Томас Дэй и идеальная жена

В 1762 году вышел в печать трактат великого мыслителя эпохи Просвещения Жан-Жака Руссо «Эмиль, или о воспитании». И хотя парижский парламент почти сразу же приговорил издание к сожжению — за вольнодумство и неприличия, — оно успело обрести множество поклонников. Прежде ни одна педагогическая книга не оказывала столь сильного влияния, на умы людей. Но, пожалуй, на один ум она оказала просто сокрушительное воздействие. Начитавшись Руссо, Томас Дэй, молодой человек из состоятельной семьи, решил, что сможет воспитать идеальную жену…

Фото: Томас Дэй — интересные факты

Завидный жених

Томас Дэй родился в Лондоне в 1748 году с серебряной ложкой во рту, но при этом скорее тяготился своим достатком, чем кичился им. Он совершенно не разделял интересов своих сверстников: за все время учёбы в Оксфорде он не посетил ни одной пирушки, прилежно учась вместо этого. Многие знания — многие печали: сдавать экзамены и получать диплом философа Томас решительно не захотел, рассудив, что не пристало ему метать бисер перед свиньями, каковыми он считал своих педагогов. Вместо этого он занялся самообразованием и, на свою беду, прочёл Руссо, который поразил его рассуждениями о социальной справедливости, а также о необходимости стремиться к простоте и возвращению к природе. Томас решил во всём следовать заветам учителя и засобирался переезжать в сельскую местность. Однако прежде ему нужно было обзавестись женой — верной подругой, разделяющей его ценности и устремления.
Как вы понимаете, делом это оказалось непростым. К тому же экстерьер Томаса немного подкачал. Высокий, сутулый, он редко расчёсывал свои чёрные волосы, а купаться предпочитал исключительно в естественных водоёмах, в Лондоне представленных скупо. При этом он бесконечно рассуждал о метафизике и устройстве бытия. Словом, завидный кавалер.

Воспитание идеала

От потенциальной супруги 21-летний джентльмен требовал «всего ничего»: она должна была любить литературу, науку и философию, быть непритязательной в еде и одежде, а ещё скромной и бесстрашной, как спартанские жены и римские героини. Но в готовом виде подобного существа Томасу найти не удалось. И тогда ему в голову пришла идея создать себе жену — по своему вкусу и желанию.
Мистер Дэй решил взять в приюте двух девочек-сироток, чтобы со временем понять, какая из них больше подойдёт на роль спутницы жизни. Сейчас, конечно, ни один орган опеки не отдал бы 21-летнему одинокому мужчине двух детей на воспитание. Но в XVIII столетии приютским попечителям вполне хватило обещаний джентльмена, который поклялся не покушаться на невинность сироток, одну из них обучить ремеслу и снабдить приданым в размере 400 фунтов, а другую — взять в жены или же пристроить в порядочную семью и гарантировать ей финансовое благополучие, выделив 500 фунтов.
Так Томас обзавёлся дочерями: из приюта в Шрусбери он взял 11-летнюю Анну Кингстон, а из лондонского приюта — 12-летнюю Доркас Кар. Но в историю они вошли под именами, которые придумал для них опекун. Первую он нарёк Сабриной, а вторую Лукрецией и увёз обеих во Францию, рассудив, что незнание языка убережёт их юные умы от тлетворного влияния окружающей среды.

О вреде роскоши

Трио обосновалось в Авиньоне, смущая покой местных жителей. Под чутким руководством Томаса Дэя девочки научились читать и писать, но дальше процесс воспитания забуксовал. Философия Руссо нагоняла на Сабрину и Лукрецию смертельную скуку, а лекции о вреде «платьев, роскоши и моды» пролетали мимо их ушей. В компании опекуна, жаждавшего закалить их организмы, девочки гуляли в любую погоду. Но вместо того чтобы обрести стойкость к жаре и холоду, Сабрина и Лукреция заболели оспой. А поправившись, едва не утонули во время урока плавания. Даже банальная прогулка по Авиньону едва не обернулась для мистера Дэя необходимостью вызвать французского офицера на дуэль, который позволил себе неприличные намёки относительно девочек.
Словом, спустя восемь месяцев Томас Дэй вернулся в Лондон, смертельно уставший от воспитания. Особенно его разочаровала Лукреция, которую он счёл невероятно глупой и упрямой. Он отдал девочку в ученицы к модистке, к вящей радости самой Лукреции. По прошествии времени она вышла замуж за торговца мануфактурой, получила приданое и с гораздо большим ужасом вспоминала время, проведённое с мистером Дэйем, нежели долгие годы сиротства.

Как закалялась Сабрина

А вот Сабрине ещё пришлось помучиться. К 13 годам это была очень красивая девочка с мягким голосом, длинными ресницами и каштановыми локонами. Неслучайно, когда эта парочка только появилась в Личфилде, где Томас арендовал дом, городок пришёл в волнение. Правда, скоро даже самые досужие сплетники поняли, что злословить тут не о чем.
Томас по-прежнему оставался рабом своей идеи вылепить из Сабрины идеальную супругу. Удовлетворённый её успехами на образовательной ниве, мистер Дэй приступил к очередному этапу обучения — воспитанию стоицизма. По мнению Томаса, его жена просто обязана была обладать этим качеством, ведь ей предстояло учить их детей стойкости и выносливости. Но как закалить характер Сабрины? Томас не придумал ничего лучшего, как вылить горячий сургуч ей на руку. Увы, девочка забыла о своей спартанской сущности и громко закричала. А когда опекун выстрелил из пистолета в её юбку, она вовсе отскочила в сторону и неподобающим образом взвизгнула!
Однако Томас не сдавался. Он решил проверить её на верность и умение держать слово. Для этого опекун сообщил Сабрине, будто ему угрожает серьёзная опасность, которая возрастёт, если она хоть кому-нибудь расскажет о ней. На другой день об «опасности» знали все слуги…

Трудолюбие и бережливость

Тем временем девочке исполнилось 14: далее оставаться под одной крышей с 24-летним мужчиной было уже неприлично. Поэтому в начале 1771 года Дэй отправил Сабрину в школу-интернат в Саттон-Колдфилд в Уорикшире. В этом заведении девушек из высшего общества готовили к взрослой жизни: их учили вести домашнее хозяйство, они осваивали рукоделие, а также музыку и танцы. Но в беседе с директрисой школы Томас настоял, чтобы его воспитаннице не забивали голову ерундой: Сабрина ни разу не переступила порога танцкласса, хотя ей очень этого хотелось.
Дэй периодически навещал девушку и читал наставления о скромности и бережливости, следил, чтобы в её гардеробе были только «правильные» платья. Поэтому Сабрина щеголяла в нарядах, которые не всякая пожилая леди согласилась бы носить. Но девушка и не думала противоречить своему опекуну. Не возражала она и когда Томас забрал её из школы и поселил в семье портных Паркинсон, дабы Сабрина освоила их ремесло.
Паркинсоны же прониклись искренней любовью к очаровательной девушке, из-за чего Томас кипятился и жаловался своим друзьям, что портные портят его невесту и не внушают ей «трудолюбия и бережливости». Да-да, он всё ещё рассчитывал жениться на Сабрине! Правда, сама девушка об этом не знала, как не подозревала и о том, что стала участницей эксперимента эксцентричного джентльмена.

Жертва эксперимента

Когда Томас наконец сделал Сабрине предложение, та дала согласие. Но в самый разгар приготовлений свадьба расстроилась. Дэй оставил невесту в компании своих друзей, снабдив чёткими инструкциями, что именно она должна надевать, сам же отправился по делам в Лондон. А вернувшись, обнаружил страшное: Сабрину — в платье, выбранном по её собственному вкусу!
Это был конец! Мистер Дэй разорвал помолвку с недостойной девицей. И они никогда больше не виделись, даже несмотря на то что Сабрина вышла замуж за друга Томаса — Бикнелла. Именно он рассказал девушке правду об эксперименте и об идее Томаса вырастить из неё идеальную жену. Что ж, она действительно стала идеальной спутницей жизни, но совсем для другого человека.
Что до Томаса, то он всё-таки нашёл женщину, согласную жить с ним в глуши и отказывать себе во всех радостях жизни. Но счастье их продлилось недолго. 28 сентября 1789 года Томас Дэй погиб, сброшенный собственной лошадью, которую он, верный принципам ненасильственного отношения к живым существам, в своё время отказался объезжать…

Журнал: Ступени Оракула №8, август 2019 года
Рубрика: Парадоксы истории
Автор: Наталья Кувшинова




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —