Людовик XIV: «Король-Солнце» и его фаворитки

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Ни один монарх Европы не побил рекордов Людовика XIV по обилию женщин. По крайней мере так гласила его прижизненная слава. Но возникает вопрос, почему самые известные фаворитки короля были худышками или толстухами, малютками или, напротив, дылдами, а то и хромоножками. Ведь именно с ними он проводил лучшие годы, а на самой занудливой даже женился!

Фото: Людовик XIV — интересные факты

Почему Людовик XIV обожал некрасивых женщин?

Свои любовные победы Людовик начал вполне стандартно, как все молодые донжуаны. Первый урок любви получил, как водится, у 42-летней маминой камеристки, когда та подстерегла его, 15-летнего юнца, на пороге своей спальни. Но вскоре разобрался, что к чему, и принялся то в одиночку, а то и с друзьями, крадучись, пробираться по ночам к молоденьким хорошеньким фрейлинам. А когда их окна зарешётили, велел каменщикам пробить к девицам тайный ход в стене. То есть всё было понятно и объяснимо. Правда, до поры до времени…

Итальянка Мария Манчини

Аристократке Анне Марии Манчини было 16 лет, когда она с матерью и сёстрами явилась из Рима ко двору Людовика XIV. «Чернявая и жёлтая, — по словам мемуаристки мадам де Мотвиль, — Она могла бы сойти за уродину». К тому же слегка прихрамывала, и за прыгающую походку её при дворе прозвали «козочкой». Ясное дело, что Людовик Марию не заметил и приударил за её сестрой, красавицей Олимпией. Придворные делали ставки, уж не станет ли та королевой Франции, но мать молодого монарха Анна Австрийская предусмотрительно Олимпию от двора удалила. Мария, давно влюблённая в короля, тем временем тайно плакала в подушку. Она не сдержала слез публично лишь единожды, и, как выяснилось, не напрасно.
Это случилось после военного похода в Дюнкерк в 1658 году, когда Людовика XIV трясло в жесточайшей лихорадке, и он две недели был при смерти. Мария вместе со всеми придворными молилась о его выздоровлении и в числе прочих ухаживала за ним. Её залитое слезами лицо было первым, которое увидел Людовик, придя в сознание. Это «видение» так врезалось в его память, что, едва поправившись, он поспешил к Марии. «Придворные, которые всегда шпионят за королями, догадались, как я, о любви Его Величества ко мне», — писала девушка в своих «Мемуарах». Теперь король вздыхал лунными вечерами и грезил «о сладких объятиях» итальянки. Чтобы впечатлить свою возлюбленную, которая, по словам романистки де Лафайет, отличалась «необыкновенным умом», он прочёл Петрарку, Вергилия, Гомера, подтянул свой французский и засел за итальянский. Считается, что благодаря Марии король стал покровительствовать Мольеру, финансово поддерживать Расина и начал возводить Версаль! Но и это ещё не главное.
Дело в том, что в свои 20 лет король, по словам современника Амедея Рене, всё ещё поддакивал маменьке — королеве Анне Австрийской, а на государственных советах скучал и норовил переложить бремя власти на чьи-нибудь плечи, того же кардинала Мазарини, например. Но, увлёкшись Марией, вдруг погрузился в дела и принялся рулить, как и подобает самодержцу. Выходит, «короля-солнце», хором твердят мемуаристы, сильного и успешного правителя — породила любовь! Ну это, пожалуй, чересчур, зато красиво! И очень по-французски! Так что сочинителей понять можно…
Тем более Мария Манчини была действительно женщиной незаурядной, штучный экземпляр, можно сказать. Ведь как только пришла пора Людовику жениться, причём не на ней, а на испанской принцессе по соображениям геополитики, итальянка тихо отошла в сторону. А ведь невестой считалась! Зато, обвенчавшись с инфантой Марией-Терезией, Людовик тут же подписал мирный договор с Испанией, очень для Франции полезный!
Когда праздничные колокола гремели по всему королевству, Мария в монастыре Бруаж заливалась горючими слезами и писала, что она «дорогой ценой заплатила за мир, которому все так радовались, и никто не помнил, что король вряд ли женился бы на инфанте», если бы она «не принесла себя в жертву…». Это было правдой.
Людовик отправил ей свою любимую собачку, но у изгнанницы хватило мужества не отвечать на этот знак внимания, доставивший ей мучительную радость. И ведь умерли Людовик и Мария если не в один день, то в один год. Тут и вправду впору прослезиться.

Англичанка Генриетта Анна Стюарт

В возрасте двух лет принцесса Генриетта, дочь британского короля Карла I, была доставлена из Англии ко двору своего кузена Людовика XIV. Среди придворных малышка получила прозвище Котёнок. И вот этот «котеночек» рос-рос и со временем превратился в 16-летнюю дылду с отвисшей нижней губой, что, однако, не помешало ей выйти замуж за родного брата Людовика — Филиппа Французского. Сам Людовик в это время отчаянно скучал со своей испанской женой, сетуя, что у неё «нет и грана» французского шарма! Генриетта же к мужу своему Филиппу не испытывала ничего, кроме отвращения. Особенно после одного бала, куда этот поклонник однополой любви заявился в женском платье и исполнил менуэт со своим красавцем-кавалером! И этот Филипп ещё смел ябедничать своей мамочке Анне Австрийской на жену! Мол, отношения Генриетты с Людовиком «не остаются незамеченными», при дворе и даже намекал, будто и дочь Луизу супруга родила от короля.
Надо сказать, Генриетта вполне заслуженно считалась изысканной интеллектуалкой: вела переписку с известными умами того времени — Мольером, Расином, Лафонтеном, была в курсе мировой политики. Так что решить вопрос с ябедой-мужем ей не составило труда. Она предложила королю приударить за одной из своих фрейлин — худышкой и к тому же хроменькой Лавальер, убедив того, что сладкий голос этой девушки «способен растрогать даже вола, а взгляд — смягчить тигра». Людовик послушался. И вот как-то во время ливня все гулявшие по королевскому парку бросились в укрытие. Один король вымок до нитки, поскольку его новая фаворитка не могла бежать из-за хромоты, а он держал над ней свою долгополую шляпу. В другой раз, узнав, что Лавальер собралась позировать придворному живописцу в наряде Магдалины, Людовик устроил сцену ревности. Словом, притворяясь влюблённым для отвода глаз, он и вправду увлёкся девушкой (в дальнейшем она родит от Людовика четверых детей, а прощальным подарком короля станет герцогство Вожур).
Жена Мария-Терезия бесилась и ревновала короля, но Генриетта была спокойна. Её интересовали только великие дела, и тут ей не было равных. В 1670 году она отправилась на свою историческую родину и всего за неделю сделала то, что семь лет не получалось у опытных дипломатов. Генриетта добилась подписания секретного Дуврского договора, в результате которого Англия отказалась от Тройственного альянса со Швецией и Голландией в пользу союза с Людовиком XIV! Увы, вскоре Генриетта умерла.

«Прелестное чудовище» Монтеспан

Очередная фаворитка Людовика Франсуаза-Атенаис де Монтеспан в молодости обладала приятным лицом и роскошным телом, но вскоре чудовищно располнела. Ведь, имея сына и дочь от мужа, она родила королю ещё семерых детей! Её ревнивец-супруг устроил Людовику грандиозный скандал. Примчавшись в Сен-Жерменский дворец в карете, украшенной оленьими рогами, этот горячий гасконец прилюдно обвинил жену в неверности, за что и был выслан в родную Гасконь. Сама Монтеспан тоже была особой небезобидной. Она зналась со всякой бесовщиной, ходила на «чёрные мессы» и увлекалась приворотными зельями и ядами. Другой бы на месте короля испугался. Но, как показывает опыт прошлых связей Людовика, он ценил в фаворитках отнюдь не чары и нежности, а ум и хватку, связи и деловитость, чего у маркизы было в избытке.
Эпоха маркизы де Монтеспан, этакой «богини Юноны», громовержца в юбке, стала блестящим периодом в годы правления Людовика. Игривая и живая, мадам умела нравиться всем и вся. Её остроумие и искрометность беседы приводили словесников той эпохи — мадам де Севинье, например, или того же Сен-Симона — в восторг. Монтеспан неизменно присутствовала на заседаниях Королевского совета и была в курсе всех государственных тайн и политических интриг. Её расположением дорожили придворные, министры слушались её советов, иностранные послы считались с её мнением.
Мадам де Монтеспан дала импульс развитию торговли и производства во Франции, взяла под опеку мастеров изящных искусств и подвигла Людовика к крупным свершениям. Король согласился построить под Версалем дворец Кланьи, а маркиза создала там блестящий двор, где велись интеллектуальные беседы и ценилось остроумие. Версаль при ней действительно стал символом могущества Франции. Воистину это было «роскошное правление» талантливой женщины.

