Мартинизм в России: Папюс и Николай II

Многие историки отмечают, что любовь российского императора Николая II к Франции порой доходила до каких-то иррациональных масштабов. Он, например, в интересах французских союзников ввергнул далеко не готовую к крупномасштабным боевым действиям российскую армию в губительную Первую мировую войну. Однако эта любовь становится во многом более понятной, если учитывать, что наш государь находился под влиянием французских оккультистов — розенкрейцеров и мартинистов. И если о его связях с розенкрейцерами сведений почти не сохранилось, то кое-какие свидетельства дружбы с лидерами мартинистов есть.

Фото: мартинизм в России — интересные факты

Происхождение мартинизма

Масонская традиция связывает истоки учения мартинистов с деятельностью французского мистика XVIII столетия Мартинеса де Паскуалиса (1715-1774), португальского еврея. Учение его состояло из гремучей смеси гностицизма с христианизированным иудаизмом. После его смерти развитием ордена занимался другой видный французский мистик — маркиз Луи Клодт де Сен-Мартен, резко усиливший мистическую сторону учения. После смерти Сен-Мартена тихо умер и орден — но не навсегда. В 1890 году его возродили Жерар Энкосс, более известный под эзотерическим именем Папюс, и Огюст Шабоссо. Папюс при этом был также известен как плодовитый писатель и автор многочисленных статей на оккультную тематику, как один из основателей ордена розенкрейцеров во Франции, а в 1908 году ещё и был избран Великим мастером французского отделения масонского обряда Мемфис-Мицраим, известного как своей красочностью, так и склонностью к революционной деятельности.
Декларируемая цель мартинистов звучит вполне в масонском духе: нравственное возрождение личности и всего человечества. Достигнуть этого, согласно учению мартинистов, можно только единением человека с Богом, через овладение «тайным знанием» и отречением от всего чувственного и материального. Мартинисты склонны представлять себя как скромных рыцарей Христа, а своё сообщество как христианский светский рыцарский орден. Хотя мартинисты критически относятся к духовным лицам, включая римских пап, эти «рыцари Христа» не только в поступках, но даже в отвлечённых размышлениях должны оставаться христианами в самом строгом и полном значении этого слова.

Советы мэтра Филиппа

Считается, что в Россию мартинизм проник уже в 1894 году, когда в Санкт-Петербурге появился первый делегат ордена, но заметным проникновение стало с началом деятельности на этом поприще полковника графа Валериана Валериа-новича Муравьёва-Амурского, брата министра юстиции. Будучи военным атташе во Франции, граф увлёкся оккультизмом и в 1895 году был принят в ряды мартинистов самим Папюсом. По возвращении домой Муравьёв-Амурский основал в 1899 году в Петербурге мартинистскую ложу «Аполлония».
Годом позже в столице Российской империи впервые побывал сам Папюс. Официальной целью было чтение лекций по оккультизму и магнетизму (Папюс сам был хорошим гипнотизёром), фактически же он искал богатых и влиятельных покровителей. Миссия вполне удалась: лекциями и рассказами о необычайных способностях старца Филиппа из Лиона заинтересовались великие князья Николай и Пётр Николаевичи и их жены, дочери черногорского короля Милица и Анастасия Николаевны. Уже от них о французском госте узнала императрица Александра Фёдоровна, родившая ктому времени четырёх дочерей и безуспешно мечтавшая о сыне-наследнике. Папюс обещал помочь.
Как результат в Северную Пальмиру несколько раз приезжает старец-мартинист Филипп Ансельм-Вашо, родившийся в простой крестьянской семье из Савойи, но со временем ставший известным по всей Франции как целитель и гипнотизёр. С датировками этих визитов есть некоторые противоречия, но факт остаётся фактом: лионский мэтр сумел очаровать и подчинить своему влиянию как государя, так и его суеверную супругу. Любопытно, что по настоянию старца Николай II повелел руководству Военно-медицинской академии в Петербурге выдать ему диплом доктора медицины. Кроме того, месье Филипп получил чин действительного статского советника. Французский проходимец с помощью гипноза внушил императрице навязчивую мысль о беременности, но, когда она показалась врачам, выяснилось, что это не так. Конфуз старца был бы полным, но уже перед отъездом он снова предсказал Александре Фёдоровне скорое рождение сына. Та в порыве благодарности целовала руку «Учителя». Что интересно, 30 июля 1904 года у царствующей четы действительно родился наследник — цесаревич Алексей. Правда, к тому времени государь и государыня успели побывать в Саровской пустыни и ночью искупаться в святом источнике, в котором столетием раньше купался сам преподобный Серафим Саровский. Так что есть все основания полагать, что рождению наследника в первую очередь поспособствовали всё-таки благие православные силы.
Сохранились сведения, что роль мэтра Филиппа при русском дворе не ограничивалась советами по медицинской части. На медиумических сеансах по желанию царя лионский старец якобы вызывал дух его отца, Александра III. Тот советовал сыну крепить дружбу с Францией и всячески подстрекал к войне с Японией. Советы эти давались не случайно, ведь мэтр Филипп был не только целителем, но и крупным оккультистом и масоном, членом Верховного совета ордена мартинистов, своего рода духовным отцом Папюса. А в письме Александры Фёдоровны к Николаю II от 14 декабря 1916 года можно прочесть: «Вспомни, что даже m-r Филипп сказал, что нельзя давать конституцию, так как это будет гибелью России и твоей. И все истинно русские люди говорят это».

