Лайнер Сент-Луи: Плавание обречённых

Минуло 80 лет с того дня, когда в порту Гамбурга на борт круизного лайнера «Сент-Луис» поднялось 937 пассажиров. Но отправлялись они отнюдь не в круиз — это была их единственная возможность избежать смерти. 13 мая 1939 года пароход взял курс к берегам Кубы.

Фото: Плавание обречённых — интересные факты
Той весной евреев ещё не сжигали в печах, их просто вынуждали к эмиграции, лишая гражданства, а заодно и имущества. Прогноз на ближайшее будущее пугал: в ноябре 1938 года уже случилась «Хрустальная ночь», антиеврейская истерия нагнеталась геббельсовской пропагандой. Количество еврейских беженцев из Германии существенно возросло.

Карт-бланш

Почти за год до этих событий, в июле 1938 года, во французском городе Эвиан-ле-Бен состоялась международная конференция по вопросу помощи евреям Германии. Участвовало 32 страны. Каждый из выступавших выражал искреннее сочувствие еврейскому народу и одновременно приводил доводы, по которым его страна не может принять беженцев. В итоговой резолюции отмечалось, что ни одна из стран — участниц конференции не оспаривает «право германского правительства на законодательные меры в отношении некоторых своих граждан». По сути, нацистам развязали руки.
Гонимые пытались найти защиту в других государствах, прежде всего в США, но въезд туда был ограничен ежегодными миграционными квотами. Многие возлагали надежды на Кубу. И именно в Гавану отправлялся круизный лайнер «Сент-Луис». Там, на Кубе, уже в безопасности можно было дожидаться своей очереди на получение визы в США. У всех пассажиров лайнера имелись въездные туристические визы и разрешение на временное проживание на острове, но ни они, ни капитан судна не знали, что ещё до их отплытия из Гамбурга правительство Кубы приняло поправку к закону, согласно которой имеющиеся у еврейских беженцев документы утратили силу.

На пути к свободе

Круиз на «Сент-Луисе» — удовольствие дорогое. Чтобы оплатить его, многие беженцы распродали всё своё имущество, но даже после этого не у всех из них хватило денег на билеты для всех членов семьи. При отъезде из страны беженцы теряли всё: брать с собой что-либо ценное им запрещалось. Но даже выезжавшие по обычным туристическим визам были обязаны перевести все свои сбережения на государственный счёт.
Большую часть пассажиров лайнера в этом рейсе составляли женщины и дети. Следует понимать, что это вовсе не было эвакуацией и «Сент-Луис» действительно отправлялся в круизное путешествие. Но капитан судна Густав Шрёдер (единственный гамбургский капитан, не являвшийся членом нацистской партии) хорошо понимал, кто эти пассажиры и для чего они купили путёвки. Он дал распоряжение команде относиться к пассажирам в высшей степени достойно. Кошерной пищи не обещали, но можно было без ограничений заказывать рыбные блюда.
Как и полагалось, во всех каютах висели портреты фюрера, а на палубах развевались нацистские флаги со свастикой. Но как только судно оказалось в море, капитан распорядился всё это убрать. Кроме того, он разрешил использовать конференц-зал лайнера как походную синагогу.
На судне царила спокойная атмосфера: по вечерам играл судовой оркестр, демонстрировались кинофильмы. И только Густава Шрёдера не оставляла тревога: вскоре после выхода из Гамбурга он получил радиограмму из пароходства, в которой говорилось, что, согласно поправкам к кубинскому законодательству, многим пассажирам будет запрещено сойти на берег.
Тогда капитан создал на судне тайный «пассажирский комитет» из людей, на которых он мог полагаться. На вопрос о том, что он станет делать, если получит приказ возвратиться в Германию, Шрёдер пообещал сделать все от него зависящее, чтобы его пассажиры туда не вернулись, добавив: «Я слишком хорошо знаю, что вас там ждёт».

