История Петербурга за первый 79 лет по основании (Петров)

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Глава С.-Петербург за первый семьдесят девять лет по основании, книги П.Н. Петрова «История Санкт-Петербурга с основания города до введения в действие выборного городского управления по учреждениям о губерниях 1703-1782».

История Санкт-Петербурга (П.Н. Петров)

С.-Петербург за первый семьдесят девять лет по основании (1703-1782)

Собираясь рассказывать прошлую жизнь Петербурга, нельзя нам обойти главного — местности, где застроен он; потому что выбор на Неве места для укрепления, разросшагося в столицу, сделан был Петром I неслучайно, когда для обладания невским выходом в море, первый Император наш начал с Швециею войну. Обладание невским выходом в Балтийское море, по гениальному предвидению Петра I, составляло первое и необходимое условие пересоздания отечества на новых началах, способных дать правильное, естественное развитие могучим силам русского народа. Он призван к разностороней деятельности, а никак ни оставаться в состояния земледельческом, при вечной борьбе с азиятскими степняками, и соседями в Евроае, ревниво недопускавшими царских подданных до прямых сношений с образованными народами запада. Что, Петр I не ошибся, ставя так а неиначе, вопрос о сближении с Европою и дальнейшем, умственном росте своего народа, — ответ дает нам вся историяХѴШ и XIX века, когда Петербург выростал, догоняя своих учителей по цивилизации и образованию.
Но, как развитие Петербурга, так и самый, удивлявший другие народы, быстрый рост невской столицы России, обусловливались застройкою, в добрый час, города — на пути всемирной торговли. Да, кто бы и чтобы не говорил, усиливая умышленно неудобства климата Невской стороны и малую плодородность окрестностей новой столицы российской империи, нуждающейся в подвозе всего для продовольствия жителей, сплавный путь, заканчиваемый невским выходом в море, самою природою назначен для всемирной торговли, центром которой сделался с самого основания своего, и будет всегда, — Петербург.
Враждебники и порицатели Петербурга, обвиняя Петра I в мнимом упорстве и будто бы непоправимой ошибке, ради застройки города на Неве, нехотят как видно, знать судеб прошлого, в котором русский народ уже заявил себя, сплачиваясь и распространяясь по лицу земли от Балтийского моря до Америки — двигаясь на запад и па восток; а на севере и юге занимая равнины и степи, от Ледовитого океана до морей Черного и Каспийского. Все качества, отличающие племя способное к изумительной предпримчивости и высшему умственному развитию, приобрел русский народ в большей степени чем все другие славянские племена, опять, прежде всего, благодаря выгодному расположению рек, стекающих с Алаунской плоскости, в соседстве озер. Область их ближе всего напоминает тоже положение в северной Америки, создались в два столетия, путем одной колонизации, Соединенные Штаты, рост которых изумляет старую европейскую цивилизацию. Признавая могущество быстро выросшего народа в Америке, полного энергии и предприимчивости, ученые обсуждатели мировых явлений, только не хотят видеть сходства разростания Руси и её теперешнего развития, с основания Невской столицы, с положением американских Соединенных Штатов. Но история наша, представляя, в сказаниях скупых на слова летописцев, прошлое Новгорода, заставляете причину развития этой народной державы видеть не в ином чем, как только в обладании невским сплавным путем, ключем которого теперь Петербург.
Проследите по летописям развитие сил и значения великого Новгорода и вы убедитесь, что невский путь — торговлю которого держали в руках своих предприимчивые новгородские граждане — давал им первое место в ганзейском союзе. Шведы, завидуя богатствам ганзейцев, всякими неправдами добились обладания Невою, в тяжкую для России годину самозванцев и польской разрухи. Первый царь из рода Романовых, чтобы выгадать время и поправить царство свое, потрясенное в основе, и внутренними неустройствами, и нашествием врагов извне, волею-неволею согласился в 1617 г., заключая договор о мире в Столбове, утвердить захваченное шведами у Финского залива, русское достояние; в обмен на возвращаемый нам шведами Новгород, которым завладели они 17 июля 1611 года.
Но, отдать вечно шведам невскую сторону, в Москве не думали; и царь Алексей Михаилович счастливо начал войну с королем Шведским Карлом X Густавомъ(80), так что могло бык нам воротиться захваченное шведами, — когда восстание гетмана Выговского, требовавшее направления сил наших в Малороссию, заставило государя склониться на мир с шведами, оставлявший в их руках сороковерстную полосу пред Невою, с всем течением её.
