Джеймса Энглтона считали настоящим маньяком даже сослуживцы по ЦРУ. Возглавляя контрразведывательное направление американской разведки в разгар холодной войны, он с маниакальным упорством искал агентов советской разведки даже в самых высших эшелонах власти. Однако стоит сказать, что во времена деятельности Энглтона советской разведке действительно было очень сложно получать информацию из ЦРУ.

Джеймс Энглтон из ЦРУ - как работал глава контрразведки США?

Джеймс Энглтон - главный враг КГБ и ГРУ времён Холодной войны

Развитие маниакальности

Джеймсхесус Энглтон родился 9 декабря 1917 года в городе Бойси, штат Айдахо. Незадолго до его рождения отец стал владельцем отделения американской корпорации NCR в Италии, и детство Джеймса Хесуса прошло в Милане. Школьное образование он получил в английском интернате Мэлверн-колледж, затем поступил в Йельский университет, один из самых престижных американских вузов, входящий в так называемую Большую тройку (наравне с Гарвардским и Принстонским университетами). Именно эти учебные заведения дают Америке львиную долю крупнейших бизнесменов, политиков, известных адвокатов, экономистов и пр.
Почти сразу после окончания университета, в 1943 году, Джеймс женился на выпускнице Вессер-колледжа Сиселии д’Отремо и пошёл в армию. Служить попал в Управление стратегических служб (предшественник ЦРУ), как знающий итальянский язык был распределён в Европу. Уже в феврале 1944 года стал главой итальянской секции в Лондоне, в ноябре был переведён в Италию в качестве командира отдела
Тайной контрразведки. К концу войны возглавил итальянский отдел X-2.
После окончания войны остался в УСС, некоторое время после расформирования службы проработал в оперативном отделе Министерства иностранных дел. А в 1947 году стал одним из тех, кто активно помогал Аллену Даллесу создавать Центральное разведывательное управление.
С 1949 года Энглтон отвечает за связи с союзными разведывательными службами, а с 1951 года курировал отношения с Моссад и Шин Бет. В числе его близких контактов был работавший в то время в Вашингтоне Ким Филби. Которого рассматривали как кандидата на пост главы британской Секретной разведывательной службы (МИ-6). Как мы ранее уже писали, карьера Филби прекратилась после побега давних друзей Филби (членов «Кембриджской пятёрки») Гая Бёрджеса и Дональда Маклейна в СССР в 1951 году. Филби отозвали в Лондон и отстранили от важных дел. Но на карьере Энглтона знакомство с Филби не сказалось: в 1954 году он был назначен начальником управления контрразведывательных операций ЦРУ.
Ко времени назначения Энглтона на пост главы контрразведки в США развернулась кампания, получившая название «охота на ведьм». Под подозрение в связях с СССР попали десятки тысяч американцев, ранее замеченных в приверженности клевым взглядам. И хотя основная нагрузка в этой «охоте» легла на ФБР, контрразведка ЦРУ тоже поучаствовала. Именно с того времени, по мнению современников, у Джеймса Энглтона стала развиваться подозрительность к коллегам. Превратившаяся просто в маниакальную после разоблачения и побега в СССР Кима Филби. Теперь Энглтон был склонен видеть двойных агентов едва ли не во всех своих коллегах по ЦРУ.

Два перебежчика - разные сведения

В 1961 году в отделение ЦРУ в Хельсинки зашёл молодой человек с папкой документов под мышкой. Он представился Анатолием Голициным, майором КГБ, сотрудником Первого главного управления (внешняя разведка), и предложил свои услуги ЦРУ. Голицину сначала не поверили, подумав, что это элементарная подстава. Однако 48-часовой допрос (с короткими перерывами на сон и еду) показал, что Голицин действительно обладает серьёзными сведениями и желает перебежать на Запад.
Перебежчика вместе с семьёй переправляют в США. Там Голицин с ходу отказался сотрудничать с большинством офицеров «советского отдела», назвав их либо тупицами, либо обвинив в работе на КГБ. Говорить он согласился лишь с Джеймсом Энглтоном. И надо сказать, что здесь они нашли друг друга. Чуть ли не каждый месяц работы Энглтона с Голициным разражался очередной сенсацией. Кроме нескольких десятков агентов КГБ, работавших не только в США, но и в Канаде, Великобритании, Италии и других странах НАТО и сданных Голициным, перебежчик и Энглтон обвинили в связях с Москвой и несколько политических чиновников в самых разных странах.
Первым, кого Голицин заподозрил в связях с КГБ, был президент Финляндии Урхо Кекконен. Впрочем, последнего давно обвиняли в слишком уж тесных связях с СССР. На Западе в 60-х годах бытовало даже мнение, что членов кабинета министров Финляндии Кекконен назначает только после того, как кандидатуры будут одобрены в Москве. Самим финнам на эти утверждения было глубоко плевать: тесное сотрудничество с СССР приносило слишком много выгоды, чтобы от него отказываться в угоду Запада.
Вторым серьёзным политиком, которого Голицин обвинил в сотрудничестве с КГБ, стал премьер-министр Великобритании Гарольд Вильсон. Позднее, когда архивы КГБ были рассекречены, эти сведения частично подтвердились. В конце 50-х годов Вильсон, ещё не будучи премьер-министром, посещал СССР и в беседах с советскими политиками действительно выдавал кое-какую информацию, которую с большой натяжкой, но можно было признать секретной. Потому ему и присвоили оперативный псевдоним, однако до вербовки дело так и не дошло.
Кроме того, Голицин утверждал, что кроме Берджеса и Маклейна в высших эшелонах английских спецслужб действуют другие агенты КГБ. Эта информация подтвердилась в 1963 году, после побега Филби. После этого Энглтон стал доверять Голицину безоговорочно. И когда после убийства Джона Кеннеди перебежчик заявил, что к убийству причастен КГБ, поверил ему.
Но в 1964 году на сторону США перешёл другой офицер КГБ, Юрий Носенко. Он с ходу сдал агента КГБ в посольстве США в Москве, а также схему расположения аппаратуры прослушивания в здании посольства США. Кроме того, он утверждал, что КГБ не вербовал убийцу Кеннеди Ли Харви Освальда в период, когда он проживал в СССР (с октября 1959 по июнь 1962-го). И что вообще Москва не имеет никакого отношения к убийству президента.
Это утверждение было встречено в штыки Энглтоном и Голициным (по требованию шефа американской контрразведки Носенко был помещён под стражу и обвинён в том, что он является засланцем КГБ, а не перебежчиком), но зато для всемогущего директора ФБР Эдгара Гувера стало настоящим спасением. После убийства Кеннеди и последовавшей за этим информации из ЦРУ о «руке Москвы» под ним закачалось кресло. Его обвиняли в том, что под носом ФБР в США хозяйничают советские шпионы. А тут информация от Носенко…

Сенсационные обвинения и тотальная слежка

В развившемся конфликте между двумя спецслужбами победило ФБР. Гувер резко сократил совместные контрразведывательные операции с ЦРУ, а затем вообще добился на законодательном уровне ограничения деятельности ЦРУ на территории США. Позже разведывательному управлению вообще будет запрещено проводить операции на территории США, и на это решение опять же повлияют действия Энглтона. Который в 1968 году выдвинул теорию, основываясь в основном на показаниях Голицина, что КГБ наводнил своими агентами все ЦРУ и с их помощью манипулирует действиями управления.
Однако к тому времени руководство ЦРУ перестало доверять Голицину. Более того, из-под стражи был освобождён и даже принят на службу консультантом в ЦРУ Юрий Носенко. Для Энглтона это стало первым знаком того, что пора бы подуспокоиться, но он уже не мог остановиться. Следующим, кого он обвинил в связях с КГБ, стал премьер-министр Швеции Улоф Пальме (был убит 28 февраля 1986 года неизвестным). Затем Энглтон обратил свой взгляд на Канаду и утверждал, что канадский премьер-министр Лестер Пирсон и его преемник Пьер Трудо являются советскими агентами. Последним громким «агентом» КГБ стал канцлер Германии Вилли Брандт, в числе помощников которого в 1974 году был обнаружен агент «Штази» (служба безопасности ГДР).
В начале 70-х годов в США разразился «Уотергейтский скандал». Начало которому положила попытка взлома штаба Демократической партии в комплексе Уотергейт в Вашингтоне. Были задержаны пять человек, оказавшиеся бывшими сотрудниками ЦРУ. Этот скандал стоил кресла президенту США от республиканцев Ричарду Никсону и положил начало серьёзному расследованию деятельности ЦРУ. Тут-то и выяснилось, что управление, возглавляемое Энглтоном, вело незаконную слежку за гражданами США, перлюстрировало почту, занималось прослушкой телефонных разговоров. В управлении были обнаружены досье на более чем 100 тысяч граждан США и сотни гражданских организаций.
В декабре 1974 года директор ЦРУ Уильям Колби отправил Энглтона в отставку. Также были уволены его заместители. Достоверность сведений Голицина о тотальном проникновении в ЦРУ была поставлена под сомнение, а отдел контрразведки ЦРУ был сокращён с 300 до 80 человек.
Методы работы Энглтона до сих пор вызывают горячие споры в США. По мнению некоторых исследователей, отказ от тотальной слежки привёл к провалам в работе контрразведки, в результате которых не были вовремя обнаружены советские агенты Олдрич Эймс и Роберт Ханссон, а также была пропущена террористическая атака 11 сентября 2001 года.
Джеймс Энглтон умер 12 мая 1987 года от рака лёгких. В одном из последних интервью он заявил, что работа контрразведчика именно в том и состоит, чтобы подозревать всех и вся. «Подозрительность — это была моя профессия!» — заявил он корреспонденту журнала «Лайф», бравшего у Энглтона интервью за два месяца до смерти.

Журнал: Война и Отечество №6, июнь 2018 года
Рубрика: Холодная война
Автор: Михаил Лобанов

Метки: СССР, биография, Америка, Война и Отечество, разведка, США, контрразведка, Холодная война, КГБ, ГРУ, ЦРУ, Энглтон




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-