Кто такие масоны и чем он занимаются?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Современному человеку Средневековье кажется серым и ужасным. А между тем там было много интересного: складывалась новая жизнь, города отделялись от деревни, ремесленники объединялись в цеха и гильдии. В XIII веке цеха были уже в городах всей Европы; за следующие два столетия они стали могущественными; затем потеряли значение, проиграв капиталистическим фабрикам, ориентированным на широкий рынок.

Фото: кто такие масоны, интересные факты

Масоны создали науку, искусство и партии

Цеха каменщиков, или масонов, не были самыми старыми или влиятельными среди других цехов. И всё же они отличались от прочих. Отличие заключалось в том, что у масонов были разделены рабочие и умственные функции. Врачи знали, как лечить, и сами лечили; красильщики знали, как красить ткани, и сами красили; обувщики знали, как тачать обувь, и сами же тачали — а в союзе каменщиков стены и мосты ставили рабочие, а рассчитывали и чертили их другие люди: архитекторы, математики.

Когда ум в приоритете

И в то же время это был единый союз! Так, лондонский цех масонов назывался «Святой Цех и Братство масонов». Умственная часть, Братство, отделилась от рабочего Цеха лишь к концу XV века.
Другое отличие каменщиков от прочих цехов заключалось в том, что Братство принимало в свои ряды людей, вообще далёких от строительства, видимо, из тех соображений, что любой мыслитель может оказаться полезным для дела.
Древнейший документально подтверждённый случай участия в масонских трудах не строителя относится к Эдинбургской ложе Шотландии: 3 июня 1600 года на собрании присутствовал сэр Джон Босуэлл, лорд Очинлекский, далеко не строитель.
Третье отличие — свобода передвижения масонов. В те времена все податные слои общества были обязаны соблюдать жёсткие законы об осёдлости, а строители имели право ездить из города в город ради участия в возведении замков, дворцов, соборов и мостов. Каменщики оказались единственными податными жителями Англии и других стран, которым было позволено свободно передвигаться!
Их стали называть free mason, «вольные каменщики».
Когда начался закат цеховой системы (не обошедший и цех каменщиков). Братство уцелело, удержав за собой название франкмасонов.
А уже это обозначение — franc-macon — пришло из Франции, где «вольные каменщики» тоже были очень популярны.

Выделение искусства и наук

Средневековые искусства делились на «свободные» и «механические». «Свободными» были грамматика и риторика, диалектика, арифметика и геометрия, астрономия и музыка. «Механические» простирались от кузнечного, плотницкого и строительного дела до врачевания и актёрского лицедейства. Разделение между ними проходило по линии умения мыслить и умения делать.
Масонство оказалось важным потому, что многие «свободные» искусства достаточно долго развивались в его рамках и лишь затем отделились от него. С другой стороны, «механические» искусства развивались по мере отработки технологии. На многие цехи работали люди, причастные к знаниям, но формально они не могли стать членами этих цехов. А в масоны их брали. В результате к архитекторам и геометрам Братства каменщиков присоединились алхимики и прочие. Эти масоны преобразовали «механические» виды искусства в подлинные науки, а именно физику и химию.
В 1645 году «отец научной химии», масон Роберт Бойль основал Кружок лондонских и оксфордских профессоров, который в 1662-м преобразовался в Королевское общество естественных наук. Начался необратимый процесс формирования независимых наук.

Начало возрождения

Первичные масоны мнили, что, обладая знаниями, могут управлять общественными процессами. А на деле законы эволюции «управились» с ними самими: сначала породили их «умственное» Братство, а потом разделило их деятельность на науку и искусство, а далее на научные дисциплины и виды искусств.
В ходе этого процесса масонские братства практически повсеместно исчезли.
Их возрождение произошло в 1720-е годы, когда на уцелевшие в Лондоне мелкие масонские группы обратили внимание члены Королевского (научного) общества. Они всего-навсего собирались масонство изучать как интересный социальный объект: например, доктор Стэкли надеялся открыть в масонстве пережитки античных мистерий. Ради вящего успеха он пожелал вступить в Лондонскую ложу и обнаружил, что его приём был первым за много лет! Для выполнения обрядов даже не сразу нашлось нужное количество посвящённых.
Затем к этому рудименту прошлого потянулись люди реформаторского склада ума, так сказать, творческая интеллигенция. Они нашли здесь клуб для обсуждения своих утопических идей о возможности построения «справедливого общества». Делать это вне клуба им было бы затруднительно, ибо власть следила за вольнодумцами.
К этому времени былые противоречия между церковью и государством в основном утряслись. Церковь освящала власть монархий; светская власть давала привилегии церкви. Крепнувшая масонская организация, состоявшая почти сплошь из людей антирелигиозных, оказалась врагом и церкви, и государства — так удивительно ли, что в 1738 году папа издал буллу, осуждавшую масонов как вредную секту?
Задолго до этого — в седую старину, — чтобы члены братства могли в странствиях узнавать «своих», они выработали изощрённую систему тайных знаков и обрядов. Теперь, когда новые масоны пожелали вмешаться в сферу интересов власти, эта секретная система оказалась как нельзя кстати. А «особость» лож и некоторая таинственность сделали их притягательными для «мыслящих людей» оппозиционного свойства. Не только в Англии, но и в других странах начался быстрый рост численности масонов и количества их лож.
Во французских ложах выдающиеся философы и просветители вели идейную подготовку революции. Это были Вольтер, Кондорсе, Дантон, Бриссо, Демулен, Гудон, братья Монгольфьер, Дидро, д'Аламбер, Монтескье, Руссо и сотни других. Без сомнений, без участия масонства Великая французская революция не произошла бы.
А она произошла, дав пример силовой смены власти. Масоны выдвинули Наполеона как проводника их идей, и они же его свергли и сослали, когда он повёл свою игру.
В Англии к концу XVIII века в масонстве преобладал великосветский и титулованный элемент.
В России масоны разных городов по-разному понимали свои задачи: в Петербурге увлекались мистикой и спиритизмом; в Москве — занимались просвещением. Одна только типография масона Новикова выпустила книг больше, чем их было выпущено за всю предыдущую историю страны!
В Германии орден иллюминатов выдвинул программу смены власти, основанную на воспитании и просвещении народа. В ней говорилось: «Все члены общества, заветную цель которого составляет всемирная революция, должны незаметно и без видимой настойчивости распространять своё влияние на людей всех классов, всех национальностей и всех религий; должны воспитывать ум в одном известном направлении, но делать это надлежит в глубокой тишине и со всей возможной энергией».
В то время и позже из среды масонов сформировались практически все политические партии, представленные в дальнейшей истории Европы.

Музейный экспонат

Когда-то масонство было популярно в Америке. К их обществу принадлежали 14 президентов США; масоны придумали дизайн доллара; участвовали в закладке первого камня в основание Статуи Свободы. Однако на протяжении второй половины XX века число активных масонов постоянно сокращалось и ныне дошло до того, что они буквально зазывают людей вступать в свои ряды. Впрочем, и по всему миру масонство превращается в музейный бренд: масоны проводят открытые экскурсии в свои ложи, с готовностью снимаются для телевидения.
Их время прошло, и если кто-то раздувает миф об их всемогуществе — так только для того, чтобы отвлечь внимание людей от тех, кто на самом деле оказывает влияние на мировую политику…

Журнал: Загадки истории №48, ноябрь 2019 года
Рубрика: Тайные общества
Автор: Дмитрий Калюжный

Метки: Загадки истории, политика, искусство, революция, иллюминаты, наука, общество, масоны, партия




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.