Между тем, шведы, в первое же время владения Невою, построили при впадении Охты укрепление, названное по главной реке — Ниэн-Шанщ. Выгодность положения для торговли, при укреплении создало торговый город, с первого я;е времени своего существования начавший соперничать с Выборгом. Выборг же шведская политика, неуверенная в вечном обладании Невою, сама противупоставляла Ниэну, осыпая привиллегиями. Но, ни явная подержка правительства, ни привиллегии, не заменяли для Выборга выгод естественного положения, которые давала сама природа городу на Неве, — к концу XYII века уже имевшему до ста своих собственных купеческих кораблей. На них сами граждане Ниэна возили, в бывшие ганзейские города и Швецию, русские товары; получая на обмен европейские произведения, для торга с русскими. Во время войны Карла X. Густава с Алексеем Михайловичем, одна наша партия зайдя в Неву, сожгла все поселение при Невском шанце, но этот ущерб, благодаря выгодной торговле скоро забылся и жители Ниэна построили себе вместо сожженых деревянных, каменные домы, пользуясь правами по тор-говле равными с Нарвою и Ревелем.
Пример быстрого выростанья на Неве шведского города, без сомнения приходил на мысль Петру I при обсуждении мер для будущего развития производительных сил России, и война, которую объявил наш Преобразователь герою шведскому, в 1700 г. с целью возвращения русского исконного достояния — теченья Невы, — была решением неизменным: добиться возврата её, во чтобы нестало!
Шведы, сознававшие значение владения невскою стороною (на их языке Ингерманландиею), — представляют это решение Петра I и начатие борьбы с Карлом XII, как величайшую несправедливость и неслыханное коварство. Но, мы, русские, никак уже не можем, обращаюсь к своей совести, разделять шведское воззрение, помня, что невский путь еще с начала нашей истории был русским и первою причиною могущества Новгорода, обессиленного близорукою политикою Ивана III, до невозможности дать отпор Швеции. За решение Петра I взять свое: приобретя возможность к тому, и притом выдержав честно борьбу с похитителями достояния нашего родового — русского, — мы только можем благословлять память основателя Петербурга; даже соглашаясь с тем, что жалобы на обиду в Риге были, одною привязкою.
Достаточным оправданием объявления войны Швеции, 19-го Августа 1700 г., находим мы прямую цель борьбы; заключение же союзов с Даниею и Польшею уже обязывало царя не отстовать от союзников. Неудача датского короля была первым ударом, поколебавшим северный союз; но раздумье могло быть у Польского союзника, а не у Петра I. Нарвская неудача, для всякого другого государя могла привести к миру, — как и расчитывал до весны 1701 г., польщенный удачей своею, Карл XII, — а Петр I, вместо мира, к весне же сформировал новые силы. Силы эти собрались у Шереметева только ко второй половине года, но в конце Декабря он сразился и одержал первую поверхность над шведами, а 1-го Января 1702 — первую победу над ними. Искусно пущенные в ход, угрозы: разорить Архангельска — заставили Петра I с гвардиею своею провесть весну и лето на Северной Двине, куда шведы на самом деле и непоказались. Но, осенью, 1702 года поход наших сил на Неву состоялся, и, после 16-тидневной осады, крепость Нотеборг взята штурмом, обессмертив отвагу князя Михаила Михайловича Голицына.
Взяв в истоке Невы из Ладожского озера шведскую крепость, и считая ее «Ключем, который должет отворить нам выход, Невою, в море», Петр I — и назвал свое завоевание ключем-юродом, по немецки, Шлиссельбург сам прибив к башне ключ. Пробыв в завоеванной крепости около месяца, распределяя на зиму остающиеся силы и назначая сбор на весну, для дальнейшего завоевания Невы, Петр I уехал в Москву, где устроил торжественный вход победоносного войска для зимнего отдыха. Сам царь-преобразователь дал себе отдых только до праздника и затем уехал на Воронеж, распределять корабельные работы. В Феврале 1703 г. Царь послал Меншикова, сделанного Шлиссельбургским губернатором, готовить все для сбора войска на Неве; в Марте Сам прибыль на место сбора и, 26 Апреля, с войском пришел, для осады, к Ниэншанцу.

 

Вернуться к оглавлению

 

Метки: Анна Иоанновна, Екатерина I, Елизавета Петровна, Пётр III, эпоха Романовых, река, остров, дом, линия, крепость, Петербург, город, История Петербурга, Пётр Первый, мост, канал, Васильевский остров, Петров, улица, Нева река, Петропавловская крепость, Фонтанка, набережная, проспект, Пётр II, СПб, Адмиралтейство, Меншиков, пристань, Иоанн Антонович




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.