Строительная жертва у славян при возведении жилища

Есть в Беларуси небольшой городок Гольшаны. Славится он своим знаменитым замком — резиденцией рода Сапег, возведённой в первой половине XVII века. В настоящий момент главную достопримечательность замка составляют… привидения.

Строительная жертва у славян при возведении жилища

Белая дама

О Белой даме из Гольшанского замка знают многие любители таинственных историй. Как рассказывает легенда, одну из стен замка долгое время не могли возвести: она постоянно обрушивалась. Тогда кто-то вспомнил о древнем обычае: чтобы здание было прочным, нужно замуровать в его стену живого человека, желательно — молодую девушку или ребёнка. Подумав, строители решили, что при выборе будущей жертвы справедливо будет положиться на волю случая — пусть погибнет та женщина, которая первой принесёт обед мужу…
Очень быстро шла молодая жена к своему супругу, почти бежала — не могла иначе: уж больно любила его, соскучилась, да и обед хотела принести горячим. Но нерадостно встретил её муж, мрачны были лица и других строителей. Некоторые варианты легенды гласят, что после того, как вложили в стену последний камень, муж женщины покончил с собой, а его труп замуровали рядом с ней.
Эта история осталась бы одной из множества мрачных средневековых легенд, если бы в 1997 году при ремонтных работах строители не наткнулись на скелет женщины. Её поза позволяла сделать вывод, что, скорее всего, она была замурована в стену живой. Также об этом свидетельствовали сломанные пальцы рук, которыми несчастная царапала стену в тщётных попытках выбраться.
Скелет похоронили, однако без соблюдения христианского обряда. Рабочие, нашедшие его, в скором времени умерли один за другим, и все — при странных обстоятельствах.
Привидение, которое называют Белой дамой, то и дело появляется в замке, наводя ужас на сотрудников художественного музея, расположенного там.
История девушки, принесённой в жертву при постройке здания, вовсе не является уникальным сюжетом. Советский этнограф Д.К. Зеленин (1878-1954) в своей работе «Тотемы-деревья в сказаниях и обрядах европейских народов» приводит множество примеров легенд о строительной жертве, самые показательные из этих историй будут приведены далее.

Любопытная Алена

В книге А.А. Навроцкого «Сказания минувшего. Русские былины и предания в стихах» (1896) имеется баллада под названием «Коромыслова башня». Основу её сюжета составляет предание о том, что при постройке Новгородского кремля была заживо закопана в землю некая Алена, жена купца Григория Лопаты. В тот день женщина слишком поздно проснулась и, чтобы успеть сделать всю работу по дому, решила пойти к реке за водой коротким путём — по тропинке, идущей по склону горы. Возвращаясь, около городской стены женщина увидела яму. Любопытство заставило её подойти поближе и заглянуть туда. Строители тут же окружили Алену, попросили попить. Едва женщина сняла коромысло с плеч, как её схватили, привязали к доске и опустили в яму. Коромысло и вёдра закопали вместе с ней — так велел обычай.
Надо сказать, что строители отнюдь не бестрепетно совершили жуткий поступок — они долго не соглашалась закапывать несчастную, однако главный мастер убедил их в необходимости принесения строительной жертвы:

Пусть погибнет она за весь город одна,
Мы в молитвах её не забудем;
Лучше гибнуть одной,
да за крепкой стеной
От врагов безопасны мы будем!


Эти строки поэта XIX века А.А. Навроцкого из поэмы «Коромыслова башня» в предельно чёткой форме объясняют причину совершенного ритуала. Его цель — оградить город от бед путём принесения человеческой жертвы.
Интересно, что подобного рода жертвоприношения совершались в христианскую эпоху, строитель — один из героев поэмы — даже говорит о том, что погибшую будут поминать в молитвах. Безусловно, это свидетельствует о теснейшем переплетении в сознании людей христианских и языческих верований. Приведённая легенда полна бытовых деталей, за счёт которых воспринимается как реальная история. Если когда-нибудь при строительных работах в Новгородском кремле откопают скелет женщины — это будет неудивительно.

