Джеймс Бонд — кто был прототипом?

В средствах массовой информации прошло сообщение, что приостановлены съёмки очередного фильма о Джеймсе Бонде. Экономический кризис настиг даже этот самый популярный киношный сериал. Однако не будем сильно расстраиваться. Приключения из жизни знаменитого агента 007 снимаются уже на протяжении почти 60 лет. Старились и менялись актёры, а фильм продолжал выходить на экраны. Даже если грянет Всемирный потоп, Джеймс Бонд выплывет из пучины, отряхнет брызги с костюмчика, закажет мартини с водкой (взболтать, но не смешивать!) и — снова пойдёт гулять по экранам уже новой реальности. Потому что он — бренд, который не умрёт никогда!

Фото: Джеймс Бонд — интересные факты

Кумиры Флеминга

Известно, что «отец» британского Штирлица — писатель Ян Флеминг — сам был профессиональным разведчиком (ни много ни мало личным помощником директора департамента военно-морской разведки Великобритании) и «списал» легендарный образ с реальных людей, которые работали под его командованием. Исследователи до сих пор пытаются выяснить, кто же из тех, с кем Флеминга сводила шпионская жизнь, внёс наибольший вклад в создание литературного героя.
Кое-кто считает, что самое сильное впечатление произвёл на писателя лихой разведчик Патрик Дэнзел-Джоб, настоящий супершпион, — таким в глубине души хотел бы стать сам Флеминг. Он был превосходным стрелком, которому лучше не попадаться на мушку, и отчаянным лыжником, способным скользить по горным склонам даже задом наперёд. А ещё этот герой не боялся прыгать с парашютом непосредственно над линией фронта и умел управлять подводной лодкой. Отправляясь на задание, Дэнзел-Джоб надевал специальную лётную куртку, на которой была нашита особая пуговица, служившая тайником для компаса. А в его курительной трубке в крохотной несгораемой камере была спрятана карта местности. Он позволял себе дерзость не подчиняться начальству, когда этого требовала ситуация, и к 1944 году, когда Флеминг с ним познакомился, завоевал себе твёрдую репутацию отчаянного смельчака. Сам Дэнзел-Джоб ничего не имел против, когда его сравнивали с Бондом, однако повторял, что это не его стиль — он любил только одну женщину и не увлекался выпивкой.
Тем не менее его незаурядные качества наверняка легли в основу характера Бонда. Как и умение драться до победного конца, которым мог похвастаться Майкл Мейсон, один из самых любимых агентов Флеминга. Будущий писатель восхищался поразительным умением Мейсона сделать то, на что он сам был не способен: провернуть опасную операцию, по ходу проломив несколько десятков голов и переломав сотни неприятельских рёбер.
Мейсона не брали ни вражеские кулаки, ни удавки, ни пули. Несколько раз его пытались переехать автомобилем, но ловкий агент умудрялся выскочить буквально из-под колёс и скрыться в тёмном переулке. Однажды, когда убийце показалось, что он наконец-то сбил неуловимого шпиона. Мейсон подкрался к окошку автомобиля и, пробив кулаком стекло, припечатал физиономию водителя к рулю. Чем не кадр из кинобоевика!
Флеминг знал, что именно этому человеку он может поручать самые опасные задания — пускать под откос поезда и топить неприятельские корабли. И благодарил судьбу, что разведка заполучила такого ценного сотрудника.

Зубодробительный кулак

А ведь Мейсон попал на службу по чистой случайности. Он и не думал идти в шпионы. С юных лет все его поступки были продиктованы исключительно жаждой приключений.
Родился Мейсон в 1900 году в Оксфордшире. Отец, крупный землевладелец, устроил сына в привилегированные школы Итон и Сэндхерст. Но Мейсон оказался трудным учеником. Ему претили дисциплина и тишина читальных залов. Когда началась Первая мировая война, строптивый студент молил Бога, чтобы она не кончилась к тому моменту, когда он уйдёт из школы. Но Бог не услышал его просьбы, и враждующие стороны подписали мир. Мейсон возмутился и в знак протеста рванул на край земли — отныне его домом стало арктическое побережье Канады.
Так началась его 13-летняя одиссея. Мейсон научился охотиться, стрелять без промаха, ставить ловушки. На жизнь он зарабатывал боксом и получил титул чемпиона Канады. Скитания по звериным тропам Дикого Севера даже вдохновили его на литературный труд, и, вернувшись на короткое время в Оксфордшир, Мейсон написал приключенческую книгу об Арктике, которая заслужила похвалу самого Киплинга.
Изучив север, он решил податься на юг и отправился в Судан и Ливийскую пустыню. Но, попав в автомобильную катастрофу, Мейсон вынужден был сделать паузу. Поразмыслив о жизни, будучи на больничной койке, он решил переключиться на океанские просторы и освоить управление яхтой. Вскоре чемпион Канады по боксу стал командором крупного гоночного яхт-клуба.
И всё-таки Мейсон чувствовал, что ему чего-то не хватает. Чего именно — он понял, когда над Европой нависла угроза Второй мировой войны. Мейсон вдруг ощутил, что больше всего на свете хотел бы попасть на передовую и бросить вызов смерти. И, несмотря на то что ему стукнуло уже 38 лет, искатель приключений решил попроситься в армию. Но его не взяли даже в резерв — староват оказался. Мейсон расстроился и, возможно, с горя навсегда бы ушёл в леса, но судьба смилостивилась над ним. Повстречав знакомого адмирала, «непризывник» пожаловался на то, что его забраковали. Взглянув на двухметрового молодца, адмирал искренне удивился и пообещал ровно через неделю устроить Мейсона в морскую разведку. Слово своё старый вояка сдержал — и его протеже попал к Флемингу.

Денди из Одессы

Был у Флеминга и другой любимчик. Именно у этого агента Джеймс Бонд позаимствовал тягу к отутюженным костюмам и первоклассному табаку. Уилфред Дандердэйл, в отличие от Мейсона, не любил скитаться по трущобам, подставляться под пули и ночевать в канавах. Он был настоящим денди. Обосновавшись в Париже в качестве агента британской спецслужбы, Биффи, как называли его коллеги, снял дорогостоящую квартиру в престижном районе и вёл великосветский образ жизни, появляясь на всех приёмах и кружа головы женщинам своей изящной болтовнёй. Он любил все изысканное — пил лучшее шампанское, курил лучшие сигареты, вставляя их в мундштук из слоновой кости, носил запонки от Картье, держал столик в ресторане — Максим», ездил на бронированном «Роллс-Ройсе». Однако это не мешало ему с блеском проводить шпионские операции и мастерски заметать следы.
Дандердэйл был ровесником Мейсона. Но родился он не в Англии, а в далёкой России и всю жизнь говорил с сильным русским акцентом. Его отец-англичанин поселился в Одессе и сколотил приличное состояние на выгодных торговых сделках. Маленький Уилфред проникся горячей любовью к Чёрному морю и решил податься в морские инженеры. Он даже поступил в Петроградский университет, но тут грянула Октябрьская революция, и семья Дандердэйлов сочла за благо ретироваться в Константинополь. Уилфред вступил в ряды британских военно-морских сил.
Когда и в Турции произошла революция, ему было поручено выкупить из гарема сбежавшего султана всех его жён-иностранок и отправить их на родину. Дандердэйл и в этом деле оказался на высоте. Операция с султанскими жёнами определила его дальнейшую судьбу, и, несмотря на плохое знание английского языка, британская разведка без проволочек взяла многообещающего юношу к себе на службу.
Флеминг восхищался умом и изворотливостью Биффи. Окопавшись в Париже, он держал руку на пульсе знаменитой операции по расшифровке кода «Энигма». При этом Дандердэйл ни разу не уходил в глубокое подполье. Немецкие агенты ходили за ним по пятам, но так и не смогли поймать англичанина с поличным. Удивительно и другое. Этот человек, который всегда был на виду — и у своих, и у чужих, — не оставил после своей смерти ни одного вещественного доказательства своего существования. Не сохранилось даже фотографий. Он словно растворился в воздухе, и только из секретных архивов можно узнать о том, что, покинув Париж, Дандердэйл много лет контролировал разведоперации на территории СССР.

Журнал: Тайны 20-го века №23, июнь 2010 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Елена Галанова




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —