Революция стандартов моды

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В то время, когда мир сотрясала Арабская весна, до нас донеслись вести о том, что в колыбели демократии тоже происходит своя революция — на подиумах. Некие горячие головы не только провозгласили там конец эры худосочных моделей, но даже отодвинули в прошлое сверхпрестижные 90-60-90 и объявили начало эпохи нового стандарта: 120-90-120.Сейчас, когда перманентная революция в арабском мире уже не так привлекает внимание обывателя, попробуем разобраться, что же происходило и происходит на революционных американских подиумах.

Революция стандартов моды

«Героиновый шик»

А история началась давно, ещё в начале 1990-х годов, когда мир моды захлестнула волна андрогиннности — размытости различий между мужчинами и женщинами во внешнем виде. Моделей того и другого пола роднили тонкие худые тела, длинные волосы, одинаковая одежда. Появился стиль «героиновый шик», для которого характерны бледная кожа, тёмные круги вокруг глаз и субтильное телосложение. «Знаменем» той, ныне уже пропахшей нафталином революции стала британская модель Кейт Мосс, отличавшаяся природной худобой и изможденностью. Многолетнее сотрудничество с американской маркой Calvin Klein сделало её супермоделью первой величины.
«Героиновый шик» достиг наибольшей популярности ко второй половине 1990-х, когда тематика героина и употребления наркотиков стала популярной в массовой культуре. Произошло это в силу того, что именно тогда цены на героин благодаря трудолюбивым афганским крестьянам заметно снизились, и среди американцев выросло количество наркоманов. Употребление наркотических веществ трансформировалось в массовое увлечение. В «элитных» журналах тенденция использования моделей с «измождённым» телом пошла на спад лишь после смерти в 1997 году фотографа Давиде Сорренти, который и сам принимал наркотики после знакомства с моделью «героинового шика» Джейми Кинг.
Американский журнал U.S. News & World Report назвал в своё время «героиновый шик» «циничным трендом». Не оставалась в стороне и общественность по обе стороны Атлантики. После того как на протяжении последних лет несколько супермоделей умерли от анорексии, власти ряда стран, в том числе Испании и Италии, по требованию общественности были вынуждены принять меры и внести изменения в весовые стандарты, принятые для моделей. Теперь на показе мод в Испании на подиум запрещено выходить моделям с индексом массы тела (ИМТ) ниже 18. А к участию в Неделе моды в Милане запрещено привлекать моделей с ИМТ менее 18,5.
Поясним, что индекс массы тела — это величина, позволяющая численно оценить степень соответствия веса человека его росту и определить, является ли масса недостаточной, нормальной или избыточной. Чтобы вычислить этот индекс, нужно возвести в квадрат рост человека в метрах (например, 1,68×1,68 = 2,8224), после чего разделить вес человека в килограммах на полученное число (например, 76,8:2,8224 = 27,21). Показатели ИМТ были разработаны ещё в 1869 году бельгийским социологом Адольфом Кетле. Согласно выработанной им шкале, индекс ниже 16 соответствует ярко выраженному дефициту массы, от 16 до 18,5 — недостатку массы, от 18,5 до 25 — норме, от 25 до 30 — избытку веса, от 30 и выше — различным степеням ожирения. Впрочем, в последние годы врачи пришли к выводу, что индекс может увеличиться и за счёт нарастания мышечной массы при занятиях спортом, а израильские специалисты пришли к выводу, что наибольшую продолжительность жизни среди мужчин демонстрируют люди с ИМТ на уровне 25-28.

От революции — к философии

И вот на фоне всех этих страстей в Америке в 2008 году произошло нечто. Именно тогда победительницей престижнейшего конкурса America's Next Top Model стала относительно увесистая Уитни Томпсон. И хотя среди своих худосочных соперниц она выделялась не настолько, насколько могла бы выделиться культуристка сверхтяжёлого веса, обилие округлостей явно зашкаливало. И что тогда началось! Откуда ни возьмись появился новый стандарт, 120-90-120, должно быть, долго вынашиваемый в среде кутюрье-подпольщиков. Дочери и жены рок-музыкантов, как именитых, так и не очень, полезли на сцену, снимая с себя одежду: кто — немного, а кто и почти всю. Острословы из числа блогеров недоумевали: а чем, собственно, жировые складки лучше выступающих наружу костей? И горевали: когда же на подиумах наконец-то нормальные девушки покажутся?
Словом, революция как-то не очень задалась, поскольку с цифрами что-то изначально перемудрили. Не тот план «Ильичи откутюр» задали. Вскоре выяснилось, что «мощи» со страниц элитных журналов никуда не исчезают, но рядом с ними теперь вполне уютно уживаются модели класса плюс-сайз и им подобные — те, кто раньше рекламировали одежду для полных. Самой высокооплачиваемой чаровницей подобного рода стала американка Кристалл Ренн. Только в прошлом году она участвовала в семи рекламных кампаниях престижнейшого журнала Vogue. Большой популярностью в Латинской Америке и США пользуется бразильянка Флавия Ласерда. Она начинала свою карьеру, рекламируя купальники для пампушек от фирмы Monif С, а теперь даже пытается снимать кинофильмы, экспериментируя с режиссурой. А вот Уитни Томпсон — основная виновница перемен — ударилась в философию.
Ныне Уитни является представителем Национальной ассоциации расстройств пищевого поведения. Большую часть своего времени она проводит, беседуя с девушками студенческого возраста о здоровье. Уитни, к примеру, говорит: «…мне хотелось бы изменить мир индустрии моды. Потому что это все очень влияет на людей и на их отношение к себе. Я хочу сказать, что в нашем мире что-то неправильно, раз большинство девочек в возрасте 9-10 лет (в США) сидят на диете. Хотя я лично не была затронута, очевидно, что индустрия моды влияет на людей и заставляет женщин думать о себе хуже, чем они есть на самом деле, чувствовать себя некомфортно. Это совершенно нереально, но людей заранее программируют на неудачу. Я думаю, что это нечестно, особенно по отношению к детям и молодым девушкам, — показывать отретушированные изображения и заставлять их думать, что они должны так выглядеть или что это и есть красота, потому что индустрия моды именно это и внушает людям».

В новых условиях

Прошло несколько лет. Ныне фэшн-журналы уже говорят, что современная мода демократична и представляет все возможности, чтобы выглядеть стильно независимо от типа фигуры. Обладательницы самых разных форм, мол, легко могут выглядеть модно, нужно лишь правильно оценивать свои параметры и грамотно подбирать одежду, которая подчеркнёт достоинства и скроет несовершенства. Впрочем, есть ли в этих словах что-нибудь новое? Хорошие портные вроде бы всегда из этого принципа и исходили. На фоне этого пошли разговоры, что пампушки никогда по-настоящему не смогут потеснить худышек на страницах модных журналов. Некие кутюрье даже вынули из пропахнувших нафталином шкафов девочек и мальчиков-андрогинов, «способные к мгновенному перевоплощению типажи». Блогеры снова острят, что, мол, «смотришь на манекенщиц, и ассоциация с рентгеновскими снимками возникает». Или «на показах мод потому и звучит громкая музыка, чтобы никто не услышал, как модели гремят костями».
Наиболее же осторожные «аналитики» говорят о том, что мода на худосочных и анорексичных исчезнет не сразу. Это, дескать, понятно, поскольку инерция мышления растягивает процесс изменения общепринятых взглядов не на один год, превращая его в ползучую революцию. Сегодня пышнотелых красавиц на подиумах встретить столь же легко, как и «сушёных вобл» с деформированными от неудобной походки ногами. Даже зазвучали дифирамбы: мол, тем моделям, которые после многих лет отрицания того факта, что мода для полных тоже имеет право на существование, нашли в себе смелость выйти на подиум вопреки общественному мнению, было непросто. Но они смогли сломать стереотипы и доказать, что красота — это не только худо-сочность и мертвенная бледность.
Дело дошло до того, что дизайнер Миучча Прада, которую традиционно обвиняют в приверженности «героиновому шику», пополнила штат своих моделей представительницами с более округлыми формами. И, что характерно, эта ползучая революция на подиумах явно имеет поддержку снизу, со стороны народных масс, порой самую активную. В солнечной Бразилии, например, вот уже несколько лет почти все провинции провидят конкурсы Miss plump и Miss chubby, что на русский переводится примерно как «Мисс толстушка» и «Мисс грушевидная фигура». Там они пользуются большой популярностью. Что касается России, то Аннушку Семенович с её рекламой мороженого и всего такого прочего, приносящего ей доход, позволивший забыть о песнопении, у нас знают в каждом доме. В отличие от увезших за океан свои «мощи» мертвенно-бледных супермоделей.

Журнал: Тайны 20-го века №33, август 2013 года
Рубрика: Мир, в котором мы живём
Автор: Валдис Пейпиньш

Метки: одежда, Тайны 20 века, модель, США, мода, размер, манекенщица




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.