Чем занималось 9-е управление КГБ СССР?

— Я не даю интервью, — прозвучал в телефонной трубке молодой энергичный голос. — Чем вызван интерес ко мне?
Так начался мой разговор с Виктором Васильевичем Алейниковым, бывшим руководителем отдела государственной охраны 9-го управления КГБ.
— Нашим читателям было бы интересно узнать про вашу таинственную службу. О вас ходит столько слухов, — придумал я на ходу.
— Почти убедили. Приезжайте.

Фото: чем занималось 9-е управление КГБ СССР?

Покушения на Горбачёва

Через полчаса я был у Виктора Васильевича. Он оказался добродушным человеком лет 60. О службе в «конторе» напоминал чекистский значок — маленький щит с мечом на лацкане его пиджака.
Что я знал о нём? Генерал-майор госбезопасности, бывший руководитель службы личной охраны первых лиц государства, ныне президент ассоциации ветеранов органов госохраны «Девятичи», вице-президент ЧОП «Агентство безопасности «Альфа-95»«.
— Так что вы хотели узнать?

— Расскажите, пожалуйста, о покушениях на Горбачёва.
— Нашли о чём спросить, — расхохотался мой собеседник. — Он без Раисы Максимовны шагу не делал. Единственный раз покушались на него в конце 1980-х. Был такой Александр Шмонов, слесарь, недавно вышедший из психлечебницы, который пытался бороться с системой. Наслушался зарубежных голосов… Так вот, этот горе-«народоволец» успел на Красной площади во время ноябрьской демонстрации сделать два выстрела. К счастью, в брусчатку. Наши сотрудники его тут же обезвредили и после освидетельствования вернули в психушку.
Как-то в Красноярске Горбачёв вышел из машины пообщаться с людьми. И тут мой сотрудник Михаил Титков (он обеспечивал охрану) разглядел в толпе мужчину, который что-то прятал под плащом, — у нас, профессионалов, глаз на это наметан. «Террориста» мгновенно нейтрализовали — носом в асфальт, а у него из-под полы достали обрез. Отвели в ближайшее отделение милиции, стали разбираться. Оказалось, мужик возвращался с охоты, увидел — народ кучкуется, подошёл. Побожился, что с оружием по городу больше гулять не будет.
В другой раз Горбачёву во время беседы с народом бросили прямо под ноги пакет. Миша Титков бросился на него, но взрыва не произошло. В пакете оказались письма генсеку, в которых люди жаловались на местные власти. Да ещё наши афганцы пытались его убить за равнодушие к их бедам. Об этом не хочу даже вспоминать. Вам надо было к Тит-кову обратиться — у него таких случаев целый ворох.

— А расскажите про Титкова, — попросили.
— Вот это — всегда пожалуйста, — обрадовался собеседник, и я понял: о себе он говорить не намерен. — Миша попал к нам в 1964 году 23-летним рядовым сотрудником. В «девятку» его принимал я. За годы работы его повышали в должности 14 раз — дорос до генерала. Талантливый парень оказался, интеллектуал с особым чутьём на разного рода ЧП. Он обеспечивал визиты глав зарубежных стран, прибывающих в нашу страну: Маргарет Тэтчер, Рональда Рейгана, Индиры Ганди, Гельмута Коля, Франсуа Миттерана… Попадал в необычные ситуации, и не раз. Ясир Арафат, лидер Организации освобождения Палестины, грозился Мишу расстрелять, «железная леди» сделала ему строгий выговор, Вячеслав Молотов расколол. А вот Рейган подарил одному из наших сотрудников запонки.

— Интересно. А можно об этих случаях подробнее?

Расстрел от Арафата

— Лидер Палестины приезжал к нам не один раз по линии общественных организаций. Официально его никто из глав государств не признавал, хотя он этого добивался. Он был большим конспиратором, того требовала обстановка — за ним охотился не только МОССАД. Так вот, Арафат часто вводил нас в заблуждение. Заявлял, что прилетит таким-то рейсом, мы его ждали в аэропорту, а он появлялся на совсем другом самолёте. Однажды он прибыл на официальную встречу с Громыко, нашим министром иностранных дел, весь увешанный патронами, как балтийский матрос в Гражданскую, и с оружием. Миша сказал начальнику личной охраны Арафата:

— Доложи, что идти к Громыко с оружием никак нельзя.
Ну, пошёл тот к своему шефу. Через мгновение вылетает оттуда, трёт рукой щёку — врезал ему Арафат. Послал тогда Миша к Арафату переводчика — то же самое. Абу Омар (так называли Арафата в узком кругу) заявил, что без оружия никуда не пойдёт. Тогда к нему отправился сам Титков. Так, мол, и так, у нас такой порядок. Тот молчит. Тогда Миша поставил ультиматум: если Арафат не оставит оружие, то он доложит Громыко, что тот от встречи отказался. Абу Омар задумался, а потом говорит:
— Ладно, пистолеты я тебе в машине оставлю, а когда выйду от Громыко, ты мне их отдашь.
После визита к Громыко Миша спросил Арафата:
— Скажите, а вот если бы я был начальником вашей охраны и поставил вам такой ультиматум, что бы вы со мной сделали?
— Расстрелял бы, — коротко и ясно ответил Арафат.

Строгий выговор от Тэтчер

— А с Тэтчер что произошло?
— Она приезжала к нам в 1989 году, после землетрясения в Армении. Тэтчер прибыла на открытие новой школы, построенной на деньги англичан. В программе её пребывания был такой пункт — осмотр главного армянского храма. Армянские коллеги предупредили нас: после землетрясения храм находится в аварийном состоянии и в любой момент может рухнуть. Сказали об этом начальнику охраны Тэтчер. Он пошёл к ней и доложил, но та лишь отмахнулась: «Никто не посмеет запретить мне посещение храма!». Обратились к их министру иностранных дел. Но и он вернулся от Тэтчер ни с чем: «Мадам не может отменить посещение, дала слово настоятелю». Привезли к ней настоятеля, но Тэтчер настаивала, чтобы её отвезли в храм.
Тогда пришлось пойти на хитрость. Перед поездкой в храм было запланировано посещение памятника жертвам землетрясения. Повезли её туда, а потом сразу в аэропорт. Когда «железная леди» увидела лётное поле и самолёт, она накинулась на Титкова: «Вы лжец, генерал! Вы меня обманули. Объявляю вам строгий выговор».

Как Молотов нашего сотрудника расколол

— Летом 1984 года нам приказали отправиться на дачу к опальному В.М. Молотову, ближайшему соратнику Сталина, — продолжил мой собеседник. — В 1957-м Никита Хрущёв обвинил его в участии в антипартийной группе. Молотов был снят со всех постов и отправлен послом в Монголию. Через много лет в ЦК о нём вспомнили, и я поручил Титкову привезти Молотова к Черненко, тогдашнему генсеку.
Титков поехал на его дачу, но, зная, что Вячеслав Михайлович на дух не переносит представителей спецслужб, представился инструктором ЦК. Молотов отнёсся к «инструктору» настороженно: «Куда и зачем едем? Инструкторы ЦК так не стригутся». Поворчал, но поехал. По дороге в Кремль всё недоумевал: что там ещё в ЦК насчёт него придумали? Скрылся за дверью кабинета Черненко, а через некоторое время вышел оттуда, сияя: «Меня в партии восстановили! Я все эти годы верил, что восстановят. Каждый месяц все 27 лет опалы взносы платил», — и заплакал. И это человек, не боявшийся гнева самого Сталина…

Презент от Рональда Рейгана

— Что же случилось во время визита Горбачёва в США?
— Да ничего особенного, если не считать того, что нашему сотруднику Дмитрию Фонареву вручили подарок. В те дни Диме пришлось отстаивать по восемь часов в день в кулуарах Белого дома — переговоры были очень насыщенными. Рейгану, видимо, доложили, что офицер КГБ не может от Горбачёва ни на минуту отойти. Как рассказывал Фона рёв, Рейган подошёл к нему и с улыбкой дал какую-то коробочку. Дима улыбнулся в ответ, положил презент в карман и забыл — до того устал и проголодался. И только в самолёте вспомнил. Открыл коробочку, а там — изящные запонки с инициалами и печатью Рейгана.

Заплывы Леонида Ильича

— Наверное, Брежнева легче всех было охранять?
— В какой-то мере да. Для нас он был своим парнем, любил полихачить на машинах, а ещё обожал плавать. Его заплывы продолжались по четыре часа. Хочешь не хочешь, а плыви рядом. Но это ещё цветочки! Ягодки начинались, когда он купался в холода. Тут «повезло» нашему сотруднику Владимиру Богомолову. Как-то по осени полез Дед (так мы называли Брежнева за глаза) купаться, а температура воды — где-то около шести градусов. Что делать? Володя полез за ним. Вскоре Брежнев спрашивает: «Сколько времени прошло?». У Володи уже от холода зуб на зуб не попадает, он говорит: «Уже пять минут прошло, Леонид Ильич». На самом деле — не более минуты. Зять
Ильича, Чурбанов, бросился к ним и тут же выскочил как ошпаренный. А Дед и в ус не дует, плывёт себе. Минуты через три снова спрашивает о времени. Володя посинел уже от холода, дрожит: «15 минут прошло уже». «Ну, если 15, тогда достаточно. Что-то нынче прохладно». Вылез Володя вслед за Брежневым, после второго стакана водки только согреваться стал. Но спину ему так прихватило, что больше он в заплывах не участвовал.
Ещё один конфуз произошёл с президентом Никсоном в 1972-м. Работал с ним тогда наш Миша Солдатов. Когда американский президент садился в машину, у него зазвонил радиотелефон. Начал он с кем-то разговаривать и сел в салон, а ноги внутрь не убрал. Охранник Никсона, не заметив этого, дверцу толкнул, и она начала медленно закрываться. А знаете, сколько весит дверь бронированного автомобиля? Под тонну! Если бы она захлопнулась, Никсону вмиг отрубило бы ноги. Тут Миша подскочил и стал ноги президента убирать. Американцы такую бучу подняли — никто не имеет права притрагиваться к их президенту! А когда разобрались, стали Мишу благодарить, и Никсон тоже сказал спасибо. Такие вот пироги, милейший журналист. Надеюсь, утолил ваше любопытство?

Журнал: Тайны 20-го века №8, февраль 2013 года
Рубрика: Секретные службы
Автор: Виктор Алейников, беседовал Иван Барыкин

Метки: СССР, государство, Тайны 20 века, защита, покушение, Брежнев, безопасность, правительство, КГБ, Горбачёв, Арафат



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.