Матч Герцензона с чемпионом по шашкам

Летом 1941 года, когда началась война с фашистской Германией, я, как и многие другие, пришёл в военкомат и попросил направить меня в действующую армию. Однако медкомиссия забраковала меня по зрению. Но я не сдался и придумал хитрый план…

Фото: матч Герцензона с чемпионом по шашкам

Как я попал на фронт

Перед войной я учился в Ленинградской областной политпросветшколе, которая готовила директоров областных домов культуры. Я сумел добиться, чтобы меня послали начальником клуба в часть, которая уже вела бои на финском фронте. Опыта клубной работы у меня не было, поэтому вскоре меня сняли с должности и направили в запасной полк. Там формировали пополнение, которое оправляли на фронт. Таким путём мне удалось попасть в действующую армию.
Воевал я в пехоте на Невском пятачке, в Синявинских болотах. В начале 1943 года участвовал в прорыве блокады Ленинграда под Шлиссельбургом, а в январе 1944 — в снятии блокады на Пулковских высотах. Несколько раз был ранен, но после госпиталя снова возвращался в свою часть.
Фашисты отступали. Через некоторое время наша армия освободила Польшу, Румынию, Венгрию. Бои начались на территории Германии… И вот наступил тот день, которого мы все с нетерпением ждали. Германия подписала акт безоговорочной капитуляции. Над берлинским Рейхстагом взвился советский флаг.

Матч одобрен маршалом Коневым

Прошло несколько месяцев, и наших «стариков — (а им было всего-то по 30-40 лет) начали демобилизовывать. Они уезжали, а наша служба продолжалась. В течение года мы восстанавливали разрушенные города наших бывших врагов. Сердце русского солдата отходчиво. Мы жалели голодных людей, а особенно маленьких детей, и делились с ними нашим продуктовым пайком.
Но вот настал радостный день: наш командир объявил, что нас скоро демобилизуют. Был получен приказ — всех подлежащих демобилизации отправить в Вену, в запасной полк. Этот полк располагался в районе Мархегта, в столице Австрии. Началась подготовка к демобилизации нескольких тысяч солдат.
Однажды, я шёл по плацу и рядом с казармой увидел буквально холмик из множества шашек. Рядом валялись и доски в черно-белую клетку. А до войны я участвовал в городских шашечных турнирах и даже имел первую категорию. Начинал я свою шашечную карьеру в Ленинградском Дворце пионеров. Ну вот, посмотрел я на шашки и сразу же вспомнил родной Ленинград и Дворец пионеров: почему бы не провести сеанс одновременной игры? Мои товарищи с удовольствием сыграют со мной в шашки. Старшина полка одобрил мою затею.
На следующий день утром прямо на плацу поставили тридцать досок с шашками. Зрители в несколько рядов стояли за спинами играющих и с интересом наблюдали за соревнованием. Я подходил к каждой доске и делал ход. В один из моментов, задумавшись над своим ходом, я вдруг почувствовал, что кто-то смотрит мне в затылок. Обернулся и увидел маршала, Героя Советского Союза, и человек восемь генералов, которые окружали его. Это был маршал Иван Конев, приехавший к нам, чтобы вручить грамоты всем демобилизованным солдатам. Я не растерялся, отдал честь и доложил:
— Товарищ маршал, гвардии рядовой Герцензон проводит сеанс одновременной игры в шашки!
Маршал посмотрел на меня сверху вниз (был он высоким) и сказал:
— Давай, давай, орёл!

Необычное задание

Я выиграл тогда все партии. После этого, совсем без сил, вернулся в казарму и забрался в свою койку на втором ярусе. Вскоре задремал. Сквозь дремоту через открытую дверь я услышал голос старшины:
— Где тут наш шашист находится? Увидев, что я отдыхаю, он обхватил меня за ноги и буквально стащил вниз.
— Бегом к командиру полка!
— Зачем? — ещё не очнувшись от сна, спросил я.
— Выполняй приказ и не задавай вопросов…
Я предстал перед командиром запасного полка.
— По вашему приказанию прибыл.
— Что ты там натворил?
— Ничего… Просто провёл сеанс одновременной игры, — с удивлением проговорил я.
Командир полка посмотрел на меня и улыбнулся. Затем он обратился к старшине.
— Обмундировать его в офицерскую форму.
Вскоре я стоял перед ними в полной форме: диагоналевые синие брюки и зелёная гимнастёрка с портупеей через плечо придавали мне бравый вид.
— Вот что, солдат, — доверительно сказал мне командир, — нам с тобой предстоит длинный путь. Сегодня вечером мы поедем на машине в Берлин. По какому случаю — сам не знаю. Приказано тебя доставить в штаб фронта. А как известно, приказы не обсуждаются.
Ехали мы несколько суток. В Берлине шофёр остановил машину у многоэтажного дома. Нас принял генерал-лейтенант. Моего спутника он попросил посидеть на диване, а меня пригласил к письменному столу и спросил:
— Сумеешь выиграть матч у чемпиона Германии?
— Не могу знать, товарищ генерал-лейтенант!
— Так солдат не отвечает. Ты должен сказать мне: «Есть выиграть матч!».
Я был очень растерян, но всё же промямлил:
— Есть выиграть матч…
— Вот так-то лучше. Сейчас пойдёшь в комнату №18 на четвёртый этаж к полковнику Сидоренко. Он тебе выдаст направление в дом отдыха, там будешь готовиться к матчу с немцем. У тебя в запасе десять дней. После этого мы тебя вызовем телеграммой.

Долгожданная телеграмма

Дом отдыха находился в лесу. При Гитлере в нём отдыхали представители высшего офицерского состава фашистской армии. Сейчас здесь проводили свой отпуск двадцать наших генералов и полковников. Комендант долго рассматривал моё направление, сличал написанную там фамилию с фамилией в моей армейской книжке, а затем сказал:
— Вы у нас будете единственным солдатом. Но не смущайтесь. Завтра я познакомлю вас с другими отдыхающими, думаю, вы найдёте с ними общий язык. А сейчас идите на кухню, и наш повар вас накормит.
Полный котелок мяса придал мне сил и бодрости. Мне выделили отдельную комнату, и я впервые за много лет заснул на мягкой постели.
На следующее утро мне пришлось провести сеанс одновременной игры с отдыхающими. Как ни старались генералы и полковники выиграть у меня, ничего у них не вышло. Я победил пятнадцать человек и с тех пор стал любимцем всех отдыхающих… Каждый из них получал дополнительный паёк: сигареты, шоколад, печенье, фруктовые консервы. Встречая меня, они почти насильно заставляли меня принимать продуктовые подарки. В общем, жилось мне в санатории неплохо. Десять дней пролетели как один. Я упорно тренировался, просиживая за шашечной доской по пять часов в день. И вот пришла долгожданная телеграмма, и я отбыл в Берлин. Матч проходил в небольшом зале. Зрителей было всего человек двадцать. Большинство из них — наши офицеры. Немцы, их было совсем немного, занимали последние ряды. На небольшой эстраде возвышался столик, на нём лежала шахматная доска с расставленными на ней шашками и стояли шахматные часы.

Победа!

Моего противника звали Рудольф Бернс. Это был высокий человек с орлиным профилем и длинными бакенбардами. Перед началом первой партии я протянул ему руку для приветствия, но она повисла в воздухе. Немец не захотел её пожать. Я разозлился и решил во что бы то ни стало выиграть у него матч.
Играли мы двенадцать партий. Матч продолжался шесть дней. Я победил чемпиона Германии Рудольфа Бернса — (шесть партий я выиграл и шесть закончил вничью). Меня все поздравляли, а один генерал преподнёс мне часы и сказал:
— Я награждаю этого бойца не за то, что он хорошо играет в шашки, а за то, что он, солдат Красной Армии, с боями пришёл в Германию и здесь сумел победить их чемпиона.

Журнал: Тайны 20-го века №8, февраль 2010 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Борис Герцензон, почётный мастер спорта, заслуженный тренер России

Метки: Германия, война, Великая отечественная война, матч, Тайны 20 века, Берлин, Герцензон, шашки



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —
На сайте имеются материалы возрастной категории 18+