Яды или всемирная история отравлений

Человек всегда был изобретателен в способах извести ближнего своего. Именно поэтому к традиционным видам убийства с помощью оружия однажды добавился изощрённый и тайный — отравление. В жизнь человечества вошли яды, и оказалось, что они куда разнообразнее, чем принято считать.

Фото: яды для отравлений — интересные факты

Живые и ядовитые

Возможно, начавшие использовать ядовитые вещества люди просто взяли пример с представителей животного мира. Ведь некоторые звери, птицы и рыбы по сути являются живыми носителями ядов, которые служат им отменной защитой от любого нападения. Однако самое ядовитое животное учёные назвать до сих пор так и не смогли. Все потому, что на однозначность результата исследования одновременно влияла бы масса переменных величин, в числе которых — состав яда, частота его использования, скорость восстановления ядовитых запасов. Например, концентрация яда знаменитой чёрной мамбы на килограмм веса жертвы при подкожном введении не так уж велика. Зато эта змея способна единовременно впрыснуть в противника столько отравы, что её хватит для смерти особи весом до полутора тонн.
Некоторые виды пернатых могут быть не менее ядовиты, чем пресмыкающиеся. Правда, уровень их токсичности зависит от того, что они употребляют в пищу. Двуцветные питоху, проживающие на территории Новой Гвинеи, обязаны своей ядовитостью жукам-мелиридам. В организме жуков содержится сильный яд батрахотоксин, и питоху поглощают его вместе с насекомыми, а затем выделяют через кожу.
Интересно, что яды животного мира иногда представляют собой настоящий «коктейль» из токсинов, ферментов, гормонов и прочих веществ. Яд одного из моллюсков семейства конусов состоит из целой сотни компонентов, а синекольчатый осьминог способен ввести противнику яд, в составе которого — тетродотоксин, ацетилхолин, дофамин, гистамин, тирамин, гиалуронидаза и другие вещества. При этом природа устроена настолько разумно, что защищает свои творения от содержащегося в них яда. Организм кобры, например, снабжён особыми рецепторами, препятствующими поражению самой змеи нейротоксинами, которыми она убивает своих жертв.
Изучив многообразие ядов животного мира, люди с удивлением обнаружили, что некоторые из них способствуют не только убийству, но ещё и лечению человечества от тяжелейших недугов. Так, гормон, получаемый из слюны ящерицы — аризонского ядозуба, стал основой лекарства от сахарного диабета. Из яда моллюсков-конусов получают обезболивающее вещество. А один из токсинов, входящих в состав пчелиного яда, успешно уничтожает в организме человека ВИЧ-инфицированные клетки, оставляя здоровые клетки неповреждёнными.

«Все вещи есть яд»

Однако главная роль ядов в истории всё же не целебная, а смертельная, и тому есть масса весьма красноречивых примеров. Швейцарскому медику и философу Парацельсу принадлежит изречение о природе ядов, которое обычно переводится так: «Все вещи есть яд, и нет ничего без яда, лишь доза делает вещь неядовитой». Иначе говоря, врач был убеждён в первичности ядовитой природы любого вещества и считал, что лишь верно выбранная мера может сделать его неопасным и даже лечебным.
Человечество узнавало о свойствах ядов постепенно, и то, что в наши дни однозначно считается отравляющим веществом, в прошлом повсеместно использовалось в обыденной жизни. Так, свинец служил в Древнем Риме материалом для изготовления водопроводных труб. Считалось даже, что вкус вина, разбавленного «свинцовой водой», становится более изысканным. А красавицы Средневековья, ради приобретения благородной бледности лица, вовсю пользовались свинцовыми белилами. Это косметическое средство не утратило своей популярности до самого XIX века. Побочные же явления вроде бледности, вялости и худобы воспринимались как дополнительный бонус, только прибавлявший очарования дамам и девицам. Теперь-то и школьникам известно, что отравление свинцом ведёт к самым печальным последствиям — от диареи до умственной отсталости.
Мышьяк ещё в Древнем мире использовался при изготовлении оружия (например, добавление при ковке мышьяка к меди увеличивало твёрдость получаемого сплава). В Викторианской Англии большой популярностью в дамском обществе пользовались пилюли с мышьяком. Реклама уверяла, что при их употреблении тон кожи сам собою выравнивается, а тело приобретает изящно округлые очертания. О том, что яд копится в щитовидной железе, образуя в результате так называемый токсический зоб, реклама, конечно, умалчивала. Интересно, что одновременно с бытовым употреблением мышьяк широко использовали убийцы, поскольку симптомы отравления этим ядом были схожи с признаками не побеждённой ещё холеры.

Смертельная слава отравителей

Убийство путём отравления требовало от исполнителя нешуточных познаний в химии, ловкости и хладнокровия — возможно, как раз поэтому имена многих отравителей остались на страницах истории. Есть в этом списке не только «рядовые граждане», но и правители разных эпох. С размахом пользовался «тихой смертью» римский император Калигула. Если верить историческим источникам, с помощью ядов печально известный правитель легко разрешал любые свои затруднения. На пирах получали отраву те, кто посмел обойти Калигулу в гонках на колесницах. Если кто-то из римских патрициев обладал имуществом, которое желал заполучить император, он непременно получал от Калигулы в дар отравленное лакомство. Имущество умершего, как легко догадаться, тут же попадало в императорскую казну. После убийства венценосного отравителя в его покоях обнаружили целую коллекцию ядовитых веществ, каждое из которых было снабжено названием и краткой инструкцией по применению. Слуги швырнули сундук с ядами в море, после чего, как рассказывают, волны ещё долго выбрасывали на берег отравленную рыбу.
Случалось, что история сохраняла не только имя знаменитого отравителя, но и название созданного им яда. Так человечество запомнило не только злодейку эпохи Возрождения Теофанию ди Адамо, но и составленную ею «аква Тофану» (вода Тофаны). Рецепт зелья до сих пор не раскрыт: известно лишь, что в него входили вытяжка из белладонны, мышьяковая кислота и некоторые другие ингредиенты. Не только состав, но и способ изготовления этого яда по сей день остаётся загадкой для учёных. Сохранились свидетельства того, что лишённая цвета, вкуса и запаха «аква Тофана» не теряла свойств ни в горячих, ни в холодных блюдах и напитках, действовала постепенно и безотказно и больше всего напоминала симптомы тяжёлого желудочного недуга. Распознать яд медицина той эпохи не могла, а потому госпожа Тофана безнаказанно препроводила на тот свет более 600 человек, лишь затем была изобличена и отправлена на эшафот.
Самым «талантливым» отравителем XX столетия признан Грэм Фредерик Янг, проводивший свои смертельные эксперименты с ядами в Англии. С детских лет будущий отравитель интересовался токсикологией (наука о ядовитых веществах) и даже делал попытки составлять собственные препараты. Первой жертвой пытливого юноши пала его мачеха, затем он пытался отравить отца и тётку. Помещённый на принудительное лечение в психиатрическую лечебницу, Янг продолжил готовить ядовитые препараты и подмешивал их в еду и напитки пациентам и персоналу. Как ни странно, в конце концов юного убийцу выписали из клиники. Он ещё успел отправить на тот свет несколько человек, и лишь затем его арестовали и приговорили к пожизненному тюремному заключению. Фредерик Янг скончался в тюрьме 42 лет от роду, по официальному заключению медиков — от инфаркта. Существует версия, что на самом деле убийца по ошибке выпил один из собственных ядов, но доказательства отсутствуют.

Изменившие ход истории

С помощью ядов злодеи издавна решали имущественные вопросы, устраняли политических противников и соперников в любви, приближали час кончины надоевших родственников. Но некоторые из «ядовитых преступлений» поистине изменили лицо нашего мира.
Однажды скульптор Бенвенуто Челлини имел несчастье заразиться сифилисом. Прознавшие об этом мошенники предложили ему приобрести некую недвижимость, которой рассчитывали завладеть после смерти мастера. Челлини согласился, однако не торопился умирать, и преступники решили ускорить процесс. Скульптора накормили пищей с добавлением сулемы (ядовитого порошка хлорной ртути), и несчастного ожидаемо одолели желудочные рези, понос и рвота. Однако доза яда оказалась маловата — Челлини болел больше года, но так и не отправился к праотцам. Заодно ртуть помогла ему излечиться от венерической болезни, скульптор прожил ещё много лет, создал множество произведений искусства и даже оставил мемуары.
В XIX веке яд приблизил смерть Наполеона, находившегося в ссылке на острове Святой Елены. Всё время ссылки здоровье бывшего императора ухудшалось: слабость, головные боли, расстройства желудка постоянно изматывали неутомимого в прошлом солдата. Когда Бонапарт скончался, медики сочли причиной его смерти рак желудка. Однако Францию лихорадили слухи о том, что император был отравлен. Полтора столетия спустя выяснилось, что слухи были совсем не беспочвенными: при современной диагностике учёные установили, что за шесть лет, проведённых на острове, в волосах Наполеона накопилось изрядное количество мышьяка. Затем были обнаружены письма одного из адъютантов императора, с женой которого Бонапарт имел любовную связь. Послания подтверждали версию отравления: в них адъютант признавался, что из ревности подсыпал в пищу Наполеона яд, тем самым медленно убивая своего удачливого соперника. Не случись этой любовной истории, кто знает, может быть, корсиканец ещё вернул бы себе корону?

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2019 года
Рубрика: Из тьмы веков
Автор: Екатерина Кравцова




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —