Адольф Толкачёв: Агент №1 в ЦРУ США

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Современный шпионаж немыслим без привлечения завербованных агентов из той страны, против которой ведутся разведывательные операции. Одних только штатных сотрудников спецслужб, будь то нелегалы или разведчики, работающие под крышей посольств или иным прикрытием, недостаточно для успехов. Таким сотрудникам крайне трудно, а чаще всего невозможно получить доступ к важным секретам. Другое дело — завербовать человека, такой доступ имеющего. Всем памятна история полковника КГБ Олега Пеньковского. Мнения о нём различны. Одни называют его «шпионом, предотвратившим третью мировую войну», другие считают авантюристом, завалившим Запад вымышленной информацией. Но наша статья не о нем. Мы расскажем о другом шпионе — Адольфе Толкачеве, не просто добровольно предложившем свои платные услуги ЦРУ, а фактически навязавшемся американцам.

Адольф Толкачёв: Агент №1 в ЦРУ США

Встреча на бензоколонке

В январе 1977 года в Москве шёл снег. Скромно одетый мужчина лет сорока мёрз в своём лёгком плаще у бензоколонки, куда часто заезжали иностранцы, — он явно кого-то ждал. Это был Адольф Толкачёв, ведущий советский инженер оборонной промышленности. Когда у заправки остановился коричневый «Форд» и водитель открыл дверцу, Толкачёв подошёл и спросил водителя по-английски, не из Америки ли тот. Получив утвердительный ответ, Толкачёв бросил на сиденье какой-то конверт и спокойно зашагал прочь.
В конверте содержалась просьба о тайной встрече с американским должностным лицом, а также указывались возможные места и даты такой встречи. Как удивлён был бы Толкачёв, узнай он, что именно с таким лицом и встретился! Ведь молодой небрежно одетый американец за рулём «Форда» по невероятному стечению обстоятельств оказался не кем иным, как руководителем московской резидентуры ЦРУ.

Лэнгли хранит молчание

Однако ЦРУ не торопилось — уж слишком подозрительным был тот факт, что кандидат в шпионы сразу вышел на резидента. Да и время для предложения своих услуг Толкачёв выбрал неудачное. Вскоре должен был состояться визит в Москву Государственного секретаря США Сайруса Вэнса, приезжающего в качестве представителя недавно избранного президента Джимми Картера. Если Толкачёв — подставная фигура КГБ, рассуждали в ЦРУ, контакты с ним подвергнут опасности московскую сеть и бросят тень на президента. К тому же в письме Толкачёва было недостаточно личной информации, чтобы её хоть как-то проверить и оценить возможности Адольфа. Словом, из Лэнгли — штаб-квартиры ЦРУ — в Москву поступило категорическое указание: не отвечать.
Через месяц Толкачёв снова подстерёг тот же «Форд» и оставил новое послание. Из Лэнгли вновь последовал запрет на контакт. Две недели спустя Толкачёв появился ещё раз, с письмом, содержавшим уже более подробные личные и профессиональные данные. А вскоре и в четвёртый раз… В ЦРУ подивились такой настойчивости — едва ли КГБ действует подобным образом. И всё же решили, что из-за активности контрразведки контакты с Толкачёвым слишком опасны.

Навязчивый претендент

Через полгода в магазине к некоему итальянцу подошёл незнакомый ему русский и вручил пакет. Итальянец передал пакет по адресу — в американское посольство. В этом письме Толкачёв снова предлагал себя в качестве агента и приложил описание технических параметров электронной системы советского самолёта, чтобы подтвердить наличие допуска к секретной информации.
Тут уж в Лэнгли призадумались, но вмешалось катастрофическое событие: в московском посольстве США вспыхнул сильный пожар, причины которого вызывали подозрения. Проблем после этого пожара появилось множество. Нельзя было выбросить в мусор повреждённые документы, пишущие машинки, даже мебель американского производства — такая мелочь, как количество поломанных стульев, могла о многом рассказать КГБ. Все это надлежало вывезти в Штаты, потом провести реконструкцию… Не до Толкачёва было.
И только осенью 1978 года в Лэнгли наконец одобрили контакт с настырным волонтёром. Информацию о советском самолёте специалисты оценили высоко, такой потенциальный шпион стоил риска.
В письме Толкачёв сообщил номер своего телефона, скрыв две цифры. Он сообщал, что будет стоять в определённом месте, держа недостающие цифры на картонках. Трудно сказать, чего Адольф намеревался достичь столь странной конспирацией, но именно так началась его шпионская карьера.

Кто вы, товарищ шпион?

Что же это был за человек, Адольф Толкачёв? Он окончил Харьковский политехнический институт по специальности «оптико-механические радары» в 1954 году. В московском НИИ Толкачёв работал в большой лаборатории. Жил он с женой и сыном на зарплату в 250 рублей в месяц, плюс надбавка за секретность. В те времена в СССР такая зарплата считалась высокой — инженер получал в среднем 120 рублей.
Графолог ЦРУ, изучивший первые послания Толкачёва и, конечно, не имевший никаких предварительных сведений о его личности, дал такое заключение: «Автор — интеллигентный, целеустремленный и самоуверенный человек. Он дисциплинирован, но не слишком жесток к себе. Его интеллектуальный уровень значительно выше среднего, он обладает хорошими организаторскими способностями. Наблюдательный, аккуратный, уделяет много внимания деталям. Но самоуверенность может толкнуть его на непродуманные или неблагоразумные действия. Он интеллектуально и психологически высокоразвитая личность и в перспективе может стать полезным и разносторонним источником».
Любопытно, что после встречи с Толкачёвым в новогодние праздники 1979 года куратор с удивлением отмечал, что Толкачёв был «одним из немногих русских, кому удалось в главный праздничный день года сохранить трезвость».

