Уральские казаки: Как они искали страну справедливости Беловодье

Более трёх столетий тому назад Русская православная церковь разделилась на два враждующих лагеря. Патриарх Московский Никон приступил к проведению реформы в церкви. Она-то и положила начало расколу — долгому противоборству со старообрядцами, противниками Никона.

Фото: казаки и страна Беловодье, интересные факты

Последние землепроходцы

В XIX столетии уставшие от борьбы староверы полагали, что настоящих священников уже нет. Настоящие должны быть чистыми людьми, учение принявшими от апостолов, но где их возьмёшь? Жили с мечтой о справедливой земле, о настоящей вере. Среди народа ходили упорные слухи о царстве Беловодье. Будто лежит оно на краю света (на востоке), и там находятся «богом спасаемые грады и обители», где твёрдо и нерушимо соблюдается «древлее благочестие» и епископы правоверные «сияют как солнце», и царь «в той Беловодии» справедливый, и нравы добрые, и жизнь привольная.

Земля Белых Вод

Легенда о счастливой стране праведников пережила многие века. Она была известна ещё в византийской, затем в старой русской и западной средневековой литературе. Так, в летописях, хранящихся в старинном Вышенско-Успенском монастыре на Тамбовщине, есть замечательный рассказ о том, как во времена правления киевского князя Владимира некий монах Сергий, который провёл несколько лет в византийских монастырях, вернувшись в Киев, поведал великому князю предание о загадочном государстве на востоке — царстве Белых Вод, стране справедливости и добродетели. Князь Владимир заинтересовался рассказом и просил Сергия отправиться во главе большого отряда на поиски Беловодья.
Миссия отца Сергия — тому было тогда около 30 лет — началась в 987 году. Князь надеялся, что он вернётся через три года. Однако ни через три года, ни через десять отряд не вернулся. Тогда решили, что в дальних краях путешественников постигла злая судьба, и со временем о них забыли. Но однажды, в 1043 году, в Киеве появился глубокий старец, объявивший себя… монахом Сергием, тем самым, которого покойный уже князь Владимир отправлял на поиски чудесной восточной страны. И пришелец поведал поражённым слушателям удивительную, но вполне достоверную историю о своём долгом путешествии в Беловодье.
Отец Сергий рассказал, что к исходу второго года пути многие его товарищи умерли от болезней либо погибли, животные пали. Оставшиеся вышли к обширной пустыне, усеянной множеством скелетов людей, лошадей, верблюдов, ослов. Многие спутники Сергия были сломлены тяжестью пути и отказались идти дальше. Только двое — самые отважные и выносливые — согласились продолжать путь. К концу третьего года и этих двоих, еле живых от лишений и болезней, пришлось оставить в каком-то оазисе на попечение местных жителей. Отец Сергий сам был на грани полного истощения, тем не менее дорогу назад он себе отрезал: либо дойти до цели, либо умереть — третьего не дано.
Ещё через три месяца монах достиг, как ему показалось, границ Беловодья — озера с белыми от соли берегами. Здесь его проводник отказался идти дальше, чем-то неизъяснимо напуганный. Но отец Сергий всё-таки двинулся вглубь запретной территории. Через несколько дней пути перед измождённым монахом внезапно возникли два человека. Они отвели его в селение, где он смог отдохнуть, а затем получил работу и научился многим ремёслам. Рядом с ним жили и трудились люди самых разных племён. Что это была за страна и где она находилась, Сергий точно не знал. Прожив благополучно много лет там, он однажды, уснув, проснулся далеко за её пределами и вскоре, благодаря такому чудесному обстоятельству, вернулся домой, в Киев.

«Происки» епископа Аркадия

Возможно ли, чтобы со времён князя Владимира на Руси бытовало поверье о Беловодском царстве? Оказывается, да. Выдающийся исследователь Центральной Азии Николай Пржевальский в описаниях своих экспедиций упоминает о том, что около 1860 года 130 старообрядцев с Алтая дошли до озера Лобнор — до тибетских границ, «в поисках обетованной земли Беловодья».
В конце XIX столетия среди русских людей наблюдалось брожение, связанное с появлением на Урале некоего «епископа Беловодской епархии» Аркадия, побывавшего… в «земле обетованной». Правда, о её местоположении он рассказывал туманно, вроде как скрывал. Но волнение среди казаков поднял изрядное. Слишком жива в них была наивная, но глубокая вера в справедливость.
Власти посадили Аркадия в кутузку — от греха подальше.
На допросах «епископ» упорно твердил, что «есть на востоке за северным, а к южной стране за Магеллановым проливом, а к западной стране за южным и тихим морем славяно-беловодское царство… в котором живёт царь и патриарх… Царь тамо христианский, вто время был Григорий Владимирович. А царицу звали Глафира Иосифовна… Ересей и расколов там нету, обману, грабежу, убийству и лжи там нет же, но во всех едино сердце и едина любовь».
Казаки уральские, жившие и в конце XIX столетия по заветам предков, видимо, слыхом не слыхивали о путешествиях в Центральную Азию Петра Семёнова-Тян-Шанского или Пржевальского, не говоря уже о гренландских походах Фритьофа Нансена или полёте на воздушном шаре в Арктику Саломона Андре. Они, как и их отцы, мечтали о царстве «блаженных людей» и твёрдо решили найти его.
25 января 1898 года в Кирсановском посёлке состоялся казачий съезд. Порешили на нём отправить депутацию из трёх человек на отыскание Беловодья. Собрали казаки по кругу 2,5 тысячи рублей, да жители города Уральска добавили от себя ещё 100. Хотя, по мнению избранных депутатов, Беловодье лежало где-то у китайских границ и проникнуть туда можно было через дикие Алтайские хребты и мрачные пустыни Средней Азии, они благоразумно избрали морской путь и отправились в Одессу.

Опасное путешествие

Путешествие трёх казаков — Григория Терентьевича Хохлова и его товарищей, Вонифатия Даниловича Максимычева и Онисима Варсонофьевича Барышникова, — длилось от 22 мая до 24 октября 1898 года. Возможно, мир никогда бы не узнал о походе уральцев, если бы не случайное знакомство с ними крупного русского писателя Владимира Короленко. Благодаря его содействию, в Петербурге удалось опубликовать рассказ об их приключениях, которые день за днём были записаны в тетради-дневнике Хохлова.
Эта книжка под названием «Путешествие уральских казаков в «Беловодское царство»« увидела свет в 1903 году. Короленко особенно отметил, что поход трёх казаков на поиски сказочной Беловодии стал последним походом русских землепроходцев и самым дальним из них. Писатель заметил также: «Все путешествие казаков при незнании языков и без всяких пособий в виде карт или географических сочинений представляет психологически настоящий подвиг…».
В Одессе пароход «Царь» взял на борт станичников и доставил их в Константинополь, откуда они отправились в Палестину. Пройдя святые места, посетили Афон, побывали в Салониках, Смирне, Бейруте. Везде внимательно наблюдали за жизнью людей и, если удавалось найти переводчика, расспрашивали обо всем. Надолго задержались в ожидании парохода в Порт-Саиде, но узнали, что кроме Абиссинии (Эфиопии) христианских стран в Африке нет, а в самой Абиссинии нет Беловодья, и решили двинуться далее на восток.
Французский пароход доставил их на Цейлон. Буйные краски тропического леса на острове удивили и восхитили казаков. Хохлов записал: «Вероятно, этот лес не видал человека-хищника, у которого сверкает в руках топор и шипит пила, только слышит пароходные сигналы, которые пугают гнездящихся в этих лесах разных красивых и дорогих птиц».
Затем отплыли на Дальний Восток, побывали на Суматре, Малакке, в Сингапуре, проехали в Гонконг. Здесь казакам показалось, что цель их странствований уже достигнута, и что они подъезжают к Беловодскому царству, потому что цвет морской воды был там «белый и непрозрачный». Но мечтам суждено было разбиться о действительность. Везде жили такие же люди, как и они сами, с теми же горестями и страстями. Проведя несколько дней в Шанхае, они переехали в Японию и оттуда направились через Владивосток домой, ибо поняли казаки, что нет такой счастливой страны на земле — Беловодья.

Журнал: Загадки истории №36, сентябрь 2019 года
Рубрика: Исчезнувшие цивилизации
Автор: Максим Карасёв





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —