвера сумели договориться между собой и коллективно настояли на отставке фон Люттвица. Мятежный генерал уехал в Венгрию. Днём раньше сбежал Вольфганг Капп. Добрался до Швеции инкогнито, переждал неспокойное время, а через два года вернулся в Германию, где и умер от злокачественной опухоли на глазу. Капповскому режиму история отмерила всего пять дней.
18 марта правительство Эберта вернулось к власти, попыталось остановить тотальную забастовку и навести порядок в стране. Но коммунисты уже закусили удила и настроились вести борьбу против контрреволюционеров до победного конца. Рурская Красная армия гремела оружием аж до 12 апреля. Чтобы одержать над ней верх, потребовались совместные действия правительственных войск и фрайкора. «Красных» было убито больше тысячи человек, противники потеряли вчетверо меньше.
Фридрих Эберт не рискнул принимать карательные меры. Рядовые участники путча, равно как и их оппоненты, были освобождены от уголовной ответственности (амнистия 2 августа 1920 года), 48 армейских офицеров лишились своих должностей, но осуждены не были. Генерала фон Люттвица никто не преследовал, он вернулся в родную страну, где спокойно дожил до своей кончины в 1942 году.

Организация «консул»

Морская бригада Эрхардта была официально расформирована в 1920 году, но сам корветтен-капитан не успокоился. Перешёл на нелегальное положение и создал Организацию «Консул» (сокращённо «O.K.»), члены которой отличалась ультраправыми антисемитскими воззрениями. Герман Эрхардт и его люди боролись против «евреев, социал-демократов и левого радикализма», разжигали внутренние беспорядки с целью свержения ненавистного правительства. «Консул» прямо или косвенно причастен к 354 политическим убийствам. В рядах секретного формирования состояло до пяти тысяч человек, по большей части кадровых военных, также проводилась активная вербовка молодёжи.
После убийства министра иностранных дел Вальтера Ратенау Организация «Консул» была запрещена. Эрхардт скрывается в Венгрии, возвращается с поддельными документами, попадает в тюрьму за участие в Капповском путче, бежит из тюрьмы… Своё детище он переименовывает в «Лигу викингов», ищет союза с другими ультраправыми организациями, конфликтует с Гитлером. Спасая свою жизнь, в «Ночь длинных ножей» прячется от явившихся за ним эсэсовцев в лесу. В 1936 году Герман Эрхардт окончательно отходит от политических игр, покупает замок в Австрии и до самой смерти занимается сельским хозяйством.
Ветераны бригады Эрхардта вливаются в штурмовые отряды Рёма, становятся членами СС. Так, телохранители Гитлера Йозеф Берхтольд и Юлиус Шрек в своё время состояли в рядах «Консула».
Через полтора десятка лет в Третьем рейхе убийц министра Ратенау прославят как героев, под знамёна со свастикой встанут миллионы солдат. «Хакенкройц» навсегда останется зловещим символом самой чудовищной войны XX столетия.

Журнал: Тайны 20-го века №52, декабрь 2020 года
Рубрика: Заговоры и мятежи
Автор: Наталья Петренко

Метки: Германия, республика, Тайны 20 века, Первая мировая война, бунт, Гитлер, мятеж, Рём, Веймарская республика, Эрхардт, штурмовые отряды




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-