Великие дела

Маркиза была столь убедительна во всём, что без особых протестов со стороны монарха выжила из дворца его прежнюю фаворитку — тихую и меланхоличную Лавальер.
А законную жену короля убедила в своей чуть ли не святости. Мария-Терезия и слушать не хотела «сплетни» о связи мужа с «добродетельной» Монтеспан, хотя у той один за другим появлялись сынки и дочки от Людовика! И хотя маркиза мудро отменила институт фрейлин королевы, видя в молодых красавицах конкуренток в борьбе за сердце короля, все же и она прокололась. «Подсунув» 40-летнему монарху наивную «управляемую» и «подконтрольную» 17-летнюю Марию-Анжелику де Фонтанж, Монтеспан с удивлением обнаружила, что та забеременела от короля. А когда девушка разродилась раньше срока, потеряла ребёнка и сама вскоре умерла (в 1681 году), то подозрение пало на маркизу. Началось расследование по делу о ядах. Опороченная Монтеспан была оставлена королём. Её почти 10-летнее «господство» при французском дворе закончилось шумным скандалом и следствием по поводу отравлений, афродизиаков и прочей бесовщины в середине 80-х годов XVII века… Она все ещё жила во дворце, но уже без былого влияния, и кусала губы при виде новой королевской фаворитки — о ужас! зануды-воспитательницы своих детей, немолодой вдовы, серой мышки Ментенон! В 1691 году 51-летняя маркиза сообщила, что удаляется в обитель Riles de Saint-Joseph, ею же самой основанную. Король разрешил «с радостью» и полумиллионом франков содержания б придачу…

«Прекрасная индианка» Ментенон

Это прозвище француженки (из-за её проживания в детстве на Мартинике) было для такой скромницы, как Франсуаза де Ментенон, чересчур экзотическим. Но Людовик искал в этой женщине вовсе не внешний лоск. Он оценил её любовь к своим детям, в отличие от их родной матери Монтеспан, а также ум и целомудрие. Вслед за детьми она принялась воспитывать и самого короля! Ей даже удалось склонить его к сближению с давно покинутой им женой Марией-Терезией! А затем Франсуаза взялась за придворных. В моду вошли скромные чёрно-серые наряды, а, балы сменились мессами. Аристократы острили — мол, в Версале «даже кальвинисты взвыли бы от тоски», — но потом смирились. Мадам де Ментенон основала школу Сен-Сир для дочерей бедных дворян. Она обязала наставниц давать обеты целомудрия, приучать девиц к труду и развивать живыми беседами их юные умы. Эта школа стала образцом для целой сети учебных заведений по всей Франции, Пётр I в 1717 году посетил маркизу де Ментенон, а для Екатерины II Сен-Сир стал прообразом при основании Смольного института.
Соотечественники острили, что Лавальер любила монарха, как любовница, Монтеспан — как госпожа, а Ментенон — как гувернантка. Но когда эта «гувернантка» после смерти королевы стала хоть и тайной морганатической, но все же венчаной женой короля, шутки поутихли. Судьба мадам де Монтеспан подтвердила, что весь этот знаменитый, а порою скандальный фаворитизм монарха имел целью процветание Франции. Ведь в то время Людовик никак не мог, к примеру, сделать талантливых женщин министрами или кардиналами. Ну не принято это было, подданные никогда бы такого не поняли. А «лямур-тужур» в духе прекрасной Франции — дело другое. Мужчины, те же министр Кольбер, полководец Конде или блестящий дипломат Лионн, трудились на своих престижных постах, получая ордена, почёт и славу, а женщины в статусе любовниц-фавориток вершили не менее значимые дела на благо отечества за подачки и подарки. Все лавры, конечно, доставались «королю-солнцу». Уж не потому ли, когда Людовик XIV, умирая, сказал жене своей: «При предстоящей нашей разлуке меня утешает мысль, что она не будет продолжительна и мы скоро свидимся», мадам де Ментенон гордо ответила: «Очень любезное утешение! Эгоистом жил, эгоистом и умираешь»?

Журнал: Загадки истории №36, сентябрь 2019 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Людмила Макарова

Метки: Загадки истории, Франция, женщина, король, фаворитизм, любовница, Людовик XIV, Анна Австрийская




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.