Реклама в Японии: тайна звуков, цветов, движения

Япония — страна тайн, в особенности для нас, европейцев. Японский меч — тайна, гейша — тайна вдвойне, «японское экономическое чудо» изучается в университетах, но вот повторить его так никому и не удалось. И всё-таки: из чего это «чудо» слагается? Какие секреты хранят японцы о своих способах торговли и рекламы? Сегодня наш рассказ пойдёт о том, как жители Страны восходящего солнца пользуются звуком, цветом и даже стремительным движением скоростных поездов для увеличения числа продаж и, соответственно, покупок, а значит — и для усиления своей экономики в целом.

Фото: реклама в Японии, интересные факты

Всё самое плохое делается в Японии?

В 1950 году, после Второй мировой войны, ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки и американской оккупации, Япония по уровню производства (да и жизни тоже!) была весьма отсталой державой. В американских кинокомедиях того времени постоянно высмеивались «вещи, которые не работают»: пистолет не стреляет, автомашина не заводится — и тогда герой обычно говорил: «Так это же сделано в Японии!», и веселье в зале было обеспечено.
Однако уже к 1975 году все кардинально изменилось, а в 1985-м Марти Макфлай, герой американского кинофильма «Назад в будущее», уже, напротив, говорит доктору Брауну: «Всё лучшее делается в Японии!». И что же послужило основанием для такой чудесной трансформации? Причин, конечно, много. И Одна из них заключается в обращении японского народа к своим традициям.

Что может быть лучше традиций?

Японская культура лежит на трёх китах: искусстве каллиграфии, искусстве икебаны и таинстве чайной церемонии. А духовность и мораль японцев основываются на синтоизме (синто, или «Путь богов»), традиционной японской религии. Однако это не религия в обычном понимании, это своеобразная бытийная философия, определяющая весь образ жизни японца, свод правил его поведения и мышления. Главная заповедь синто такова: «Поступай согласно законам природы, щадя при этом законы общественные». Отсюда и принцип важности того, что человека окружает. Японец способен увидеть красоту даже в малом, осознавая, что на свете нет ничего незначительного, в природе существенно все. И вполне естественно, что человеку, понимающему красоту, легче её создать. Причём, как это ни удивительно, следование традициям облегчает японцам и создание чего-то совершенно нового, так как они знают, от чего им отталкиваться.

«Гоку-гоку» и хрум-м!

Большую роль в восприятии окружающего мира жителями Страны восходящего солнца играют ономатопоэтические слова. Те самые, что воспроизводят звуки живой природы, совершаемых действий, голоса животных… Умелые дизайнеры и рекламщики воспользовались особенностями японского языка, чтобы создавать информативную и эстетичную рекламу (которая, как известно, — двигатель торговли!), причём даже придумали для этого название — «сидзуру», особый элемент, пробуждающий в покупателе желание во что бы то ни стало приобрести ту или иную вещь. Сидзуру — это визуальный и аудиальный образ того, что может быть выражено в следующих словах: «Хочу съесть это!» и «Хочу выпить это!».
Словесный пример сидзуру — звук, образующийся при жарке мяса — «дзюу-дзюу» (напомним, что звука «ш» в японском языке нет). Так зритель не только наблюдает картину приготовления стейка, но и слышит его шипение, и это делает рекламу вдвойне притягательной. Если в бокале — вода или пиво, и японец их пьёт, то реклама обязательно будет сопровождаться звуками «гоку-гоку». Если по высокому бокалу с пивом стекают капельки влаги, то звучит это все так: «фува-фува». Поедание традиционной японской рисовой лапши ра-мэн нам слышится как «дзуру-дзуру», а если что-то готовится на живом огне, то — «гуцу-гуцу». Откусыванию чего-то сочного сопутствует звук «хрум-м», если же это пицца, то образ уже не звуковой, а только визуальный — расплавленные нити сыра тянутся от итальянского традиционного блюда к губам едока — и у зрителей это пробуждает аппетит!

Знаете ли вы что…

13 веков в Японии ловят рыбу с помощью бакланов. Птицу держат на поводке, а чтобы она не проглотила добычу, ей перевязывают шею. Ловят бакланы лишь один вид рыбы — айю. Такой способ рыбалки называют «укай».