Плачущие стены

Легенды о строительной жертве встречаются по всему миру. Правда, замуровывают не всегда женщин. Например, в Грузии есть сказание о Сурамской крепости, отраженное в народной песне «Сурамисцихе». По её мотивам снят фильм Сергея Параджанова «Легенда о Сурамской крепости» (1984). При постройке цитадели стены её несколько раз обрушивались. Царь приказал найти жертву — единственного сына одинокого человека. Можно только гадать о причинах такой избирательности — возможно, принесение жертвы должно было быть сопряжено с максимальным количеством страданий. Так или иначе, на роль жертвы был избран юноша Зураб, сын одинокой вдовы. Песня передаёт диалог матери с замуровываемым сыном. Женщина несколько раз спрашивает его: «До какого места ты заложен?» Тот отвечает: «По щиколотку, по живот, по грудь, по шею…». По легенде, слёзы плачущего Зураба до сих пор просачиваются сквозь камни крепости…

Материнская любовь

В сербской народной песне «Постройка Скадра» находим другой вариант строительной жертвы — в стену крепости была замурована молодая женщина, мать грудного ребёнка. Песня рассказывает. что по просьбе жертвы в стене оставили два отверстия: для груди, чтобы женщина в течение года могла кормить своего ребёнка, и для глаз, чтобы она могла его видеть. Удивительно, однако в песне ничего не говорится о том, что женщина в это время чем-то питалась. Возможно, такая деталь просто упущена, и замурованную в стене мать кормили через оставленное на уровне лица отверстие. А может быть, при формировании окончательного текста песни «Постройка Скадра» сыграла свою роль средневековая вера в чудо — автор был убеждён, что замурованную женщину незримо питали высшие силы. Так или иначе, но после того как младенца отняли от груди, мать замуровали окончательно. Среди местных женщин бытует суеверие, что из стены в том месте, где замурована несчастная, временами сочится белая жидкость. Её следует собирать и пить матерям, которые имеют проблемы с кормлением грудью.

«Я тебя совсем не вижу!»

В роли строительной жертвы могут выступать и дети. Легенда рассказывает, что при возведении крепости в тюрингском городе Либенштейн (сейчас она полуразрушена) в стену была замурована маленькая девочка, дочь женщины-бродяжки, которая сама продала строителям ребёнка и даже присутствовала при замуровывании. Девочку угостили сладостями и принялись закладывать проём, в котором она стояла, камнями. Ребёнку казалось, что все происходящее — весёлая игра. «Мама, мама, а я тебя вижу!» — кричала малышка вначале. Но отверстие становилось все меньше и меньше, и девочка принялась просить оставить ей хотя бы маленькую щёлочку, для того чтобы смотреть на мать. Как и в новгородской легенде об Алёне, мастеру не так-то просто было завершить страшное дело. В конце концов, работу доделал его ученик. «Мама, мама, я тебя совсем не вижу!» — донёсся отчаянный крик. Говорят, что потом в течение многих лет по ночам в тех местах можно было услышать жалобный плач ребёнка. Другие легенды уверяют, что до сих пор по развалинам крепости и в окрестных лесах бродит привидение бессердечной матери, после смерти раскаявшейся в своём преступлении…

Яйцо вместо птицы

Не подлежит сомнению, что в основе историй о строительной жертве часто (хотя, подчеркнём, далеко не всегда) лежат подлинные факты, в чём же причина жуткого, с точки зрения современного человека, ритуала? Объяснений может быть много. Во-первых, бытовало поверье, что душа замурованного человека станет своеобразным хранителем здания. Во-вторых, жертва могла служить для задабривания местных духов, которые были потревожены строительством.
Однако самое убедительное объяснение предлагает Д.К. Зеленин. Он справедливо указывает на то, что до появления каменных зданий люди жили преимущественно в деревянных домах. Древний человек был убеждён, что деревья имеют душу и рассерженные древесные духи могут вредить людям, живущим в доме. Желая договориться с духами деревьев, люди приносили им жертву — обычно кого-нибудь, имеющего низкий социальный статус: пленника, женщину, ребёнка. По мере развития человеческого общества принесение в жертву людей стало вытесняться жертвоприношением животных, а то и вовсе неодушевлённых предметов. В 1874 году при ремонте городских ворот в Аахене (Германия) нашли мумифицированную кошку. Судя по всему, она была замурована в башне ворот при её закладке в 1637 году.
В 1877 году в фундаменте одного из берлинских домов нашли скелет зайца и куриное яйцо. Это здание было построено в XVI веке. Очевидно, строители решили, что яйцо может быть рассмотрено как эквивалент птицы. Со временем на зловещий обряд было наложено табу, но в народной памяти остались легенды, полные трагизма…

Журнал: Тайны 20-го века №44, октябрь 2012 года
Рубрика: Страшные ритуалы
Автор: Эмилия Галаган

Метки: строительство, обряд, Тайны 20 века, ритуал, дом, крепость, стена, дух, славяне, жертва



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —