Эдвард Ли Говард: Побег в забвение

Предателей все презирают. И те, кого они предают, и те, в чьих интересах совершается измена. Их услугами пользуются, им платят, но на уважение даже «принимающей стороны» изменники могут не рассчитывать. Эту простую истину как нельзя лучше подтверждает история Эдварда Ли Говарда, бывшего сотрудника ЦРУ США. Его измена своей стране сыграла ключевую роль в провале важнейшей операции ЦРУ в СССР.

Эдвард Ли Говард: Побег в забвение

Операция «Хорнет»

Оперативно-техническое мероприятие ЦРУ США «Хорнет» («Шершень», специальное кодовое обозначение CKTAW) было одним из самых охраняемых секретов Америки. Эта операция позволила получить бесценные сведения о советской ядерной программе и разработках лазерного оружия путём контроля подземных коммуникаций, соединявших Министерство обороны СССР с институтом ядерных исследований «Красная Пахра», расположенным в подмосковном Троицке. Визуальная разведка установила наличие ряда люков вдоль предполагаемой подземной линии связи. Если бы удалось воспользоваться одним из них и проникнуть в небольшой технический бункер, то вероятность прослушивания секретного канала стала бы весьма высокой.
О сложности этого предприятия говорит тот факт, что лишь подготовительная работа длилась два года. Сделали трёхмерную модель всего участка и выбрали люк, который, по мнению специалистов ЦРУ, «был бы самым неудобным для проникновения, если бы все остальные не были ещё хуже». Непосредственным исполнителем операции должен был стать оперативно-технический сотрудник ЦРУ Кен Сикраст. Летом 1979 года он прибыл в Москву. Он вёл обычную жизнь американца из посольства, интересующегося достопримечательностями советской столицы. Конечно, за ним следили, но едва ли очень тщательно — особых подозрений он не вызывал. Кен с семьёй часто устраивал в московских парках что-то вроде пикников, приучая наблюдателей к тому, что такое времяпровождение ему нравится.

Пикник на обочине

Весной 1981 года наступила решающая стадия операции «Хорнет». Очередной пикник — вот как это должно было выглядеть. Кен был одет как среднестатистический советский гражданин. Он остановил машину возле большого парка, намеченного уже давно. Его жена Шэрон и дети расстелили на траве одеяла, а Кен покинул своё семейство. На его плече висела сумка с нетипичным, наверное, для пикников содержимым: измерительным и записывающим оборудованием для перехвата и записи сигналов с кабелей стоимостью в 20 миллионов долларов. Пробравшись через берёзовую рощицу к ограде парка, Кен вышел к автобусной остановке, смешавшись с толпой москвичей. Несколько раз он менял автобусы, то приближаясь к своей цели — люку близ Варшавского шоссе, — то удаляясь от неё. Наконец, убедившись в отсутствии слежки, он вышел из автобуса на расстоянии пешего перехода от нужного пункта.
В люк ему удалось проникнуть без труда благодаря созданным в ЦРУ и освоенным в ходе многократных тренировок специальным инструментам. На установку аппаратуры ушло около двух часов, после чего Кен вернулся к жене и детям, продолжавшим как ни в чём не бывало отдыхать на природе.
Система успешно функционировала в течение нескольких лет, но ранней весной 1985 года неожиданно дала сбой, а затем и вовсе прекратила работу. О причинах в ЦРУ могли только гадать, однако вскоре произошло событие, которое дало точный ответ.

Ненастье в Риме

1 августа 1985 года выдалось в Риме пасмурным и дождливым. Около полудня в посольстве США раздался телефонный звонок, а ещё через час в посольство вошёл средних лет, неприметной внешности мужчина в намокшем от дождя плаще. Это был начальник отдела «К» Первого главного управления КГБ (внешняя контрразведка) полковник Виталий Сергеевич Юрченко, попросивший убежища в Америке.
Тогда же, 1 августа, состоялась беседа Юрченко с резидентом ЦРУ Аланом Вольфом. Юрченко сообщил Вольфу, что у КГБ есть по меньшей мере два надёжных агентурных источника информации в США: первый — в Агентстве национальной безопасности, второй — в самом ЦРУ. О первом Юрченко не знал ничего конкретного, кроме факта его существования, о втором ненамного больше — лишь его оперативный псевдоним Роберт. Однако, несмотря на то что полковник не знал настоящего имени Роберта, он смог сообщить важные сведения. Так, по утверждениям Юрченко, в 1984 году в Вене Роберт продал КГБ секретную информацию, а также он прошёл спецкурс для работы в резидентуре ЦРУ в посольстве в Москве, но командировку в СССР почему-то отменили буквально накануне отлёта.
После получения сведений от Юрченко прошло два дня, и служба безопасности ЦРУ известила ФБР о том, что под псевдонимом Роберт скорее всего скрывается бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Ли Говард.

Кто вы, мистер Говард?

Личность эта по-своему примечательна. На службу в ЦРУ Говард поступил в 1980 году, а уже в 1982-м к нему стали присматриваться как к возможной кандидатуре для работы в Москве. В ЦРУ считали, что его едва ли заподозрят в принадлежности к американской разведке. При подготовке к этому назначению Говард и его жена Мэри прошли шестинедельный спецкурс подготовки в секретном учебном центре. Их обучали противодействию контрразведке КГБ на территории СССР. Особо скрупулёзно отрабатывались методы ухода от слежки в условиях, приближённых к реальным, с участием команды наружного наблюдения ФБР, что позже сослужило ЦРУ и ФБР дурную службу.
Однако командировка не состоялась. Перед отъездом в Москву Говард должен был пройти обычную процедуру — проверку на полиграфе, детекторе лжи. Результаты ошеломили руководство. Говард был вынужден признаться в пристрастии к алкоголю и наркотикам, а также мелком воровстве и обмане коллег. В мае 1983 года он был уволен из ЦРУ.

Крушение надежд

От озлобленного, разочарованного, в один миг все потерявшего человека можно ожидать чего угодно. Говард не стал исключением. И хотя ему удалось найти хорошую работу в Санта-Фе (экономист-аналитик в госструктуре штата Нью-Мексико), Эдвард ещё глубже увязал в проблемах с алкоголем, наркотиками и долгами. Он совершал странные телефонные звонки. Говард позвонил даже в американское посольство в Москве, но не сумел внятно объяснить, чего хочет. После этого к нему домой был направлен специалист-психолог. Состоялась беседа, которая ни к чему не привела.
Позже Говард был неоднократно замечен возле советского консульства в Вашингтоне, что наводило на мысль о его готовности предложить свои услуги русским. И когда была получена информация от Юрченко, служба безопасности ЦРУ не без оснований предположила, что он и есть Роберт. ФБР взяло его под круглосуточное наблюдение и начало прослушивание его телефонных разговоров. Но, очевидно, Говард, будучи как-никак профессиональным разведчиком, да ещё прошедшим спецкурс под эгидой того же ФБР, слежку обнаружил или догадался о ней. Близилась развязка в самых лучших традициях шпионских романов.

Его прощальный поклон

19 сентября 1985 года ФБР вызвало Говарда на допрос. Во время допроса Говард ни в чём не признался, отказался от испытания на полиграфе и заявил, что намерен нанять адвоката. Он имел на это право, и, чтобы дать ему время на поиски адвоката, следующий допрос был назначен через неделю. Но являться в …… ФБР снова Говард не собирался.
Во время прохождения спецкурса Говард научился, пользуясь манекеном-двойником, незаметно выбираться из медленно двигающегося и сворачивающего за угол автомобиля. Манекена у него, правда, не было, и он изготовил свой — «голову» вырезал из пенопласта, купил в магазине парик, «плечи» сделал из вешалки. Всей этой «аварийной кустарщине» его также научили на спецобъекте ЦРУ «Ферма». Иной раз кустарщина срабатывает, и неплохо.
В субботу вечером Говард и его жена ужинали в ресторане в Санта-Фе. Это был прощальный ужин — они виделись в последний раз. На обратном пути на повороте Говард выскользнул из автомобиля, а Мэри закрепила манекен на пассажирском сиденье. Из машины наружного наблюдения ФБР видели «двух человек» в автомобиле Говарда, когда Мэри ставила его в гараж. А Говард был уже далеко. Он отправился в Альбукерке, оттуда в Тусон и беспрепятственно вылетел в Москву, каким-то образом ухитрившись миновать или обойти неизбежные формальности — этот эпизод его побега так и остался загадкой. А в ФБР его хватились только через 25 часов, когда было уже поздно.
Год спустя официальное советское информационное агентство ТАСС объявило, что Говарду предоставлено политическое убежище в СССР. Он продолжал пить и умер в Москве в июле 2002 года в возрасте 50 лет. Как сообщали российские СМИ, Говард свернул себе шею, упав пьяным с лестницы. Едва ли российские и американские спецслужбы очень уж скорбели по поводу этой «утраты». Единственным, что могло бы послужить его далеко не светлой памяти, останется небольшая книжечка Дэвида Уайза, выпущенная нью-йоркским издательством Random House под длинным названием «Шпион, который сбежал. Тайная история Эдварда Ли Говарда, сотрудника ЦРУ, предавшего свою страну и удравшего в Москву».

Полёт «Шершня»

Последствия предательства Говарда были для ЦРУ очень серьёзными. Он выдал КГБ многое, в том числе сведения об американской системе противодействия контрразведке, приёмы агентурной работы. И, разумеется, провалил операцию «Хорнет». Но, несмотря на этот провал, результаты операции «Хорнет» оставались весьма значительными. Она помогла выявить слабые места в советской системе безопасности связи, а также показала, на что способно сочетание оперативного мастерства с новыми техническими возможностями. По сути, операция дала толчок к развитию нового направления технической разведки США. Идеи, реализованные в этой операции, получили развитие на других объектах деятельности ЦРУ.

Журнал: Тайны 20-го века №45, ноябрь 2013 года
Рубрика: Антология шпионажа
Автор: Андрей Быстров

Метки: СССР, Тайны 20 века, разведка, агентура, КГБ, побег, ЦРУ, разоблачение, Толкачёв, Говард, Юрченко



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —