Нумерация домов в Петербурге

Нумерация домов в Санкт-Петербурге кардинально отличается от общепринятой системы присвоения номеров городским зданиям. Можно смело сказать, что Питер имеет уникальную нумерацию, не встречающуюся ни в одном из городов.

Нумерация домов в Петербурге
Нумерация домов в Петербурге

Нумерация домов в Петербурге — история
Почему в Петербурге такая странная нумерация домов?
Литеры и корпуса в Петербурге
Странная нумерация квартир Петербурга
Нумерация домов на Ленинском проспекте СПб
Нумерация домов на Линиях Васильевского острова
Двойные таблички с номерами на домах в СПб

Нумерация домов в Петербурге — история

Чтобы легче было понять почему нумерация домов такая запутанная давайте посмотрим на её историю.
По историческим меркам Петербург город не старый. Совсем молодым его конечно не назовёшь, но и старым, теряющим свои корни в глубине веков седых, он не является. Возникновение и становление города достаточно хорошо документировано. Встречаются, конечно, белые пятна и в его истории, но это не очень часто.
Ключевая особенность Санкт-Петербурга состояла в том, что он сразу строился по заранее составленному плану, а не стихийно как все остальные города мира.
Считается, что с первых дней основания Петербурга, и в течение почти ста лет дома номеров не имели. Если быть совсем точным, то дома имели номера фактически с момента основания, но на них никто не обращал внимания и про них, попросту забыли. Все более ли менее крупные строения имели именные названия — по имени его владельца. Более мелкие никого не интересовали. Граница города проходила по реке Мойка, Канал Грибоедова находился в пригороде, а Фонтанка была лесной речушкой, да и весь город можно было обойти за час… Постепенно город рос. Его граница сдвинулась к Фонтанке, а потом и дальше. Со временм ориентироваться в нём стало сложно, а порой и невозможно.
Тут-то городские власти приняли решение пересчитать дома и чётко пронумеровать их.
Домов насчитали ровно 4554. Тогда же их стали нумеровать официально. Но, чётких правил нумерации в это время не существовало. Не существовало тогда и городских районов, вместо них город был разделён на части. Так повелось ещё со времён Петра Великого. Указом Петра I город был разделён на 5 полицейских частей, а к началу 19 века их стало 11, вот как они назывались — 1-я, 2-я, 3-я и 4-я Адмиралтейские части, Санкт-Петербургская часть, Васильевский остров, Московская сторона, Нарвская сторона, Каретная часть, Рождественская часть и Выборгская сторона. Поскольку установленного единого порядка нумерации домов не существовало, то в каждой части Санкт-Петербурга дома нумеровали по своим, никому не ведомым правилам.
Итак, в 1785 году была введена «Грамоты на права и выгоды городам Российской империи». Указ не городского, а говоря современным языком, федерального значения. Согласно этому документу каждому дому присвоили определённый номер. Но не порядковый от начала улицы, а по полицейской части (в каждой полицейской части земельные участки нумеровались подряд, без привязки к улицам). Каждая такая часть состояла из трех-шести кварталов.
В 1804 году Градская дума Санкт-Петербурга (тогда говорили не городская, а градская) на воротах всех домов укрепили прямоугольные жестяные листы, а на них указали фамилию владельца, номер домовладения, номер полицейской части и номер квартала. На угловых домах разместили жестяные таблицы с названием улиц. Для указания названий площадей и мостов использовали деревянные столбики.
В общем получилось так, в одном части нумерация была присвоена по одному принципу, в другой — по-другому…
Это не могло не вызвать путаницы и путаница возникла. Шло время путаница только увеличивалась. И в 30-х года 19-го века в Питере наступила катастрофа, сопровождаемая реальным транспортным коллапсом. Люди перестали находить свои дома. Жёны находили своих мужей исключительно в борделях, а те уверяли что они, просто, спутали нумерацию домов. Собаки забывали где их дворы. Кошки теряли свои подвалы. Матери перестали узнавать своих детей. Наступал социальный апокалипсис. Власти серьёзно подумывали о том, чтобы ввести в город войска, чтобы пресечь назревающий взрыв гражданского недовольства. Но, к счастью, в 1834 году была проведена реорганизация имевшейся нумерации.
В этот год были установлены следующие правила: начало улиц на левобережной стороне Невы считалось от Главного Адмиралтейства (например, Невский проспект) или от берега Невы (Литейный проспект), или вниз по её течению (Галёрная улица). На правобережной стороне — вдоль течения Невы (Большой проспект В.О.) или «поперечно первым от её берегов» (линии Васильевского острова). Чётные номера домов располагались на правой стороне улицы, нечётные — на левой. Соборам, храмам и церквям номера не присваивались.
Такая система, просуществовала всего 24 года. В 1858 году произошло кардинальное изменение которое действует и по сей день. Стало действовать правило правой руки — на любой улице, трассе или магистрали первый дом, то есть с №1 всегда находился на правой стороне от её начала.
Почему так никто не знает. Существует городская легенда, что этот порядок был взят из морской практики. Именно так нумеруются каюты на кораблях. Но подтверждений или опровержений источника такого решения я не встречал.
Эта система нумерации домов на улицах была упорядочена в 1887 году, тогда же были ликвидировали сдвоенные номера 20-22, и нумерация с литерами вида 8-а и так далее. Нумерация зданий принятая в 1887 году почти полностью сохранилась в старых кварталах города, дожив до наших дней.

Почему в Петербурге такая странная нумерация домов?

Итак с нумерацией мы вроде бы разобрались, главное её отличие от нумерации остальных российских городов заключается в трёх правилах:
1. Мальчики — налево, девочки — направо Чётные номера — налево, нечётные номера — направо.

Запомните, я повторюсь, Санкт-Петербург — единственный в России город, где по левой стороне улиц оказываются чётные номера домов, по правой — нечётные.

2. Нумерация идёт только от воды.

Во всех остальных городах нумерация всегда начинается от центра города и увеличивается к его периферии. Административным центром города, обычно, считается здание главпочтамта. В Питере же нумерация идёт от воды и только от воды. Река, канал, озеро, пруд — неважно, отсчёт начинается от ближайшего водоёма.

3. На набережных нумерация зданий возрастает вниз по течению.

При этом обратный порядок принят в нумерации домов на Свердловской и Октябрьской набережных.

Ну, другая система присвоения домов, вроде бы непривычно, но строгая и упорядоченная система, привыкнуть легко. Всё это не отвечает на вопрос «А почему в Петербурге такая странная нумерация домов?». Тут всё дело в исключениях. А их много. А ведь всего пара исключений, кинутая на сетку улиц, и стройная, пускай и непривычная, система ломается кардинально. И если вы не коренной петербуржец, который впитал всю это нумерацию на уровне подсознания с молоком матери, то разобраться с этой системой будет практически невозможно.
А что спрашивается делать с главной улицей города Петербурга, которая называется Невский проспект? Невская першпектива прокладывалась одновременно с двух сторон. С одного конца пленными шведами, с другого конца монахами Александро-Невской лавры. Причём оба конца шли от Невы… Ладно, решили вести счёт от Адмиралтейства. Но как быть с улицами которые не начинаются от воды? А таких масса…
Тут было придумано «правило главной улицы». Если от воды вести отсчёт было невозможно в виду отсутствия оной, то нумерация велась от улицы от которой она начиналась. Именно поэтому нумерация улицы Восстания, Маяковского, Радищева и Чехова начинается от Невского (поскольку они упираются не в Неву, а в Кирочную улицу), а вот параллельный ул. Чехова Литейный проспект начинает свою нумерацию с другого конца, поскольку он упирается в Неву.
Вот и получается, к примеру, что Литейный проспект, начинается не от Невского проспекта (что было бы логично!), а от Невы. В этой системе, конечно же, есть и свои исключения.
Такая же непонятная ситуация возникает, например, и с Малой Подьяческой улицей, которая своими двумя концами упирается в Канал Грибоедова — вот поди разберись, где здесь начало, а где конец…
К тому же, несколько улиц Петербурга имеют свойственную другим городам нумерацию. Это Новоколомяжский проспект в Озерках на севере города, и несколько улиц на юге, в районе Московского парка победы, это Свеаборгская улица, Сызранская улица, улица Севастьянова, улица Типанова и Яковлевский переулок. Но все эти улицы творения уже нынешней эпохи и к историческому центру СПб они отношения не имеют.
Есть и другой вопрос с номерами домов — «почему прерывается нумерация или куда исчезли дома Питера?». Редко такое, но бывает — идёшь по улице в Центре, мимо дома, скажем, №22. Логично предположить, что следующий дом будет №24, ан — нет! Смотришь, а следующий дом №34… Куда делись остальные дома, а точнее почему в начало «влетают» дома из конца? Это очень просто. По сути это наследие ещё Петровской эпох. По градостроительной концепции того времени в нарождающемся Петербурге полагалось строить только три типа домов — дома для подлых, дома для зажиточных и дома для именитых. Дома для «подлых», то есть для обывателей, номеров, в основном, не имели. А некоторые из этих домов стояли довольно долго. Потом их снесли, а свободных чисел в последовательности уже не было, вот и брали свободные цифры с конца улицы. То есть, например, «дом №2 — дом для подлых (без номера) — дом №4», когда в конце улицы уже было здание №16, «дом для подлых» сносят, а на его мест строят доходный дом. Вот и дают вновь выстроенному зданию №18, а после дома №16 стоит дом №20. Такое иногда можно увидеть на питерских улицах. Достаточно редко, но можно. Давайте кратко посмотрим как развивалось строительство каменных домов и как возник локальный хаос с нумерацией.
Петербург окружён ореолом бытовых легенд и мифов. Одна из них гласит что «Петербург город каменный». Сейчас, безусловно, да — это так. Но каменным Петербург стал, вы только не удивляйтесь, в начале 20-го века. И сейчас в городе достаточно деревянных зданий, просто, проходя мимо них, вы этого не замечаете.
Основу мифа о «каменном Петербурге» изначально заложили эксцентричные указы Перта I, один из самых известных это «Указ о запрещении каменного строительства по всей России, кроме Санкт-Петербурга» изданный 14 октября 1714 года. Издать то указ он издал. А вот откуда брать камень для каменного строительства он забыл написать… Камень в Петербург было проблемой, хотя в России его хватало — не хватало дорог по которым можно было подвозить. На юг шла Новгородская дорога (ныне Лиговский проспект), на север Большая Выборгская дорога (с середины 18-го века её называли Парголовской дорогой, ныне — Выборгское шоссе), но все они не были приспособлены к перемещению большого числа грузов, да и возить камень для строительства телегами крайне накладно. Строить из кирпича было практически невозможно — кирпичных заводов не то, что в Петербурге, а во всей России можно было по пальцам пересчитать.
На само деле этот Указ Петра преследовал другие цели, в то, что камень начнут свозить в город он и сам не верил, а вот то, что каменщики по всей России останутся без работы и благодаря этому переберутся в строящийся Санкт-Петербург он рассчитывал. Рассчитывал но не дождался. Не поехали. Поэтому их начали свозить сюда насильно.
Многие дома в центре Петербурга того времени были каменными. Но это были дворцы, особняки знатных особ и дорогие дома богатых домовладельцев. Но Петербург, в своей основной массе был чуть более чем деревянным. Деревянные дома были разрешены только как временное строение. А что с градостроительством? Выполняя указания царя люди строили обычные деревянные дома, выпуск концов бревён снаружи венца спиливался или зашивался досками образуя вертикальное членение наподобие ризалитов. Брёвна стёсывались для образования гладкой стены, затем дом штукатурился глиной, а затем на глину наносился рисунок в виде рустов, кирпича или природного камня. Дом выглядел как капитальное каменное сооружение. Если вы читали литературу по истории Санкт-Петербурга, то вы безусловно встречали такую странную фразу как «мазанковое сооружение». Вот это они и есть…
Массовое же каменное строение началось только в правление Николая I, именно при нём начались работы связанные с благоустройством и ремонтом старых дорог. Тогда же появились и железные дороги. Росло производство, Петербург постепенно стал экономической столицей России, массовый приток людей потребовал и строения каменных домов. Всплеск строительства каменных доходных домов наступил в 1850-х годах. Но даже при этом цифры статистики говорят следующее: по итогом Городской переписи 1881 года, число каменных домов в Петербурге стало превышать количество деревянных только в 1880-е годы: при этом результаты были следующие на 80-й год 19-го века каменных домов в столице насчитывалось 11169, деревянных — 10232, а смешанных — 786 (цокольном этаж — каменный, а второй этаж — деревянный). А вот согласно статистическому ежегоднику Санкт-Петербурга за 1893 год в городе ежегодно в среднем строилось 480 домов, из них 260 — каменных. То есть на начало 20-го века город Петербург был наполовину деревянным.
Причём каменная застройка велась весьма неравномерно. Кирпичные дома строились вдоль Литейного, Владимирского и Загородного проспектов, в Коломне, а также на ближе к стрелке Васильевского острова. Одинаковое количество деревянных и каменных домов приходилось на Староневский проспект и широкую полосу вдоль Забалканского проспекта (ныне Московский проспект). А на Петербургской и Выборгской сторонах, а также на Охте деревянные дома составляли большинство из имеющихся зданий.
При этом старались выдерживать стиль, который условно называют «петровская доминанта», то есть — индивидуальная архитектура каждого дома, но единая стилистика.
Позже, эти здания снесли, а на их месте построили каменные дома. Такие дома тогда располагались по принципу «один участок — один дом» (для городской застройки, принцип «один участок — один дом» это чисто питерское изобретение). На месте участка возводился один дом, а если дом был большим, то он мог возводится и на месте 2-3 деревянных домов.
А нумерация? В нумерацию домов всё это вносило отнюдь не стройный математический порядок, а наоборот реальный хаос. Конечно реформы нумерации домов которые проводились время от времени старались устранить эту дезорганизацию, но всегда это получалось и выходило гладко…
Аналогичную картину можно наблюдать и в наше время. Например, на проспекте Луначарского, дом №60 находится напротив дома №21. Дело в том, что когда вводилась действующая нумерация на участке от Выборгского шоссе до ул. Композиторов по одной стороне находился длинный многоквартирный дом №1, а по другой (там, где сейчас Город Солнца) несколько деревенских участков частного сектора, с номерами 2, 4, 6, 8, 10, 12, 14, 16, 18, 20, 22, 24, 26, 28, 30, 32 и 34. Потом их снесли, а вот устоявшийся порядок домов — остался.


Деревянный дом в Петербурге
Деревянный дом в Петербурге. Этот участок принадлежит наркологической больнице, расположенной в соседнем доме. Комитет по здравоохранению предпринимал попытки снести этот дом, с 1994 года когда он был расселён, но КГИОП не дал. Решается вопрос о передаче здания другой организации…

Литеры и корпуса в Петербурге

Считается что домов с литерами в Петербурге — нет, дескать указом от 1887 года они были устранены. Вы же сами выше это написали…
Так вот, литеры были устранены только с домов на улицах. На улицах, в 1887 году их действительно не было. А вот все внутридворовые строения, начиная от флигелей, дровников, а то и жилых домов рядовой застройки (которую часто путают с безордерным классицизмом) внутри кварталов сколько угодно.
Официально литеры появились после реформы 1858 года. Здесь надо понимать, что нумерация велась по главному дому домостроения, а буква (литера) после номера ставится, если строится здание между двумя, имеющими последовательные номера (например, 27, 29). Новому присваивается номер ближайшего с буквой (27А). Также буквы присваивают мелким зданиям — флигелям, сторожкам, и т.п. Номер строения — присваивается зданиям, представляющим единый комплекс и имеющим общий въезд с улицы. Если строений много, превышает число букв алфавита, то присваивается литера из двух или трёх букв, например — д. №27АБ. Но такое актуально не для городской застройки, а скорее для промзон.
Но корпусов домов в СПб действительно никогда не было. Корпуса появились с началом строительства хрущёвок и прочей крупнопанельной ереси, на которую коренные петербуржцы давно наложили анафему.
Слово «корпус», в смысле элемента застройки, в то время, было свойственно объектам промышленной архитектуры — фабрикам, заводам, мануфактурам и т.д. Но это сейчас они фактически в историческом центре находятся, а в давние времена, когда грибы с бобами воевали когда они строились… все они были в пригородах, а не в городе.
Как таковое использование корпусов для указания домов в Питере началось с 70-х гг. 20-го века, первые корпуса жилых домов в городе появились в октябре 1974 года. Для домов строящихся в спальных районах, кварталах новостроек которые имеют свободную планировку, была введена корпусная система нумерации — главный номер даётся зданию, выходящему на улицу, а стоящему за ним в глубине — тот же номер с прибавлением номера корпуса. К концу 70-х годов первый номер корпуса стал присваиваться и основному дому выходящему на главный проспект или основную улицу квартала.
При этом, в историческом центре Петербурга, согласно сложившейся исторической традиции, корпуса не используются, а для обозначения внутренних строений или флигелей на улице используются литеры в виде букв русского алфавита.
При присвоении корпусов действует следующее правило.
Номер корпуса присваивается зданиям, если некоторые из них не имеют прямого выхода на улицу, то есть находятся во дворе. Зданию, имеющему выход на улицу присваивается корпус 1, а остальным тот же номер дома и следующие номера корпусов.
Согласно Инструкции о порядке проведения работ по упорядочению нумерации строений в г. Ленинграде и его пригородах административного подчинения, утвержденной начальником Бюро технической инвентаризации Исполкома Ленсовета 12.09.1974 г. (а она действует и до сих пор), домовладению присваивается один номер, независимо от количества основных строений, расположенных в нём. Местоположение строений на участке определяется его литерой.
При выделении самостоятельного земельного участка из состава ранее сформированного земельного участка и необходимости присвоения ему самостоятельного адреса используется корпусная система, при которой строению дополнительно к основному номеру дома присваивается номер корпуса, например корпус 1. Изменение литер на строения на вновь сформированных земельных участках при этом производить не обязательно.

Странная нумерация квартир Петербурга

Гуляя по историческому центру старого города вы можете встретить вот такую вот, удивительную нумерацию квартир…
Странная нумерация квартир в Петербурге
Странная нумерация квартир в Петербурге
Подобные таблички, я думаю, вы встречали в этих, ваших, бесовских Интернетах. Да, такие встречаются, не часто, но можно наткнуться. Я встречал объяснения, что это дескать, результат перепланировки или пристройки флигелей которые устроили большевики. Другие говорят, что это результат уплотнения и создания коммуналок. Всё это не так. При создании коммуналок номер квартиры не менялся, просто в неё заселялось больше народа.
На самом такая странная нумерация обязана нескольким причинам. А главная из них действительно перепланировка. Только ни большевики, ни советская власть к ней непричастны.
В середине 50-х годов 19-го века в Петербурге начался строительный бум — город, изобилующий жилищными лакунами начал массово застраиваться. К этому времени Санкт-Петербург становится экономическим центром России и начинает привлекать в свои объятия массы людей едущих сюда на заработки. Строительному буму способствует и резко подорожавшая цена на землю в Петербурге. Началось массовое строительство доходных домов, а также массовая переделка квартир в уже существующих зданиях. До 1850-х годов квартир в нашем нынешнем представлении не существовало. Все дома строились примерно по одному плану — первый этаж занимали магазины и подсобные помещения; второй этаж это были элитные квартиры — она, изредка две на этаж это были помещения анфиладного типа как во дворце; третий этаж это было 2-х или 3-комнатное жильё рангом куда как пожиже; ну а последний этаж это были однокомнатные лачуги в которых пребывали жильцы уровня старухи-процентщицы.
Желание владельцев домов и участков получить максимальную выгоду заставляет их перестраивать уже существующие квартиры, чтобы сдавать их как можно большему число семей. Также, в некоторых домах начинается переоборудование помещений первого этажа, а зачастую и подвальных помещения в дешёвое жильё. И, именно тогда, «чёрная лестница», то есть попросту вспомогательный вход со двора для прислуги, начинает выполнять функции парадной — главного входа, через который жильцы попадали в свои квартиры.
Вот такая перепланировка и положило начало появлению подобной нумерации. Но, возникает вопрос. Если, допустим, большую квартиру, в 10-15 комнат разделить на одно- двухкомнатные квартиры то получится что номер должен увеличиться на значение в районе 7-10, а откуда же возникает разница в сотню, а то и больше? Всё очень просто — нумерация вновь созданных квартир осуществлялась по принципу n+1, где n — номер последней квартиры в последней в доме участка, а, отнюдь, не ближайшей перед чёрным ходом парадной.
Дополнительный разброд в цифровую анархию номеров петербургских квартир вносили и «чёрные ходы» в одночасье ставшие «парадными». Дело в том, что в представление обывателя «чёрная лестница» это стояк с заднего дублирующий по вертикали парадную которую он обслуживал. Это не так — одна чёрная лестница могла обслуживать насколько парадных, например — 3, ветвясь коридорами по дворовой стороне дома. При этом, изначально квартиры нумеровались только со стороны парадной, а потом к ним добавилась нумерация со стороны «чёрных лестниц». Представляете какой цифровой диссонанс возникал при нумерации квартир?
Так что, как видите, ни большевики ни революция к этому квартирно-архитектурному курьёзу не причастны. Они просто продолжили существующую в городе традицию, тем более, что квартирный вопрос стоял очень остро…
После Октябрьской революции, в городе, вопрос о жилье был очень актуален. Поэтому многие дома были надстроены чтобы увеличить этажность. При строительстве жилых домов, согласно циркулярам градостроительной комиссии, было ограничение на высотность домов — запрещалось строить здания высота которых превышала ширину улицы. При советской власти на это правило, гарантировавшее архитектурную гармонию сформировавшую исторический центр иногда закрывали глаза и некоторые дома надстраивались дополнительными этажами. Так, например, известный советский рок-музыкант Майк Науменко, вместе со своей женой Наташей, жил на 7-м этаже пятиэтажного дома. Это доходный дом А В. Елисеева и Г.М. Фёдорова 1912 года по адресу Волоколамский переулок д. 1/Боровая улица д. №18. если посмотреть со стороны фасада до чётко видно что здание было надстроено. Ну, а вновь созданные квартиры нумеровались всё по тому же принципу — n+1, где n, где n номер последней квартиры в доме (но у же не в последнем участке дома).
Также, иногда, подобные номерные ляпсусы случались тогда, когда чёрная лестница, ставшая подъездом, была угловым входом, то есть находилась на стыке фасадного корпуса и флигеля углового дома. Такие дома номеруют через дробь. Это угловые дома — одна часть дома находится на одной улице, а другая на пересекающей её, а подъезд — один. Отсюда и такой странный порядок цифр. Эту табличку, кстати, я снимал в подъезде на углу Малого Казачьего переулка и набережной Фонтанки.
И, да после реформ, 1804, 1834, 1858 и 1917 годов связанных с нумерацией домов некоторые такие дома объединили под одним номером, а номера квартир трогать не стали. Вот и существует у нас такой абсурдный порядок квартир при котором в некоторых домах, когда нумерация идёт вразброс.
Также — есть несколько домов в которых нумерация часто идёт по этажу, а не по подъезду. Т.е. в 1 подъезде квартиры 1, 2, 10, 11, а не 1, 2, 3, 4. Такое встречается.
И ещё один вариант, правда он из области ненаучной фантастики. Однажды я услышал такую версию «Мне соседка рассказывала, что нумерация стала такой в войну. Она жила в Пушкине. Их дом разбомбили. Дедушке, от института дали две комнаты в центре города. Если квартира была не заселена, то вновь поселившиеся люди присваивали новому жилью номер прежней квартиры в надежде, что родственники так быстрее найдут, то есть хоть какая то зацепка. Не знаю насколько точно это соответствует действительности. У нас в подъезде пять квартир, при этом шесть этажей». Такая версия ни что иное как городская легенда — народный фольклор и не более. Да и звучит она фантастично. Ни в каких архивах мне не удалость встретить не то, что документального подтверждения, но и даже намёка на эту гипотезу…
В некоторых современных домах, это ленинградские хрущёвки первой волны застройки, можно встретить интересную нумерацию когда квартиры имеют номера от 100 до 600. И это при том, что в хрущёвке, в среднем, всего 40 квартир. Эта особенность возникла когда пытались ввести новую систему нумерацию квартир — сотнями нумеровались подъезды, а порядковые номера квартир дописывались к ним. Первый подъезд дома был обозначен цифрой «100», второй цифрой «200» и т.д. Квартиры, соответственно имели номера «101-108», «201-208» и т.д. Но такая система не прижалась, хотя несколько домов таких имеется.
И ещё. Санкт-Петербург это единственный в стране город в котором нумерация квартир идёт против часовой стрелки. Причём как в историческом центре, так и в спальных районах. Особых правил направления нумерации не существует. Нумерация квартир устанавливается актами СНиП (Строительные нормы и правила) или документами БТИ (Бюро Технической Инвентаризации), но строгих норм в этом плане нет. Общепринято что направление нумерации квартир идёт по ходу движения лестницы. И, действительно во всей стране движение по лестнице идёт по часовой стрелке, по ходу Солнца, а в Петербурге наоборот — лестницы завиты в другую сторону, справа налево, против направления письма. Почему так? Есть несколько версий. Одна из них гласит, что такое направление повторяет движение по винтовой лестнице старых европейских замках (там, спускаясь по лестнице человек обязательно должен держаться правой рукой за перила — в правой руке человек держит оружие, и в одиночку может сдерживать большое число наступающих снизу), дескать это поддерживает парадигму, что Петербург это город-крепость. Другая историческая версия гласит, что такое направление нумерации также было введено умышленно так как это указывает направление движения в Европу, а Питер, дескать, это европейский город в отличии от боярской России. Ну, и третья версия, пожалуй самая правдоподобная — это действительно было сделано умышленно: Петербург молодой по историческим меркам город, город нового типа и поэтому он во всём должен отличаться от привычных порядков во всей остальной стране. Даже в таких мелочах.
Подъезды в Санкт-Петербурге нумеруются слева направо, если стоять к ним лицом. При этом, иногда, можно обнаружить интересный градостроительный артефакт это подъезд №0. Подъезд №0 появлялся если, по каким-то причина, дом был достроен с левой стороны.


Чёрная лестница в Петербурге
Чёрная лестница в Петербурге. Типичный чёрный ход в старом петербургском доме. Обратите внимание на дверь под лестничным пролётом — это тоже квартира. Скорее всего бывшая дворницкая.

Нумерация домов на Ленинском проспекте СПб

Всех всегда интересовал вопрос «почему Ленинский проспект в СПб начинается с дома 51». Кстати, не только он: Улица Доблести начинается с дома №18, проспект Кузнецова с д. №17, а улица маршала Маршала Захарова с 9 и т.д. И, да! — Ленинский проспект уже начинается с дома №67.
Это просто. Вы вообще слышали выражение «вилами по воде писано»? Вот это оно и есть. Предпологалось что он будет начинаться дальше, на намывных территориях, их создание планировалось ещё во времена СССР, был тогда проект намыва проспекта. После развала СССР про него забыли. А нумерация от воды велась изначально, как и было положено. То есть предполагалось, что начало проспекта, как и других улиц на Юго-Западе, будет там где сейчас плещется Финский залив. Возможно эти улицы и будут продолжены к Невской губе, к Угольной гавани, но что-то не верится после скандала с намывом территорий у Васильевского острова…

Нумерация домов на Линиях Васильевского острова

Запомните, на Васильевском острове, отсчёт нумерных улиц вида чёт/нечёт начинается не с 1-й линии. Фактически, 1-я линия является второй по порядку. Отсчёт порядка нумерации домов линий В.О. начинается с Кадетской линии! Кадетская линия, а за ней 1-я и 2-я линии, ну и далее по порядку. Поэтому на номерных линях Васильевского острова нечётные номера домов находятся на чётных линях, а чётные здания расположены на нечётных линиях. Хотя по логике должно было бы быть наоборот.

Двойные таблички с номерами на домах в СПб

На некоторых домах в Санкт-Петербурге, в его историческом центре вы можете увидеть что номер дома указан несколькими различными табличками. Это не жопорукость коммунальщиков, как можно было бы подумать, а оставлены они специально. Этим просто показывается как они выглядели раньше, до смены формата указателей, просто небольшой экскурс в историю питерских улиц…

***

Вот и вся история о порядке нумерации улиц, парадных, подъездов, лестниц и квартир в Питере. А вообще, знаете, как говорят сами петербуржцы: «Самая главная особенность нумерации в Питере — это частое её отсутствие!»…
Такая, вот, экскурсия в глубины истории колдовского города Санкт-Петербурга. Приятных вам открытий в Столице Севера.

Приятной вам прогулки по неформальному Петербургу. Ваш Ulrich von Beck

Метки: эпоха Романовых, легенда, Россия, цифра, число, река, дом, квартира, вода, Петербург, город, История Петербурга, канал, Васильевский остров, Финский залив, улица, Нева река, Фонтанка, набережная, номер, проспект, переулок, СПб, парадная, подъезд, нумерация



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —