В марте 1942 года, когда надежды гитлеровцев на пресловутый блицкриг окончательно развеялись, в Германии в структуре имперских служб безопасности была создана некая организация (иногда её называли предприятием) «Цеппелин», задачами которой были политическая разведка, диверсии, а также содействие созданию сепаратистских национальных образований в тылу СССР.

Диверсионно-разведывательная служба Цеппелин

Организация Цеппелин - самые засекреченные диверсанты Германии

Крах Печорского десанта Цеппелина, 1943

Первой серьёзной акцией «Цеппелина» стал так называемый Печорский десант в июне 1943 года. Целью операции было уничтожение железнодорожного моста на трассе, связывающей Воркутинский угольный бассейн с остальными районами Союза. Строительство этой стратегически важной дороги, обеспечивающей снабжение углём, нефтью и лесом советскую промышленность и Северный военно-морской флот, началось в 1937 году. Немецкое командование, отлично понимая роль этой магистрали, потребовало от «Цеппелина» подготовить операцию по выведению её из строя. При этом самым уязвимым звеном дороги представлялся только что достроенный мост через Печору. Для реализации задуманной диверсии в лагерях советских военнопленных была собрана группа согласившихся на сотрудничество с врагом. Будущие диверсанты прошли подготовку в одной из школ, расположенной на территории Латвии. В группу вошли рядовые красноармейцы и офицеры.

Возглавил диверсантов Лев Николаев — бывший офицер армии Колчака.

Ещё во время подготовки один из членов группы, недавний командир взвода Александр Доронин, задумал и начал исподволь обсуждать с другими десантниками, не стоит ли, оказавшись у своих, сразу сдаться властям. В итоге ему удалось убедить в этом всех членов десантной группы, кроме Ахнами Расулева, которому немцы отвели роль денщика Николаева. Его посвятить в свои планы не решились, опасаясь доноса. Перед отправкой за линию фронта группу перебросили в норвежский Нарвик.

Немцы знали, что в северных районах СССР, в частности вокруг Воркуты, расположено множество зон ГУЛАГа, в которых содержатся враги советской власти. Перешедший на сторону врага командир одной из дивизий Красной Армии Иван Бессонов предложил немцам спровоцировать бунт заключённых, что привело бы к дезорганизации советского тыла.

В светлую северную ночь 6 июня 1943 года два самолёта «Кондор» с 12 десантниками, облачёнными в форму НКВД, вторглись в воздушное пространство Коми. Диверсанты, а также их многочисленное оснащение были сброшены на парашютах неподалёку от посёлка Кедровый Шор. Помимо оружия и 300 кг взрывчатки с детонаторами и бикфордовыми шнурами, десант располагал рацией с источником питания, ракетницами, биноклями, сапёрными лопатками, топорами, полушубками и многим чем ещё. Позаботились даже о накомарниках. Запасы продовольствия были рассчитаны на месяц. Были, конечно, и карты с нанесёнными на них сведениями о мостах и лагерных пунктах. Когда на следующий день после выброски группа собралась в полном составе, Доронин решил осуществить задуманное. Командир группы Николаев был убит автоматной очередью.

Затем Доронин и с ним десантник Одинцов вышли на ближайшую совхозную ферму, где сообщили о своей высадке. К месту расположения десанта отправился отряд, собранный из стрелков военизированной лагерной охраны, который повёл Доронин, тогда как Одинцов остался как заложник. Несмотря на сдачу диверсантов, руководство НКВД решило подготовиться к встрече возможного второго эшелона десанта. ВОХР лагерей была переведена на военное положение. Одновременно была предпринята попытка провести с немецким диверсионным центром радиоигру. С рации диверсантов было отправлено сообщение с просьбой подкрепления. В ответ «Цеппелин» затребовал указать координаты высадки по 5-километровой карте, имевшейся у первой диверсионной группы. Но тут выяснилось, что карту у сдавшихся десантников, как и прочие вещи, изъяли работники НКВД. Найти её так и не смогли: таким образом, радиоигра не сложилась. На этом акция «Печорский десант» бесславно завершилась.

