Атака женщин: харассмент — что это такое простыми словами?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В декабре 2019 года в Финляндии появился новый премьер-министр. И не абы какой, а, во-первых, женщина, и, во-вторых, женщина красивая и молодая. Санна Марин — самый молодой премьер-министр в мире: ей всего 34 года. Санна выросла в однополой семье: её воспитывали две женщины. Сама она, правда, предпочла соединить свою судьбу с мужчиной: именно он отправился в декрет, когда у пары появился ребёнок. Зато Санна регулярно берет двухлетнюю дочку на заседания парламента. И никого это не смущает. Возможно, ещё и потому, что 12 из 19 министров в Финляндии — женщины. В области тендерного равенства финны оказались впереди всех. Но и в других странах Европы, США и Канаде дела не хуже: женщины активно заявляют и реализуют свои права. Однако при этом продолжают за них бороться. Какие права ещё нужны женщинам? И что делать мужчинам в условиях, когда партия первой скрипки уже не достаётся им так легко, как прежде?

Атака женщин: харассмент — что это такое простыми словами?

Эффект Вайнштейна

«Я абсолютно убеждён, что, если бы пару лет каждой страной на Земле руководили женщины, вы бы увидели значительные перемены к лучшему почти во всём, от уровня жизни до других показателей». Эти слова принадлежат Бараку Обаме. Сказал он их, правда, не так давно — уже покинув пост президента США. Что мешало прозреть раньше? Ведь Обама позиционирует себя как человека прогрессивных взглядов, да и его супруга Мишель ему под стать. Злые языки утверждают, что Обама обрёл свою убеждённость по поводу женщин во власти на волне победившего движения против сексуального насилия с хештегом #MeToo. Оно стартовало в октябре 2017 года в США с того, что порядка 80 женщин обвинили известного американского продюсера Харви Вайнштейна в сексуальных домогательствах. В итоге тот лишился репутации, семьи, карьеры и сейчас ждёт решения суда. История его головокружительного падения породила так называемый эффект Вайнштейна: стоит какой-нибудь женщине публично обвинить мужчину в том, что он к ней приставал, как его жизнь рушится. И если раньше власть, деньги и статус были весомыми охранными грамотами, то теперь все изменилось. Чем выше положение, которое занимает обвиняемый, тем быстрее он летит вниз. Презумпция невиновности действует только в зале суда, но за его пределами её просто не существует: общественное мнение выносит приговор, не дожидаясь результатов расследования. Яркий тому пример — история с актёром Кевином Спейси, которого выкинули из всех проектов после обвинений в сексуальных домогательствах. Через год все обвинения были сняты, но поможет ли это Спейси вернуть утраченные позиции? Вряд ли. А совсем недавно нечто подобное случилось со знаменитым тенором Пласидо Доминго: 78-летний певец был вынужден покинуть Метрополитен-оперу, где проработал 51 год, из-за обвинений в сексуальных домогательствах. Печальный закат блестящей карьеры…

За что боролись…

Умные учатся — на чужих ошибках: в США даже те мужчины, которых пока никто ни в чём не обвинил, при случае не упускают теперь возможности заявить о том, что они пересмотрели свои жизненные ценности, переоценили приоритеты и отныне любят женщин больше, чем самих себя, но только с их разрешения, разумеется, и на расстоянии. Приходится признавать очевидное: мужчины начали бояться женщин! И социологические опросы это только подтверждают: 51% американцев считает, что из-за кампании MeToo мужчинам стало сложнее общаться с женщинами на работе. Они теперь чувствуют себя дискомфортно, занимаясь общими проектами с представительницами противоположного пола. Если раньше предложение обсудить какие-то рабочие моменты за обедом в ресторане воспринималось адекватно, то теперь его запросто можно расценивать как харрасмент. Кстати, под этим термином подразумеваются любые действия в отношений другого человека, осуществляемые против его желания. Чаще всего сексуальные, но не только. Но как отделить мух от котлет: отличить харрасмент от обычных знаков внимания? Это, к слову, довольно распространённый запрос в Интернете. Увы, почти никак. Даже в США, где подобные дела уже несколько десятилетий рассматривают в суде, далеко не все люди точно понимают, что считается харассментом. К тому же мужчины и женщины по-разному оценивают одни и те же слова и поступки: даже комплимент может быть воспринят как оскорбление, а шутка способна унизить. В итоге у мужчин не остаётся другого выхода, как вовсе отказываться от взаимодействия с женщинами. Хотя нет, есть ещё один вариант: ждать инициативы от них самих. В нарушение всех прежних традиций, предписывающих мужчинам быть решительными, смелыми, настойчивыми, уверенными и т.д. О чем-то подобном, кстати, предупреждала Катрин Денёв, расценившая движение Me Too как «новое пуританство» и просившая не лишать мужчин права на флирт. Но прислушались к ней не многие.

Цветы для Ангелы Меркель

Сильный и слабый пол неудержимо меняются местами. Хотя тут, конечно, нужно бы сразу соломки подстелить и извиниться за слово «слабый». Но, с другой стороны, можно и не торопиться. Дело в том, что в 2019 году Россия опустилась на 81-е место в рейтинге Всемирного индекса тендерного разрыва, который показывает степень вовлечённости мужчин и женщин в экономику и политику, а также оценивает доступ людей разного пола к образованию и уровень их здоровья в разных странах. У нас — 81 — е место. Перед нами — Сальвадор, за нами — Эфиопия. Есть куда расти. И придётся, если Россия и дальше будет претендовать на роль мирового лидера. Помните, как Путин подарил букет Ангеле Меркель на встрече в Сочи? Немецкий журнал Bild, а вместе с ним и все европейское сообщество расценили это подношение как оскорбление: «Путин ясно показал Меркель, кто в доме хозяин не только в летней президентской резиденции, но и на мировой политической арене». Это во-первых, а во-вторых, политики уровня глав государств должны приветствовать друг друга только рукопожатием. Потому, вручив Меркель букет, президент подчеркнул; что канцлер — женщина, а это недопустимо…
Хотя сама она, кажется, выглядела довольной. Ну а Путин, как человек старой закалки, несмотря на критику, продолжил одаривать женщин цветами: при встрече с четой Макрон он вручил букет Брижит, которая, в свою очередь, технично сплавила его своей охране и сильно на публике с ним не светилась. Её-то история с Меркель кое-чему научила. Так со скрипом начинают постепенно вырабатываться новые стандарты и протоколы тендерных взаимоотношений, причём не только на высшем уровне, но и на вполне обывательском.

Действуй первой!

Но стоит признать, что эта система координат не то что не отлажена, а совершенно сбита. У нас в стране во всяком случае. В головах у людей ещё страшная путаница. Прежнее распределение тендерных ролей уже никого не устраивает, а новые до сих пор не утверждены. Поэтому девушка, идущая на первое свидание, может провозглашать свою самостоятельность и независимость и в то же время ждать, когда её кавалер заплатит по счету: «Он ведь мужчина!». Но если он, «как мужчина», потом начнёт брать на себя ответственность за их отношения вообще, решать, что им делать, как жить, как воспитывать детей или тратить деньги, то есть станет полноценным главой семьи, эта же девушка будет страшно возмущена: «Почему это он указывает мне, что делать?» Молодые мужчины, кстати, тоже совершенно дезориентированы. Раньше им все было понятно: они были инициаторами отношений, первыми знакомились, приглашали на свидания, дарили цветы, подавали руку своим дамам на выходе из транспорта, открывали перед ними двери. Проще говоря — ухаживали. Но всё это ушло, ведь ухаживают только за слабыми и немощными, а женщина, как говорится, тоже человек. Потому сейчас никто не видит ничего зазорного в том, чтобы девушка первая начинала оказывать знаки внимания. Более того, многие парни теперь ждут этого. Ведь оказалось, что так гораздо удобнее. Мужчины перестали знакомиться на улице, в кафе, барах, общественных местах и торговых центрах, и уже довольно давно. Им мешают стеснительность, скромность, застенчивость, некоммуникабельность и, разумеется, боязнь отказа, но ещё больше — страх опозориться перед окружающими, возможными свидетелями фиаско. Дескать, ты-то куда полез? Поэтому, конечно, проще подождать, когда девушка сама тебя выберет… Пока это только тенденция. Патриархальные установки в российском обществе всё-таки очень сильны. Согласно социологическим опросам, 69% наших граждан считают, что главная задача женщины в обществе — быть хорошей женой и матерью. Тогда как в Швеции такого мнения придерживаются только 17%. Но с течением времени ситуация будет неумолимо меняться. В том числе и из-за смены поколений.

Зуммеры рулят

Ближайшее будущее принадлежит так называемым зуммерам, то есть людям, появившимся на свет после 2000 года. Это поколение, выросшее в эпоху бешеного развития Интернета. Можно сказать, что оно выросло в Сети. Именно там оно черпает все свои познания и мнения. Зуммеры, безусловно, продвинутее и во многом умнее своих предшественников и на этом основании ни в фош их не ставят. Ценности предыдущих поколений для них — пустой звук. Недавно в Новой Зеландии 25-летняя девушка-политик, читающая доклад об изменении климата, осадила своего более взрослого коллегу, вздумавшего критиковать её, одной фразой: «Ок, бумер», — что можно перевести на общечеловеческий язык как: «Отстань, старая зануда!». Бумеры — это люди, появившиеся на свет после Второй мировой войны, во время беби-бума. В глазах зуммеров эти приверженцы традиций не кто иные, как зануды и морализаторы, склонные читать нотации и поучать. И понятное дело, зуммеры ни за что на свете не станут разделять взглядов бумеров, в том числе и на то, какую роль в семье и обществе должны играть мужчины и женщины. Им по душе новые веяния, которые они подхватывают на лету. А потому они толерантны донельзя. Многие из них уже вовсе отрицают само понятие гендера и высказываются против разделения людей по полу и сексуальным предпочтениям. Поэтому зуммеры — за права женщин: за то, чтобы им платили, наравне с мужчинами, разрешали служить в армии, заниматься политикой и бизнесом без оглядки на свою биологическую роль продолжательниц рода. Они активно пользуются феминитивами и считают, что такие слова, как «авторка» и «бухгалтерка», — это лексическая норма языка, а не поклон в сторону гендерной справедливости. И да, они первыми пойдут на фильмы, снятые режиссёрками, которых становится всё больше, как и фильмов с героями женского пола. Принцессы, даже диснеевские, больше не ждут принцев в башне, а действуют сами. И не только в кино. Матриархат неотвратимо наступает. Это общемировое явление, и противиться ему не только бессмысленно, но и не нужно. По оценкам социологов, наступает новая эпоха, жизнь в которой будет основана не на конфликтах и конфронтации, к которым склонны мужчины, а на сотрудничестве и доверии, к которым склонны женщины. Что же в этом плохого?

Журнал: Ступени Оракула №2, февраль 2020 года
Рубрика: Путешествие дилетанта
Автор: Антон Дубинин

Метки: Ступени Оракула, женщина, секс, мужчина, США, Финляндия, феминизм, право, домогательство, харассмент




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.