Знаете ли вы что…

В киевской масонской ложе «Андрей Первозванный» состояли столь известные фигуры, как гетман Украины Павел Петрович Скоропадский и председатель Директории Украинской народной республики Симон Васильевич Пеглюра.

Духи и ложа

Вызыванием духа Александра III занимался и несколько раз наезжавший в Россию Папюс. В октябре 1905 года, в самый разгар русской смуты, вызванный в Царском Селе дух Александра III наставлял сына: «Ты должен во что бы то ни стало подавить начинающуюся революцию. Но она ещё возродится и будет тем сильнее, чем суровее должна быть репрессия теперь. Что бы ни случилось, бодрись, сын мой, не прекращай борьбы».
С увлечением царской четы французскими оккультистами доктором Папюсом и мэтром Филиппом связана и интригующая проблема прикосновенности Николая II к масонству. Ведь мартинисты — это по сути те же масоны, только «неправильные», эзотерические. Речь идёт о «царской» ложе «Крест и звезда» в Царском Селе, в которой якобы месье Филипп и посвятил русского государя в масоны. Однозначного мнения о времени этого посвящения среди исследователей нет, как нет единого мнения и о роли государя в этой ложе. По сведениям князя Владимира Леонидовича Вяземского, Николай II лично председательствовал в этой ложе. О том же председательстве государя в ложе «Крест и звезда», пусть и не вполне уверенно, писал сын Папюса Филипп Энкосс. С другой стороны, поэт и прозаик «первой волны» русской эмиграции, масон и мартинист Юрий Константинович Терапиано отмечал: «Председателем являлось другое лицо. Николай II и Александра Фёдоровна были лишь членами ложи».
Русский дипломат, а заодно и один из основателей масонской ложи «Астрея №500» Леонтий Дмитриевич Кандауров, человек весьма и весьма информированный, по поводу ложи «Крест и звезда» писал: «В числе членов ложи был император Николай II. Собрания открывались и закрывались молитвословиями. Ритуал был выработан собственный. Интересовалась ложа главным образом вопросами религиозно-нравственными. Как говорят, созыв первой Гаагской конференции (1899 г.) был вызван в значительной степени влиянием этой политики. Позднее царь отвернулся от оккультизма и обратился к святому Серафиму Саровскому, перестав посещать ассоциацию».
Впрочем, в октябре 1910 года государь решил тряхнуть стариной и пригласил в Царское Село нового лидера российских мартинистов — польского проходимца графа Чеслава Иосифовича Чинского, автора книги «Страдания самоубийцы в потустороннем мире», любителя экстрасенсорного лечения дам бальзаковского возраста наложением рук на живот, а также известного как герой множества афёр и авантюр. Граф должен был опять же вызвать дух Александра III. Облачившись в ритуальные одежды мага и заключив царя и остальных присутствовавших в магический круг, Минский взял в руки меч и силился вызвать потустороннюю силу, определяющую судьбы России. В конечном итоге это ему удалось, и дух предсказал своему сыну ужасающую войну и невиданные потрясения. Царь был чрезвычайно заинтригован и осведомился о собственной судьбе. Когда он стал настаивать на ответе, по воспоминаниям Чинского, раздался страшный шум, потух свет и магический алтарь опрокинулся. Николай II был разочарован. На этом его общение с мартинистами вроде бы и закончилось.

Журнал: Тайны 20-го века №33, август 2019 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Валдис Пейпиньш





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —