Дело Петрова

2019 год стал юбилейным для крайне неприятной шпионской истории — 65 лет назад кадровый разведчик, полковник МВД Владимир Петров, занимавший должность третьего секретаря посольства в Австралии, попросил в этой стране политического убежища. Вскоре к нему присоединилась супруга, также сотрудница советских спецслужб. С их помощью была провалена разветвлённая сеть агентов СССР на Западе. Это двойное предательство сопровождалось крупным политическим скандалом.

Фото: дело Петрова — интересные факты

Коммунистическая фамилия

Многие подробности скандального события стали достоянием гласности лишь несколько лет назад, когда британская контрразведка МИ-5 рассекретила материалы о советских перебежчиках. Англичане тесно сотрудничали с австралийскими спецслужбами — именно британцы собирали предварительную информацию о полковнике и его жене, а позже курировали их дальнейшую жизнь и проверяли полученные сведения.
Настоящие имя и фамилия Петрова — Афанасий Михайлович Шорохов. Он родился в 1907 году в сибирской деревне Лариха (ныне — территория Тюменской области) в крестьянской семье среднего достатка. Ещё до начала Первой мировой войны отец Афанасия погиб от удара молнии. Мальчонке пришлось батрачить на богатых соседей. Из-за постоянной занятости он окончил только два класса начальной школы, но научился читать и писать.
В 1923 году юноша вступил в комсомол и стал активным участником революционных преобразований в сибирской глубинке — заведовал библиотекой и входил в состав уездной комиссии, занимавшейся сбором налогов с крестьян. В 1928 году Афанасий вступил в ВКП(б), а через год был направлен в партийную школу. Там Шорохов сменил имя и фамилию и стал Владимиром (в честь Ленина) Пролетарским. После двухлетней учёбы его послали на Балтийский флот шифровальщиком, а потом перевели на службу в ОГПУ — в иностранный отдел под руководством известного чекиста Глеба Бокия.
Пролетарский был исполнительным сотрудником, он умел не только поддерживать хорошие отношения с начальством, но и в нужный момент дать необходимые показания. Когда в 1937 году Бокия расстреляли по обвинению в контрреволюционной деятельности, Владимир помог осудить бывшего начальника — и вместо неизбежного для многих коллег ареста был отправлен в командировку в Китай.
В этой стране Пролетарский работал с женой Евдокией — тоже сотрудницей иностранного отдела ОГПУ. Они занимались сбором и расшифровкой дипломатической переписки. Судя по всему, двухлетняя командировка завершилась успешно — во всяком случае супруги получили за неё государственные награды.

Доносы на коллег

Во время войны чету Пролетарских (для конспирации они стали Петровыми) направили на работу в Швецию. Круг задач был весьма широк: следить за русскими эмигрантами и сотрудниками советского посольства, в том числе за послом, знаменитой революционеркой Александрой Коллонтай. Кроме того, Евдокия трудилась машинисткой, бухгалтером и фотографом, а Владимир выполнял обязанности шифровальщика и ведал кассой резидентуры.
В своих воспоминаниях работавшая в том же посольстве разведчица Зоя Воскресенская обвиняла Петрова в регулярном присвоении государственных денег. Также она приводила факты систематического пьянства Владимира. Воскресенская жаловалась начальству в Москве: Петров завёл роман с француженкой, однажды его в состоянии алкогольного опьянения задержала полиция — в тот момент, когда при разведчике находились ключи от сейфа с секретными документами. Но Владимир в свою очередь слал руководству регулярные доносы на своих коллег — и ему верили больше.
После войны Петров получил звание полковника и в 1951 году вместе с женой, ставшей капитаном, был направлен в очередную зарубежную командировку — на этот раз в Австралию. По документам, обнародованным контрразведкой МИ-5, на новую работу супружескую чету послал лично Лаврентий Берия — в ту пору министр внутренних дел СССР, курировавший все спецслужбы страны.

Знаете ли вы что…

Работавшая вместе с Петровыми в Швеции разведчица Зоя Воскресенская, выйдя на пенсию в звании полковника, стала детской писательницей. С 1962-го по 1980 год общий тираж её книг превысил 21 миллион экземпляров.

После расстрела Берии

В Австралии образ жизни третьего секретаря советского посольства привлёк внимание разведчиков западных стран. Поляк Майкл Бялогуский, внештатный агент АСБР (Австралийской службы безопасности и разведки), получил задание сдружиться с Петровым. Они вместе выпивали, посещали ночные клубы и бордели. Петров ругал своих коллег, неоднократно высказывал желание остаться на Западе, но, тем не менее, до поры не спешил поделиться секретной информацией. Судя по всему, его вполне устраивала сытая и разгульная заграничная жизнь, к тому же он боялся сурового наказания за предательство.
Переход на сторону противника произошёл только в 1954 году. По версии самого Петрова, высказанной в книге воспоминаний «Империя страха» (она была написана офицером АСБР Майклом Твэйтесом, которому Владимир подробно рассказывал о себе), на этот поступок повлияли события в Советском Союзе. Некогда всесильного Берию арестовали и расстреляли. В аппарате госбезопасности началась масштабная чистка. Петров не без оснований опасался, что его как ставленника Лаврентия Павловича вот-вот отзовут в Москву и бросят в лагерь. Тем более что у Владимира не сложились отношения с послом Николаем Генераловым, и тот мог дать советнику только отрицательную характеристику.
3 апреля 1954 года Владимир Петров, похитив секретные документы, вошёл в контакт с представителями австралийских спецслужб и попросил политического убежища. В документах МИ-5 сохранились рапорты об этом событии. Указывается, что мужчина был сильно пьян, путался в показаниях. Он не просил, чтобы с ним вместе в Австралии осталась жена, — и вообще старался отказаться от неё.

Прокол «дипкурьеров»

О том, что Петров стал перебежчиком, чекисты узнали уже через несколько дней. В Австралию срочно прилетела группа агентов, задачей которых было немедленно доставить на родину жену предателя. Супруги не очень ладили между собой и нечасто общались, поэтому Евдокия не знала о поступке мужа. Она была очень удивлена, когда двое прибывших из Москвы «дипкурьеров» посадили её в машину и повезли в аэропорт.
Но провести операцию чисто и незаметно не удалось. Действия чекистов привлекли внимание соседей Евдокии и случайных прохожих. В аэропорту группу уже встретили фотокорреспонденты. На одном из снимков видно, что бывшая бухгалтерша посольства потеряла туфлю.
Австралийские спецслужбы срочно приняли меры. По распоряжению премьер-министра страны Роберта Мензиса во время промежуточной посадки самолёта в аэропорту города Дарвина на борт поднялись полицейские, которые задержали сотрудников КГБ под предлогом незаконного провоза оружия. Петрову передали работникам АСБР.
Во время допросов выяснилось, что Евдокия и Владимир заключили брак по расчёту: первый супруг женщины был репрессирован, и ей срочно требовался защитник-чекист. Петрова же не выпустили бы за границу без жены.
Муж и жена получили политическое убежище, а в 1956 году — и гражданство Австралии. Они сменили имена и фамилии, став Свеном и Анной Эллис.

600 проваленных агентов

Показания супругов позволили выявить почти 600 советских агентов в западных странах, в том числе и одного из членов легендарной «кембриджской пятёрки» (разведчиков, завербованных в 1930-х годах в Кембриджском университете) Кима Филби. Петровы выдали все известные им шифры, явки и пароли. Они опознали многих своих коллег по предъявленным фотографиям. При этом, согласно документам МИ-5, сведения, полученные от Евдокии, оказались более ценными и надёжными, чем показания её мужа. Кстати, женщина так и не выдала некоторых советских агентов — своих личных друзей. Её муж подобного благородства не проявил.
Допросы супругов длились в течение года, после чего их оставили в покое. За это время политическая обстановка в Австралии и во всём мире сильно изменилась. Оппозиционная лейбористская партия страны, выступавшая за нормализацию отношений с СССР, раскололась и потеряла доверие избирателей. Ведущие капиталистические государства заняли гораздо более жёсткую позицию по отношению к Советскому Союзу. СССР и Австралия на пять лет разорвали дипломатические отношения.
Петровы остались в приютившей их стране, но дальнейшую жизнь супругов трудно назвать счастливой. Семья распалась. Оба перебежчика жили в постоянном страхе за свою жизнь — и, как выяснилось, не без основания.
Генерал КГБ Михаил Докучаев в одном из интервью признался, что когда-то возглавлял отдел по выявлению и обезвреживанию предателей, созданный в 1972 году по указанию Юрия Андропова. Руководитель КГБ поставил задачу: захватить за границей и доставить в СССР нескольких предателей, чтобы показательно судить. В их число входил и Владимир Петров. Генерал Докучаев признался, что операция по захвату перебежчика готовилась, но из-за разных обстоятельств несколько раз откладывалась, пока предатель не скончался в июне 1991 года — спустя два дня после распада СССР.
Владимир-Свен умер в мельбурнском приюте для престарелых от воспаления лёгких. В этом учреждении он провёл 17 последних лет, после нескольких инсультов передвигаясь в инвалидном кресле. Супруга изредка навещала его, но на похоронах не присутствовала — покойника провожали в последний путь лишь несколько сотрудников австралийской контрразведки. Евдокия скончалась в 2002 году.
Новая родина никак не отреагировала на смерть бывших советских граждан.

Журнал: Тайны 20-го века №26, июнь 2019 года
Рубрика: Владимир Петров
Автор: Светлана Савич

Метки: СССР, Тайны 20 века, Австралия, донос, предательство, Петров, КГБ, побег



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.