Покушение Цеппелина на Сталина

Другой, ставшей наиболее известной, операцией «Цеппелина» стала предпринятая в 1944 году попытка убийства Сталина. Смерть вождя должна была послужить сигналом для высадки на окраине Москвы большого десанта, способного захватить «деморализованный Кремль» и поставить у власти в России «русский кабинет» во главе с генералом Власовым. Подготовка покушения на советского лидера началась в 1943 году. Среди координаторов операции был гитлеровский диверсант №1 Отто Скорцени. Недавно он прославился дерзким спасением из заключения итальянского диктатора Муссолини, после чего стал чуть ли не национальным героем рейха и любимчиком фюрера.

В качестве непосредственного исполнителя акции немцами был избран перебежчик, бывший офицер Красной Армии некто Пётр Таврин. До 1939 года этот человек жил под фамилией Шило. В 1932 году он был арестован за растрату, но, когда арестантов вели в баню, из-под ареста бежал. После этого ещё не раз избегал арестов. При этом всякий раз ему удавалось не только уклоняться от наказания, но и по подложным документам устраиваться на ответственные должности. В 1939 году Шило по поддельной справке выправил себе паспорт на имя Таврина и устроился работать начальником геологоразведочной партии. Отсюда он был призван в армию и с началом войны оказался на фронте. Там, вступив в ВКП(б), Таврин дослужился до командира роты. Но его ожидал неприятный сюрприз — Петра опознал ранее знавший его как Шило уполномоченный особого отдела.

Предательство

30 мая 1942 года Таврин перешёл линию фронта и оказался в лагере военнопленных, где ему устроили проверку: внедриться в группу пленных, готовивших побег. Предатель с заданием успешно справился, после чего принял предложение сотрудничать с германской разведкой и прошёл подготовку в специальных лагерях в Силезии, под Ригой и в Пскове. После сданного в Берлине экзамена Таврина включают в команду из 23 пленных советских офицеров, отобранных для шпионской и диверсионной деятельности за линией фронта. В январе 1944 года Таврину в рижском госпитале для подтверждения его боевого прошлого сделали косметическую операцию: имитируют большую рану на животе и два лёгких ранения рук. После двухнедельного пребывания в госпитале и последующей реабилитации Таврин в течение недели проходит инструктаж в Берлине, где его посещает сам Скорцени. Обер-диверсант долго беседовал с Тавриным, делился опытом, давал наставления. В помощь ему выделили радистку — Лидию Адамчик (Шилову). Угнанная на работы в Германию 20-летняя Адамчик согласилась, пройдя курс обучения, стать агентом немецкой разведки. Под видом супружеской пары их разместили на конспиративной квартире в Риге.

Подготовка ответственной акции проходила в «Цеппелине» особо тщательно. Специалисты службы безопасности (СД) изготовили для Таврина и его помощницы служебные удостоверения (в том числе удостоверение заместителя начальника отдела контрразведки СМЕРШ и документы офицера, прибывшего из госпиталя после излечения), денежные аттестаты, отпускные билеты, водительские права и т.д. Таврин стал майором контрразведки СМЕРШ и Героем Советского Союза. Шилова превратилась в младшего лейтенанта СМЕРШа.

Диверсантов в достатке снабдили советскими деньгами, подлинными орденами, включая Золотую звезду Героя Советского Союза, с наградными книжками к ним. Был подготовлен и фальшивый экземпляр газеты «Правда» со статьёй о награждении, где среди других фигурировало имя Таврина.

Таврин также получил авторучку-пистолет с 15 разрывными патронами, начинёнными мгновенно действующим ядом. Кроме того, на вооружении у него было 5 ручных гранат и малогабаритная радиоуправляемая бомба огромной разрушительной силы. Специально для него был изготовлен так называемый панцеркнаки — короткоствольный бронебойный гранатомёт, выполненный в виде металлической трубки, с размещённым в ней снарядом — аккумулятивной гранаты. Устройство могло быть закреплено на руке под локтём с помощью кожаного браслета и спрятано в широком рукаве плаща либо шинели. Было проработано два сценария покушения. Таврин должен был либо стрелять из гранатомёта в машину Сталина при его выезде из Кремля, либо, проникнув в Кремль на торжественное заседание по поводу годовщины Октябрьской революции, приблизиться насколько можно ближе к вождю и стрелять в него разрывными отравленными пулями.

Для заброски диверсантов в советский тыл было подготовлено специальное исполнение самолёта «Ара-до-332» — это был уникальный четырёхмоторный моноплан — высокоскоростной и высотный, снабжённый новейшими навигационными приборами, благодаря которым он был способен летать в любое время суток. Установленные на моторах глушители, тёмная матовая окраска фюзеляжа делали его малозаметным ночью. Специальное шасси из 12 пар обрезиненных колёс обеспечивало самолёту приземление даже на пахотном поле. В грузовом отсеке был размещён мотоцикл с коляской, на котором диверсанты после приземления должны были самостоятельно двигаться по намеченному маршруту.

Провал Таврина

Но, несмотря на все старания «Цеппелина», так основательно подготовленная акция оказалась изначально обречена на провал. Дело в том, что партизаны в ходе налёта на одну из диверсионных школ немцев смогли захватить материалы «Цеппелина», из которых контрразведка СМЕРШ поняла, что к заброске в советский тыл готовится некий диверсант с каким-то неординарным заданием. Полученную информацию приняли в разработку. Вскоре от советского агента — портного рижского ателье пришло сообщение о подозрительном клиенте, заказавшем кожаное пальто той же модели, что носили офицеры Красной Армии и НКВД. Заказчик пожелал, чтобы карманы пальто были выполнены удлинёнными и ёмкими, а правый рукав — расширенным.

Чуть позже поступила шифровка о прибытии в Ригу странного самолёта на необычном шасси. Он был идентифицирован как «Арадо-332». Постепенно из, казалось бы, никак не связанных фактов складывалась некая картина. Наконец, ночью 6 сентября 1944 года, служба воздушного наблюдения доложила о пересечении линии фронта необычным самолётом. Он был обстрелян и совершил вынужденную посадку. Через три дня пилоты были схвачены, однако их пассажиров — диверсантов — и след простыл. Впрочем, ненадолго: вскоре их мотоцикл остановил начальник отделения НКВД Ветров. На просьбу предъявить документы Таврин нарочито широко распахнул плащ, продемонстрировав свои награды. Но, несмотря на этот впечатляющий «иконостас» и удостоверение майора СМЕРШа, Таврину предложили проследовать с конвоем в райотдел. Немцы не учли, что к этому времени в Красной Армии был изменён порядок расположения воинских наград на офицерском кителе.

Операция Туман

Показания диверсантов насторожили контрразведчиков: уж больно фантастичным было их задание. Не отвлекающий ли это манёвр, не готовятся ли иные диверсии? В СМЕРШе решили начать радиоигру с «Цеппелином». Таврин и его помощница сразу согласились в ней участвовать. Операция получила кодовое название «Туман».

27 сентября 1944 года состоялся первый сеанс связи. Задержанные, помещённые во внутреннюю тюрьму Лубянки, в надежде на снисхождение раскрыли все свои коды и тайные сигналы, поэтому все выходы в эфир были под 100-процентным контролем. В ходе операции СМЕРШ и «Цеппелин» обменялись более чем 200 сообщениями. Немецкая разведка была убеждена, что Таврин и Шилова близки к выполнению задания, и это успокаивало: значит, немцы не намерены отправлять новых диверсантов. Обмен сообщениями продолжался до января 1945 года. Главная задача, которую ставили перед собой чекисты, — не допустить высадки новых диверсионных групп — была выполнена.

Ещё несколько лет после окончания войны в НКВД ждали, не выйдет ли на связь с Тавриным кто-нибудь из немецкой агентуры или представителей иных спецслужб. Этого не произошло, и операция «Туман» была завершена. Таврин и Шилова, приговорённые как предатели к высшей мере, были расстреляны в 1952 году.

Журнал: Война и Отечество №8, август 2020 годаа
Рубрика: Неизвестное об известных войнах
Автор: Анатолий Буровцев, Константин Ришес




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, Германия, война, Великая отечественная война, нацизм, диверсия, Война и Отечество, Сталин, разведка, НКВД, Скорцени, 1943, СМЕРШ, покушение, десант, 1942


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022