Об Оливере Кромвеле один из столпов марксизма — Фридрих Энгельс — сказал так: «тот, кто соединял в себе Робеспьера и Наполеона». Как Робеспьер, Кромвель был вершиной революции. И как Наполеон, он стал её губителем…

Как Кромвель создал армию Англии

Оливер Кромвель и его роль в истории Англии кратко

Обычно функции «разжигателя» и «завершителя» революции не соединялись в одной личности, а распределялись как минимум между двумя персонами — Робеспьер — Наполеон, Ленин — Сталин и так далее. Но в Англии всё вышло иначе.

Избранный небом?

Причины Английской революции XVII века не отличались особой оригинальностью. Растущая роль капитала требовала уничтожения феодальных пут и привилегий. Англия жаждала «свободного рынка» и слома феодальной административно-сословной системы.

Напряжение внутри страны нарастало всё время правления короля Карла (начиная с его восшествия на престол в 1625 году). Ситуация обострилась в 1640 году, когда после долгого перерыва возобновились заседания парламента. Народные представители сразу же озвучили свои претензии к королевской власти и настоятельно стали требовать их удовлетворения.

«Король Божией милостью», конечно же, не мог пойти на такое умаление своих монархических прав. В 1642 году «холодная» фаза конфликта перешла в «горячую» — король с вооружённой силой выступил против парламента. Началась гражданская война.

Оливер Кромвель в первые годы революции себя ничем особым не проявил. Вся его жизнь (родился он в 1599 году) — это путь типичного «дворянина средней руки». Он и членом парламента стал лишь благодаря семейным связям — среди депутатов к тому времени было уже 18 его родственников.

Была, правда, у него одна оригинальная черта. Воспитанный в традициях протестантизма, Кромвель истово верил в кальвинистский догмат о предопределении. И себя, например, он всерьёз считал «избранным» — тем, кому Всевышний уже «предопределил» место рядом с собой, в раю. Осознание столь приятного факта позволяло этому провинциальному джентльмену жить без излишних моральных сомнений и рефлексий. Для революции такие «цельные» люди были поистине незаменимы!

Но с началом гражданской войны фигура Кромвеля вышла из тени. В 1642-1645 годах его «вес» в английской политике вырос неимоверно. Нет, ему не суждено было стать великим оратором или великим законодателем революции. Но Кромвель создал то, без чего немыслима победа любой революции. А именно — армию.

Главный козырь короля

В самом начале боевых действий войска парламента (они же — революционные войска) представляли собой жалкое зрелище.

Пехота не годилась абсолютно ни на что. Впрочем, пехота и королевских войск была не многим лучше. Командный состав (с обеих сторон) отличался крайней невежественностью. По боевому опыту он был наголову ниже офицерского корпуса любой европейской армии. Французы, немцы, шведы прошли к тому времени суровую школу Тридцатилетней войны (1618-1648). А английские войска ещё в 1627 году при Ла-Рошели использовали лук и стрелы.

Но зато у короля был «козырь», который каждый раз неумолимо давал ему победу — дворянская конница. И у этой конницы был вождь — харизматичный принц Руперт Пфальцский, племянник короля. Это был типичный авантюрист и кондотьер по духу.

С 14 лет он воевал в Тридцатилетней войне — то на одной, то на другой стороне.

Опыт, полученный на европейских полях сражений, делал принца Руперта опасным соперником. А по дерзости, лихости и особому кавалерийскому позерству принца Руперта можно сравнить лишь со знаменитым Мюратом.

Кромвель, который был назначен на один из командных постов в революционной армии, своими глазами видел, как бессильны войска парламента против королевской конницы. Ответ напрашивался сам собой — чтобы победить короля, нужно создать свою боеспособную конницу.

Но какова та идея, которая может сделать кавалерию парламента непобедимой? Кавалеристы короля сражаются отважно из чувства долга и дворянской чести. Какое чувство противопоставят им кавалеристы революции?

И Кромвель нашёл ответ — только религиозное чувство! Именно религия станет той идеей, которая заставит простолюдинов биться отважнее дворян. И по своей инициативе он создаёт первый полк тяжёлой кавалерии, целиком набранный из убеждённых протестантов.

Так на свет появились знаменитые «айронсайды» («железнобокие») Кромвеля. В первых же столкновениях полк Кромвеля поразил всех своей стойкостью и храбростью — на фоне всеобщего развала и паники. В то время, как в других частях парламентской армии солдаты на привале воровали кур, пьянствовали и развратничали, — бойцы Кромвеля пели псалмы и молились.

Создалась поистине уникальная ситуация в мировой истории: революционеры шли в бой под знаменем религии!

Поняв, что Кромвель, видимо, нашёл секрет победы над королём, парламент поручил ему реформу всех революционных войск. И Кромвель блестяще справился с задачей.

Главный упор Кромвель всё же делал на формирование первоклассных кавалерийских частей. Вскоре в распоряжении парламента было уже несколько полков «железнобоких». Они и решил исход гражданской войны. В 1645 году в ключевой битве при Нейзби королевская армия потерпела поражение. Дворянская конница принца Руперта не выдержала религиозного фанатизма «айронсайдов».

После битвы Карл бежал, пытался найти приют в Шотландии, но был выдан шотландцами за 400 тысяч фунтов стерлингов. В январе 1649 года по решению парламента бывшему английскому королю отрубили голову. Это был апогей революции.

Два столпа власти

А дальше — началось двоевластие. С одной стороны — парламент, с другой — Кромвель как вождь армии. Такая ситуация не могла длиться долго. Кромвель, как и генерал Бонапарт полтора века спустя, задался простым вопросом: неужели он должен подчиняться «каким-то адвокатам»? В итоге, в апреле 1653 года Кромвель с отрядом солдат просто выгнал парламентариев из зала, а двери заседаний запер на замок. Переход к единоличной диктатуре совершился. Но объявить себя королём новый властитель не решился. Он возложил на себя звание «лорда-протектора». Такую же комедию позднее устроит и Наполеон, который — чтобы слишком резко не порывать с революционными традициями — поначалу прикроет своё самовластие республиканским званием «первого консула».

Бывший революционный генерал Кромвель очень быстро превратился в сурового деспота. Армия и вездесущая полиция — вот два столпа, на которые опиралась его власть.

Вся страна была поделена на 11 военно-административных округов, во главе которых стояли генерал-майоры. Это не чин, а название должности. Из 11 генерал-майоров собственно генералов было пять, ещё пятеро носили чин полковника, а один — майора.

Полномочия генерал-майоров — самые обширные. Они должны были не только поддерживать порядок, но и — как позднее жандармы Николая — наблюдать за морально-нравственным обликом жителей округа.

«Наблюдение» это было окрашено в густые цвета пуританского аскетизма. Война была объявлена не только алкоголю, азартным играм и адюльтерам. Под запрет попали также танцы и театральные представления, спортивные состязания, скачки и петушиные бои. С точки зрения пуританской этики — все это были «суетные», греховные вещи.

Все ждали, что Кромвель наденет на себя корону. Льстецы даже собирали подписи под петициями о необходимости восстановления монархии. Но новым монархом Кромвель так и не стал — в отличие от Наполеона. И дело вовсе не в том, что Кромвель был менее амбициозен, чем Наполеон. Лорд-протектор вовсе не скрывал, что сам обдумывал такую возможность.

Решающую роль сыграла позиция офицерского корпуса — а он в массе своей к идее возрождения монархии отнёсся отрицательно. Для суровых пуритан, которые составляли основной костяк офицерства, монархия была злом. Кромвель не решился идти против мнения армии — ведь она являлась главным оплотом его власти.

В сентябре 1658 года Кромвель умер от смертоносного сочетания малярии и брюшного тифа. После себя он оставил целый ворох нерешённых проблем. В стране назревал острый социальный кризис: режимом Кромвеля были недовольны и «правые», и «левые». Роялисты не простили ему цареубийства, республиканцы — разгона парламента, а простой народ — полицейского террора генерал-майоров.

Оставшись без авторитетного лидера, постреволюционная Англия стремительно катилась к реставрации монархии. Эта реставрация произошла уже через два года после смерти Кромвеля — в 1660 году. Диктатура Кромвеля, казавшаяся незыблемой, рухнула легко, как карточный домик. Увы, таков неизбежный финал всякого авторитарного режима…

Журнал: Загадки истории №33, август 2022 года
Рубрика: Как умирали диктаторы
Автор: Денис Орлов


Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Загадки истории, Англия, республика, война, армия, революция, Кромвель


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022