1924 год. Боевики Сталина и Зиновьева делают первую попытку присоединить Эстонию к СССР, однако эстонская военщина топит мятеж в крови. «Возвращение» Прибалтики приходится отложить до 1940 года…

Как подавили выступление эстонских коммунистов в 1924

Перводекабрьское восстание: Советский мятеж в Эстонии в 1924 году

«Белый террор» по-эстонски

В годы Гражданской войны местным белым при поддержке Антанты удалось отбить натиск коммунистов. Но победившие «буржуи» понимали, что опасность ещё далеко не устранена. Коммунисты ушли в подполье и ждут своего часа. А значит, нужно давить «красную заразу» в зародыше. Рецепт борьбы прост: сажать и вешать, сажать и вешать.
Политические процессы следуют один за другим. «Процесс 50-ти» (1921 года), «Процесс 115-ти» (1922 года), «Процесс 149-ти» и «Процесс 78-и» (оба в 1924 году). Числа в названии обозначают количество обвиняемых. Как видим, «посадки» были не шуточные.
После процесса 149-ти терпение местных коммунистов лопнуло: они понимают, что если дело так пойдёт и дальше, то их просто постепенно всех пересажают — и на этом история эстонских большевиков и закончится. В Москве советские руководители думали точно так же. Получив «добро» из Москвы, эстонские коммунисты начинают планировать захват власти и присоединение к СССР…

«Варяги» из Москвы

На помощь эстонским коллегам из Москвы в Таллинн были нелегально переброшены примерно 40 человек — сотрудники советской разведки, эстонцы по национальности. Главную роль среди них играл Карл Тракман — офицер Генерального штаба Красной армии. Он-то и разработал детальный план восстания. Общее же руководство подпольной работой осуществлял другой «варяг» из Москвы — Ян Анвельт (кстати, оба позднее будут расстреляны Сталиным).
Всё было продумано до мелочей. В основных эстонских городах (Таллинне, Тарту, Нарве и др.) формировались боевые группы из местных коммунистов и «сочувствующих». Основной воинской единицей была боевая тройка, в которой только её руководитель был непосредственно связан с подпольной организацией. Тройки сводились в боевые группы (несколько десятков бойцов). Общая численность заговорщиков к ноябрю 1924 года составила около 1000 человек, из них в Таллинне — около 400.

В паутине Коминтерна

Конечно, для того, чтобы самостоятельно захватить всю Эстонию, этих сил было катастрофически недостаточно. Но мятежникам это было и не нужно. Их задача — хотя бы временно захватить власть в Таллинне, после чего обратиться за помощью к СССР. И тогда в Эстонию с советской территории должны были войти отряды, составленные из эстонских, а также латышских и финских добровольцев.
С добровольцами проблем не было: в СССР нашли убежище тысячи «красных» эстонцев, латышей и финнов. Вот около 6 тысяч таких добровольцев были собраны на эстонской границе и ждали сигнала для вторжения.
1 декабря 1924 года в 5 часов утра восстание началось…

Неплохое начало

Начали мятежники неплохо. Боевые группы подорвали железнодорожные мосты в окрестностях эстонской столицы — чтобы помешать переброске воинских частей.
Повстанцы захватили Главпочтамт, Балтийский вокзал, аэродром и несколько воинских частей. Что характерно — почти все солдаты захваченных частей присоединились к восставшим. Это показывает, что и у простых эстонцев (не только у коммунистов) были серьёзные претензии к своему правительству.
Но недостаток сил сыграл для мятежников роковую роль. Всего активных путчистов было человек 250-300 — даже меньше, чем предполагалось по плану (400 человек). Кто-то не получил сигнала о выступлении (организаторы слегка перемудрили), кто-то был арестован властями ещё до путча. В итоге банально не хватило людей. При попытке захвата министерства обороны и ряда других объектов нападающие получили вооружённый отпор и были вынуждены отступить. Неудачей закончилась и атака на казармы резерва конной полиции. Провал захвата здания Минобороны привёл к тому, что офицеры эстонской армии смогли управлять лояльными войсками, перегруппировать их, и в конечном итоге это привело к поражению восстания.
Характерный штрих. Правительство не решилось привлечь к подавлению восстания обычные воинские части — опасаясь (и вполне обоснованно), что солдаты просто перейдут на сторону восставших. Поэтому для подавления восстания были использованы исключительно спешно сформированные отряды из офицеров, кадетов военного училища и полицейских.
Офицеры и кадеты, в основном, были выходцами из обеспеченных слоёв общества, и на их лояльность можно было положиться. А полицейские, в силу своей работы, вызывали такую неприязнь у коммунистов, что у них не было другого выхода, как «давить красных». Ведь в случае победы большевиков им ничего хорошего не светило.

Кровавая расправа

Верные правительству части начали поэтапное подавление восстания. Особенно стойко защищались мятежники на Балтийском вокзале в Таллине и на аэродроме Ласнамяги. Но силы были не равны. В течение шести часов основные очаги сопротивления мятежников были подавлены. Началась кровавая расправа.
В последующие несколько недель по всей Эстонии проходит гигантская облава на путчистов, на простых коммунистов (даже не участвовавших в мятеже) и вообще на всех «левых». Арестовано было более 2000 человек — большая цифра для маленькой Эстонии. Из них несколько сотен было расстреляно по приговору военно-полевых судов.
Эстонское подполье понесло огромные потери, от которых так и не смогло оправиться. А «воссоединение Эстонии» пришлось отложить до 1940 года…

Охота на коммунистов (1920-1925)

Эстония 1920-х годов была очень далека от «демократических ценностей». Устраиваются грандиозные процессы над инакомыслящими. «Несогласных с режимом» ждёт виселица, расстрел, каторга…

Журнал: Война и Отечество №8, август 2016 года
Рубрика: В паутине Коминтерна
Автор: Игорь Щербак

Метки: СССР, власть, Прибалтика, восстание, Война и Отечество, Эстония, мятеж, 1924





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-