Нищий миллионер

Спустя пять месяцев после первого телефонного разговора для Толкачёва заложили тайник, в нём находились шифроблокнот, инструкции, готовые письма «до востребования» для нанесения тайнописи, специальная копирка, а также перечень интересующих разведку вопросов и схемы последующих выходов на связь.
В ЦРУ понимали, что Толкачёв не имел никакого представления о методах разведывательной деятельности. Характер его работы не давал возможности провести где-либо курс обучения, оставалось только продолжать встречаться с ним в Москве. Для копирования технических документов ему передали миниатюрную фотокамеру «Минокс». Проблема заключалась в том, что эта камера, несмотря на малые размеры, для скрытого использования не предназначалась — шумный затвор, отсутствие автоматической подачи кадра. С её помощью можно было копировать документы только в безопасных условиях, а рисковать секретной техникой ЦРУ не желало.
Толкачёв сам нашёл выход. Он предложил американцам изготовить копию его пропуска, чтобы оставлять её в архиве, а с помощью настоящего выходить из института, выносить документы и фотографировать их дома. В июне 1980 года Толкачёв передал резиденту более 200 кассет. В частности, там содержались данные о проекте советского фронтового истребителя, который должен был поступить на вооружение в 1990-х годах, и прогнозы о перспективах наших систем вооружений, недоступные технической разведке США. Эти сведения, которые в ЦРУ считали бесценными, сэкономили американской государственной программе военных исследований и разработок миллиарды долларов. Шпионаж продолжался успешно, и в 1984 году Толкачёву передали ни много ни мало 100 тысяч рублей, а в 1985-м — ещё 100 тысяч. Но воспользоваться этими деньгами он так и не успел. Да и как бы он мог? Представьте себе инженера, запросто сорящего тысячами…

Фиаско в секс-шопе

Активность наружного наблюдения КГБ возрастала, а Толкачёв предпочитал личные встречи. Специалисты ЦРУ проанализировали тактику противника и пришли к выводу: бывают моменты, когда автомобиль ненадолго выходит из зоны слежки, тогда из него можно выскользнуть, и наблюдатели ничего не заметят. Но при этом в окне машины должен быть по-прежнему виден силуэт — муляж пассажира.
Двое молодых инженеров спецотдела ЦРУ получили задание посетить секс-шоп в Вашингтоне. Там они и нашли то, что искали, — надувных кукол. Нужно было, чтобы они надувались быстро и сидели прямо. Но первые испытания с помощью контейнера со сжатым воздухом закончились неудачно — куклы лопнули. Когда молодые люди вернулись в секс-шоп за новой партией кукол, продавец стал задавать им ехидные вопросы о личной жизни. Растерявшись, один из инженеров смущённо сказал: «Видите ли, мы работаем в ЦРУ…».
Но куклы не выдерживали быстрого надувания. Тогда придумали другое — плоскую фигуру, ведь наблюдатели видели её лишь со спины. Такой манекен, получивший название «Черт из табакерки», умещался в портфеле.
Серьёзная угроза безопасности Толкачёва возникла, когда он передал сведения о новой системе целеуказания истребителя. Отдел безопасности института запросил список сотрудников, имеющих доступ к этой тематике. Понимая, чем это может грозить, ЦРУ приступило к подготовке побега — Толкачёва и его семью предполагалось вывезти из Ленинграда в тайнике автомашины. Однако этим планам не суждено было сбыться.

Измена против измены

В 1985 году куратор Толкачёва перебежал на сторону СССР и выдал КГБ массу информации, в том числе и самого Адольфа. 9 июня 1985 года последний был арестован. На следствии Толкачёв во всём признался, и суд приговорил его к высшей мере наказания. 24 сентября 1986 года приговор был приведён в исполнение. После детального изучения дела в ЦРУ охарактеризовали Толкачёва как «достойного преемника Пеньковского».
Вот что писал Толкачёв в одном из посланий в ЦРУ: «Я избрал путь, который не позволяет мне вернуться назад, и я не намерен сворачивать с этого пути». Что ж, это как в песне из сериала о Штирлице: «Мгновенья раздают кому позор, кому бесславье, а кому бессмертие…». Тогда, на бензоколонке, даже в последнюю секунду не поздно было остановиться, одуматься, да просто испугаться, наконец. Однако Толкачёв уже твёрдо выбрал бесславие и позор.

Журнал: Тайны 20-го века №38, сентябрь 2013 года
Рубрика: Антология шпионажа
Автор: Андрей Быстров

Метки: СССР, Тайны 20 века, казнь, США, арест, предательство, КГБ, Толкачёв, НИИ




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.