Цвет — всему голова!

Японцы считают, что одна из наиболее важных причин неудач в продвижении товара — это неправильное цветовое решение. Поэтому цвет занимает исключительно важное место в японском искусстве коммуникации. И здесь на помощь специалистам опять-таки приходит традиция. Дело в том, что буддийская мудрость (а буддизм — это вторая японская религия, и она очень мирно уживается с синтоизмом) гласит: «Всё в этом мире иллюзорно. И единственное, что имеет реальное значение — иллюзия». При этом иероглиф «цвет» («иро») произошёл от иероглифа «общение», а «страсть» по-японски — «ирокой». Таким образом, для японца применение цвета — это способ выражения себя. Японские покупатели считают, что сущность товара — это любовь, а познать эту сущность — всё равно что влюбиться. Пример тому — известный всему миру бренд «Кока-Кола». Каждому, кто видит эту красную эмблему, ничего иного на ум не придёт, кроме напитка, полюбившегося большей части человечества, настолько «Кока-Кола» завладела его сознанием. И точно такой же пример есть в Японии. Пиво «Асахи» не очень хорошо продавалось. Рекламщики изменили фирменный цвет этикетки, и уровень продаж компании резко увеличился.
Хорошо известно, что приблизительно у 27% людей один из оттенков тёмно-зелёного цвета вызывает тошноту, и, значит, на японских упаковках его уж точно никогда не будет. Точно так же нет в Японии и розовых полов, потому что некоторым людям кажется, что они под ними прогибаются…

«Естественная красота»

Главное в цвете, по мнению японцев, — это его «естественная красота». Поскольку всё во Вселенной дуалистично, то есть двойственно, и подчинено вектору «инь-ян», то если мы отыщем эти знаки во всём, что нас окружает, нам откроется гармония природы. Познав её, мы поможем познать гармонию и другим людям. Так, если «инь» — Луна, то «ян» — Солнце, и, соответственно, свой цвет есть у каждого элемента природы. Дереву соответствует синий (зелёный) цвет — «синеющие в дымке утра деревья»; Огню — красный, Земле — жёлтый (коричневый), Металлу — белый, а Воде — чёрный. Все эти цвета — выражение всей природы, причём имеют значение также и их оттенки.
Эту трактовку цветов использовала компания «Сисэйдо» для нового бренда косметики «Синоадоа», ставшего с 2002 года исключительно популярным. Когда у работников фирмы спрашивают, что означают цвета в их понимании, они охотно объясняют: белый цвет — это очищение, вечность, мир; чёрный — смешение всех цветов — хаос, всесилие, восхищение; синий (зелёный) — разум, мудрость; красный — счастье, жизнь, судьба; жёлтый — земля, центр, поклонение.
Кроме того, инь и ян проявляются в золотых и серебряных оттенках. При этом специалистами «Сисэйдо» учитываются и такие «мелочи», как популярность цвета в той или иной стране. В Китае, например, излюбленным цветом, способным привлечь внимание, считается мраморно-голубой или мраморно-белый. Своего рода табу было на использование чёрного цвета в оформлении упаковок косметических средств. Однако сейчас отношение к нему изменилось, и черно-золотые коробочки получили одобрение китайских покупателей.

Реклама на скорости!

Максимально эффективно используя каждый сантиметр площади, японцы сделали наружную рекламу частью городского ландшафта и стилем жизни. Она украшает и преображает однообразие серых улочек, создаёт уют в стремительном ритме японских будней и… в стремительном ритме движения японского транспорта, в особенности подземного. Как и у нас, в Токио и других городах Японии много рекламы на станциях метро и в переходах. Однако если во время движения поезда в российском метро в окно видна лишь сплошная чернота, либо за ним тянутся стены туннеля с «украшениями» в виде кабелей, то у японцев всё по-другому. Уникальная особенность японского метро — именно «туннельная реклама»: огромные плакаты, представляющие собой раскадрованный видеоряд, при большой скорости просматриваются из окна вагона как видеоролик.

Журнал: Тайны 20-го века №8, март 2011 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Вячеслав Шпаковский




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —