Парфюмер Генрих Брокар: Духи для императрицы

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В современном мире Париж считается негласной столицей парфюмеров всей планеты. И практически никто не помнит, что первые концентрированные духи были созданы в России в конце XIX века выдающимся парфюмером Генрихом Брокером, основателем собственной империи по производству духов, одеколонов и мыла. Невероятную историю этого неординарного человека в книге «Жизнь и судьба русских промышленников-меценатов в городе Москве» рассказала публицист и редактор Никель Валиева.

Парфюмер Генрих Брокар: Духи для императрицы

Талантливый эмигрант

— Несмотря на то что корни у Генриха Брокара французские, главный парфюмер Российской империи до глубины души был предан нашей стране, которую искренне любил, — говорит Нинель Ароновна. — Трудно сказать, как сложилась бы судьба Генриха Брокара, если бы его отец, владевший небольшим производством и парфюмерным магазином в Париже на Елисейских Полях, однажды не разорился. Спасаясь от кредиторов, он бежал в США, оставив увядающий семейный бизнес двум сыновьям. К счастью, дети оказались намного талантливее отца. Братья наладили торговлю, рассчитались с долгами и даже завоевали несколько престижных наград на парфюмерных выставках в Париже. Однако, несмотря на внешний успех, Генрих искренне считал, что во Франции он не сможет создать собственную парфюмерную империю, о которой всю жизнь мечтал.
И вот в 1861 году молодой человек оставил Францию и отправился покорять Россию. В своих мемуарах парфюмер отмечал, что в Москве его больше всего поразили патриархальные нравы, мужики в тулупах, самодовольные чиновники и вечно пьяные купцы. Тем не менее именно здесь присутствовал тот грандиозный простор для бизнеса, которого парфюмеру не хватало в Европе.

Гениальный план

Юноше повезло. Приехав в Россию, Генрих Брокар по рекомендации знакомых устроился управляющим в успешную парфюмерную компанию Константина Гика. Казалось бы, живи и радуйся. Увы. Юный парфюмер безнадёжно влюбился в бельгийку Шарлотту Равэ, а та не отвечала ему взаимностью. Дело в том, что гордая красавица была влюблена в некоего оперного певца, который часто бывал в их доме. Как отмечает в своей книге Нинель Валиева, чтобы избавиться от опасного конкурента, Генрих придумал гениальный план.
Однажды во время домашнего концерта, на котором должен был выступить соперник, молодой человек преподнёс хозяйке дома корзину, полную изящных восковых фиалок, попросив поставить её на рояль. Цветы были пропитаны приятным, но крепким парфюмом, оказывающим негативное влияние на голосовые связки любого оперного певца. Конкурент Брокара в дуэли за сердце красавицы опозорился — на первых же нотах «пустил петуха» и больше никогда не появлялся в доме его возлюбленной.
Путь к сердцу девушки был открыт, и 7 сентября 1862 года молодые люди поженились.

Мыло для народа

По мнению Нинели Валиевой, важным обстоятельством в жизни парфюмера стала поддержка его супруги, которая с первых дней замужества поверила в талант мужа. После того как проект по созданию концентрированных духов увенчался успехом, парфюмер продал во Францию за 25 000 франков созданную им химическую формулу. На вырученные деньги Брокар открыл в России первую собственную фабрику. Как человек практичный, создание своей промышленной империи молодой парфюмер начал с открытия мыловаренного производства. Первое мыло, полученное на фабрике Генриха Брокара, имело лаконичное название — «Детское». Внешне это были небольшие, ароматно пахнущие брусочки с выдавленными на них буквами русского алфавита. Спустя годы многие жители страны утверждали, что «учились читать по Брокару». Примечательно, что направление успешного развития бизнеса Генриху Брокару подсказала его предприимчивая жена. По мнению женщины, необходимо было создать мыло, которое стоило бы сущие гроши и потому было доступно городской и сельской бедноте. Вскоре в Москве появилась новая марка мыла — «Народное». В розницу его кусок стоил всего лишь одну копейку. За «Народным» мылом последовали и другие дешёвые сорта: «Глицериновое», круглое «Шаром», «Янтарное», «Медовое», «Розовое» и «Греческое». Супруга парфюмера оказалась права. Крестьяне, до этого вообще не знавшие никакого мыла, бывая в Москве, скупали его ящиками про запас.

Корзина восковых цветов

С первых дней появления в Москве Генрих Брокар мечтал о славе создателя новых ароматов и звании поставщика Двора его императорского величества. Мыловаренное производство было необходимо ему лишь для накопления стартового капитала.
— Первый шаг на этом пути, — отмечает Нинель Валиева, — парфюмер сделал в 1873 году во время посещения Москвы великой княгиней Марией Александровной и её матерью императрицей Марией Александровной. Желая привлечь внимание монарших особ, парфюмер повторил свой изящный трюк, вручив императрице корзину восковых цветов, пропитанных духами, аромат которых нельзя было отличить от запаха цветов настоящих.
Расчёт оказался верен. Польщённая государыня поручила направить московскому генерал-губернатору бумагу, в которой говорилось: «Государь Император Высочайше изволил разрешить московскому парфюмерному фабриканту и купцу французскому подданному Генриху Брокару именоваться поставщиком государыни Великой Княгини Марии Александровны, с правом употреблять на вывеске вензельное изображение Имени Ея Императорского Высочества».

Фонтан с одеколоном

Получив высокое звание, Брокар существенно расширил своё производство. Его фабрика стремительно росла. Появились новые виды мыла: «Мятное», «Русское», «Национальное», «Сельское», «Театральное», «Обеденное» и даже «Электрическое». Любое значимое событие в жизни страны становились поводом для выпуска нового сорта мыла. В начале Русско-турецкой войны появилось «Военное» мыло, а когда русские войска взяли Плевну, прилавки Москвы пополнились помадой «Букет Плевны». Популярность продукции фабрики Генриха Брокара оказалась так велика, что во время открытия в 1878 году фирменного магазина на Биржевой площади в Москве случилась настоящая давка! Причиной стали дешёвые подарочные наборы ценой в один рубль, каждый из которых содержал полную линейку продукции фабрики — от мыла до лучших духов.
Количество желающих посетить магазин оказалось столь велико, что к трём часам дня власти города распорядились закрыть торговлю, поскольку даже конная полиция не могла сдержать напор любителей дешёвой парфюмерии. За пять часов было продано более 2000 комплектов.
А на открытии парфюмерной выставки в Москве в павильоне фабрики Генриха Брокара был установлен фонтан, из которого вместо воды бил одеколон. Мужчины опрыскивали одеколоном из необычного фонтана свои пиджаки и шляпы, а женщины окунали туда сумочки и перчатки.
Казалось бы, Генрих Брокар разбогател и мог вернуться в Париж, как ему советовала жена. Однако парфюмер заявил, что жить и работать будет исключительно в России. Умер он 3 (16) декабря 1900 года в Москве.

«Новая Заря»

Как большинство успешных промышленных предприятий, фабрика компании «Брокар и K°» после 1917 года была национализирована, название сменили на «Замоскворецкий парфюмерно-мыловаренный комбинат №5». Однако новое наименование не понравилось главному инженеру фабрики Августу Мишелю, который предложил большевикам дать комбинату иное название — «Новая Заря». К немалому удивлению пожилого парфюмера, участвовавшего в создании всемирно известных духов «Любимый букет императрицы», большевики согласились с его предложением. Кроме того, было решено возобновить производство «Любимого букета…», но назвать духи «Красная Москва». Под этим брендом аромат стал самым любимым и популярным среди модниц СССР и много лет считался лучшим подарком. Надо отдать должное советским руководителям, которые не только сохранили лучшие произведения Генриха Брокара, но и продолжили традицию выпуска духов, посвящённых памятным событиям. К юбилею Пушкина появились «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о царе Салтане» и «Пиковая дама». В честь юбилея органов государственной безопасности был выпущен одеколон «Щит и меч», а в первые годы покорения космоса — одеколон «Восток». В 1979-1980 годах, накануне Олимпиады в Москве, в продаже появились одеколоны «Олимпийский» и «Олимпийский мишка» с флаконом, выполненным в виде медвежонка — символа Олимпиады. В наши дни «Новая Заря» продолжает работать, как и прежде, изменив лишь фирменный стиль.

Журнал: Тайны 20-го века №11, март 2020 года
Рубрика: Дела давно минувших дней
Автор: Дмитрий Соколов

Метки: биография, Россия, Москва, Тайны 20 века, мыло, запах, парфюмерия, одеколон, аромат, духи, Дмитрий Соколов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.