Остров Первомайский в Чёрном море

Остров Первомайский появился в Чёрном море по распоряжению Екатерины II. Разумеется, императрица не сама додумалась возводить форпост, который бы мешал турецким кораблям свободно проходить в Днепро-Бугский лиман. Идею ей подсказали — не то Суворов, не то светлейший князь Потёмкин, не то генерал-адъютант Тотлебен. Не суть. Главное, что остров был создан искусственно — насыпан всего за 25 дней — и со времён своегб возникновения никогда не был нанесён на гражданские карты…

Фото: остров Первомайский — интересные факты

Банка-путешественница

Точная дата создания острова Майский неизвестна: документы не то затерялись во времени, не то изначально были засекречены. Однако во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов он уже существовал. Как Александру Суворову, так и князю Потёмкину этот рукотворный остров был просто необходим. Суворову требовалась поддержка с моря во время Кинбурнского сражения (1787), а Потёмкин после взятия Очакова (1788) не хотел оставлять без военной защиты лиман, по которому ходили торговые корабли. Так что, скорее всего, остров «вырос» в Чёрном море в 1790 году. Назывался он тогда Батарейный и по принципу пробки в бутылке закрывал лиман от вторжения врага с моря.
Подобные искусственные клочки суши средь моря умели создавать ещё в Древнем Египте и в средневековой Европе. Ничего мудреного в этом процессе нет: надо только найти природную отмель и нарастить её. Сыскалась таковая и в Днепро-Бугском лимане — знаменитая Очаковская банка, которая прославилась своим «умением» дрейфовать. Никто не знал, где она окажется в следующий раз, из-за чего у многих мореходов возникали неприятности.
Тем не менее строительство началось. На отмели в дно вбили дубовые сваи, поверх которых насыпали камни, взятые с турецкой крепости, разрушенной Суворовым. Скорее всего, камень доставляли на баржах, которые по прибытии затапливали. Туда же ссыпали глину и песок, привезённые из Очакова. Кроме того, все проходившие мимо суда обязаны были вносить посильную лепту в строительство острова: сбрасывали старые бочки, доски — словом, любой хлам, способствующий приращению «суши». А чтобы новодел средь моря не размыла вода, был построен заградительный мол.
Позднее стараниями инженера Эдуарда Тотлебена остров Батарейный превратился в настоящую крепость. В соответствии с проектом Тотлебена там была проложена железнодорожная ветка для подвоза тяжёлых артиллерийских снарядов. Пушки упрятали в специально вырытые для этих целей казематы. Они поднимались на подъемниках и, сделав выстрел, опускались вниз. Так что противник не мог поразить их ответным залпом. Использовались многочисленные казематы и как камеры заключения: в частности, в 1906 году там содержали лейтенанта Шмидта, организовавшего восстание на флоте.

Учебная база спецназа на острове Майский

После революции Батарейный стал Островом 1 Мая. Но в народе новое название не прижилось, и остров стали называть проще — Майским. В 1960-х годах его отдали 17-й отдельной бригаде спецназа Главного разведывательного управления Генштаба. На самом верху решили, что лучшего места для обучения бойцов навыкам подводной войны не сыскать. А необходимость в таких спецназовцах назрела. Дело в том, что в 1955 году около Севастополя ушёл на дно вместе с 600 моряками на борту трофейный корабль «Новороссийск». Ранее судно принадлежало Италии и называлось «Джулио Чезаре». Поэтому среди множества версий гибели корабля одна звучала особенно настойчиво: «Новороссийск» был заминирован силами итальянского подводного спецназа, который на тот момент был лучшим в мире. Поэтому Советскому Союзу срочно потребовались бойцы-подводники экстракласса, способные заткнуть за пояс своих итальянских коллег — людей-лягушек. Молодые военные прибывали на остров из одесских и ленинградских военных училищ. К ним предъявлялись очень высокие требования. Все они должны были обладать отменным здоровьем, быть психически устойчивыми и иметь спортивный разряд. Ребят, прошедших строгий отбор, селили в подземных помещениях и обучали по специальной программе. На выходе каждый из них должен был стать настоящим человеком-амфибией. Бойцов обучали всем способам добраться до цели: они плавали под водой, прыгали с парашютом, тренируясь до изнеможения. Ещё спецназовцы приобретали навыки выживания в экстремальных условиях, а попутно штудировали языки всех стран Черноморского бассейна.
Ребят, прошедших строгий отбор, селили в подземных помещениях и обучали по специальной программе, выходе каждый из них должен был стать настоящим человеком-амфибией.
На берегу ни для кого не было секретом, что Майский отдан на откуп военным, но доподлинно никто из гражданских не знал, чем они там занимаются. И конечно, им и в голову не приходило, что на острове хранятся портативные ядерные заряды, которые спецназовцы должны были доставить в пункт назначения при первой необходимости… К счастью, до этого ни разу не дошло. Так что островитяне жили, максимально дистанцировавшись от материка. Все жизнеобеспечение на острове, хвала Тотлебену, было автономно. Пресную воду военные добывали из 100-метровой скважины, а жили по большей части в сооружениях, построенных в XIX веке.

Глазами очевидца

Дмитрий Чаленко служил там с 1986 по 1988 год, а потом 20 лет работал в элитном подразделении спецназа. По его словам, на Майском одновременно находилось около 300 человек: «Мы осваивали искусство выживания, отрабатывали высадку водолазов-диверсантов через торпедный аппарат подводной лодки, учились работать с уникальной подводной техникой, которую разрабатывали специально для нас, высаживались на море с воздуха в водолазных костюмах — в любую погоду и в любое время суток».
Всё происходящее на острове было строго засекречено. Даже родственники бойцов не знали, чем занимаются их близкие. Официально они работали на спасательной станции, расположенной между лиманом и морем. А для проходящих мимо иностранных кораблей (благо военных всегда заранее предупреждали об их появлении) организовывали инсценировку: несколько человек в форме спасателей наводили порядок на пирсе. Тогда как настоящая учёба шла полным ходом — в подземных помещениях. Имелись на острове и небольшие подводные лодки, рассчитанные на шесть человек экипажа, способные бесшумно проникать в любой порт. Интересно, что все отсеки в лодке заполнялись водой, поэтому люди там находились в аквалангах. Кроме всего прочего, спецназовцев приучали употреблять в пищу гадюк и жаб, которых на острове и теперь предостаточно.
По словам людей, прошедших школу Майского острова, они были подготовлены намного лучше, чем их иностранные коллеги. Например, американцам не под силу прыгнуть с парашютом с высоты 60 м или с катера на скорости 25 узлов. А о том, чтобы спрыгнуть с самолёта в винную бочку на Очаковском винзаводе, и говорить не приходится. Всему этому мастерству и учили на острове.
После распада Союза спецподразделение на Майском первым присягнуло на верность Украине. Вскоре после этого бригаду перевели в Очаков. Но база по-прежнему считается военным объектом министерства обороны.

P.S. В 2005 году в Интернете активно обсуждалась тема продажи острова Майский. «Укроборонсервис» дал соответствующее объявление в областной газете Николаева и назначил цену — 10 млн. гривен (2 млн. долларов). Министерство обороны Украины подтвердило эту информацию. Но это вовсе не означает, что сведения достоверны. Если продажа всё же состоялась, то приходится только гадать, кому достался остров, имеющий стратегическое значение. В любом случае перспективы этого клочка суши остаются весьма туманными, как и его история.

Журнал: Ступени Оракула №10, октябрь 2019 года
Рубрика: Затерянный мир
Автор: Галина Минникова

Метки: СССР, война, Ступени Оракула, остров, спецназ, Русско-турецкие войны, Первомайский



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.