Негостеприимная Гавана

27 мая лайнер «Сент-Луис» бросил якорь на рейде порта Гаваны. На судно
прибыли таможенники и полиция для проверки документов. Результат ошеломил возбуждённых пассажиров: на берег могли сойти только имевшие кубинские паспорта — всего 31 человек. Остальным 906 евреям запрещалось покидать судно.
Несколько дней шли интенсивные переговоры, в которых участвовали кубинское правительство, германское пароходство, капитан и «пассажирский комитет» судна, а также представитель еврейской организации «Джойнт», привёзший с собой крупную сумму денег. Властями Кубы было поставлено условие: 500 долларов с каждого сошедшего на берег, всего около полумиллиона. Такой суммы не было ни у «Джойнт», ни у судовой компании. Переговоры зашли в тупик.
Напряжённость нарастала с каждым днём — никто не ожидал такого поворота событий. Больше всего люди боялись возвращения в Германию, на верную погибель. Это отразилось и на психологическом состоянии беженцев. Один из пассажиров попытался покончить с собой: вскрыв вены, выпрыгнул за борт.
2 июня 1939 года капитан «Сент-Луиса» получил требование от кубинских властей покинуть территориальные воды страны.

Последний шанс

Густав Шрёдер делал всё возможное для спасения пассажиров: несколько дней «Сент-Луис» курсировал вблизи берегов Флориды в надежде, что США позволят им сойти на берег. Однако американские власти заявили, что не собираются увеличивать существующую квоту на иммигрантов, — на этот год она была полностью использована. Иммиграционная служба заявила, что корабль не будет допущен ни в один американский порт. Попытка получить разрешение на высадку в Канаде также не увенчалась успехом. Не удалось достичь соглашения и с Доминиканской Республикой, власти которой, как и кубинские, выставили нереальные финансовые требования.
Руководство гамбургской судоходной компании предоставило право капитану Шрёдеру направить судно в любой порт, где согласятся принять его пассажиров, а «пассажирскому комитету» разрешило использовать судовой телеграф. С корабля полетели радиограммы с мольбой о предоставлении убежища в Чили, Колумбию, Аргентину, Венесуэлу, Парагвай и другие государства Южной Америки, но всё тщётно.

Возвращение

Шрёдер направил «Сент-Луис» к берегам Европы. Узнав об этом, группа молодых евреев попыталась захватить лайнер, но капитану удалось переубедить их, пообещав, что он сделает все возможное для спасения пассажиров. И у него был план — посадить судно на мель вблизи берегов Англии. В этом случае близлежащие порты обязаны были бы принять терпящих бедствие людей. В план были посвящены лишь очень немногие доверенные лица из экипажа. Они уже готовились привести его в исполнение, но, к счастью, 13 июня «Джойнт» всё же добился согласия четырёх европейских государств принять пассажиров «Сент-Луиса». 287 евреев принимала Великобритания, 224 — Франция, 214 — Бельгия и 181 — Нидерланды. 17 июня все пассажиры сошли на берег в бельгийском Антверпене.
Через два с половиной месяца началась война. Гитлеровские войска вторглись в страны Западной Европы, и почти всё их еврейское население стало жертвой холокоста. По различным данным, общее число бывших пассажиров «Сент-Луиса», переживших войну, составило от 180 до 260 человек.

Первый

До последнего времени ни один из руководителей государств, отказавших в 1939 году еврейским беженцам в убежище, не вспоминал об этом позорном факте. Исключением стал лишь премьер Канады Джастин Трюдо. 7 ноября 2018 года, выступая перед парламентом страны по случаю 80-летия трагических событий в Германии, он сказал: «В 1939 году Канада отвернулась от еврейских беженцев. Десятилетия прошли с тех пор, но это не уменьшило груз нашей вины… Сегодня я приношу официальные извинения пассажирам «Сент-Луиса» и их потомкам. Мы также сожалеем, что не сделали этого раньше».

Праведник народов мира

Впоследствии круиз «Сент-Луиса» получил в литературе имя «Плавание обречённых». Его капитан, Густав Шрёдер, после 1940 года больше никогда не поднимался на капитанский мостик. В 1949 году были опубликованы его воспоминания, а в 1957-м Шрёдер был награждён правительством ФРГ орденом «За заслуги». В 1959 году он скончался в возрасте 73 лет в Гамбурге. Сейчас одна из улиц города названа в его честь.

Журнал: Все загадки мира №19, 16 сентябрь 2019 года
Рубрика: Люди мира
Автор: Константин Шандецкий





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —