Немецкую разведчицу Ильзе Штёбе в лоно спецслужб привело искреннее желание помочь стране победившего социализма — СССР. Агент Альта свято верила в коммунистические идеалы и ненавидела фашизм. На советскую разведку она стала работать в 1931 году. Именно она первой сообщила в Центр о том, что Гитлер готовится к войне с Советским Союзом. Но в Москве её не услышали. Будучи арестованной гестапо, Ильзе никого не выдала, а метод казни ей назначил лично Адольф Гитлер.

Агент разведки СССР Ильзе Фрида Штёбе

Ильзе Штёбе - пытки агента советской военной разведки в Германии

Коммунистическое прошлое

Ильзе Штёбе родилась 17 мая 1911 года в Берлине. О её семье известно довольно мало, да и некоторые подробности жизни Ильзе тоже до сих пор покрыты тайной. Что неудивительно для многих бывших разведчиков. По одной версии, она происходила из семьи служащих, по другой — из рабочей семьи. Как бы то ни было, но в семье явно преобладали левые взгляды.
Будущая разведчица окончила народную школу, затем торговое училище, а заодно и курсы секретарей-стенографисток. Именно последнее обстоятельство позволило ей устроиться в одну из самых популярных немецких газет тех времён «Берлинер тагеблатт». Сперва секретарём, а потом и корреспондентом. В этой газете произошла встреча Ильзе с мужчиной, ставшим не только её первым мужем, но и проводником в мир разведки.
Рудольф Гернштадт родился 18 марта 1903 года в Германии в верхнесилезском городе Гляйвице (ныне Гливице, Польша) в семье адвоката, члена Социал-демократической партии Германии. Он окончил гимназию в родном городе, изучал право в университетах Берлина и Гейдельберга, был практикантом на Верхнесилезском целлюлозном заводе в Краппице. С1925 года Рудольф работал редактором в одном из берлинских издательств. В 1928 году он пришёл в известную либеральную газету «Берлинер тагеблатт», главным редактором которой был талантливый писатель и публицист Теодор Вольф, друг его отца (Именем Вольфа названа престижная журналистская премия в ФРГ, которая присуждается уже более 40 лет). В газете он был сначала помощником редактора, а потом редактором.
В 1929 году Гернштадт вступил в компартию Германии. И тут опять начинаются некие противоречия. По некоторым данным, Ильзе к тому времени уже состояла в компартии Германии, и именно она привела молодого редактора к своим соратникам. По другой версии, коммунистом сперва стал Гернштадт, а потом привёл туда и свою новую знакомую по работе в газете. Как бы то ни было, но на молодых людей обратили внимание сотрудники Коминтерна.
Мы уже не раз писали, что члены коммунистических партий разных стран были этаким резервом Разведупра РККА (будущее ГРУ). Не имея финансовых возможностей НКВД, военные разведчики просто вынуждены были привлекать к разведывательной деятельности коммунистов. Но в Разведупре прекрасно понимали, что в Европе коммунисты рассматриваются как потенциальные агенты Москвы. А потому к ним всегда был повышенный интерес. Поэтому кураторы завербованных агентов настоятельно требовали от своих подопечных скрывать свою принадлежность к компартиям. Такой совет получили Гернштадт, получивший псевдоним Арвид, и Штёбе, ставшая для Центра агентом Альтой.

Арвид и Альта

В 1931 году Ильзе и Рудольф становятся журналистами-международниками. Но это обстоятельство стало причиной их расставания (впрочем, не навсегда): Штёбе направляют от «Берлинер тагеблатт» для работы в Варшаву. Гернштадт отправляют собкором от той же газеты в Москву. Именно с этого момента начинается их активная работа на советскую разведку. 20-летняя Ильзе ещё не имела серьёзного опыта разведывательной работы, хотя азы конспирации уже освоила. Она работала не только в Польше, но и в Чехословакии, иногда выезжая в Австрию, Швейцарию, Бельгию. От неё в Москву шла информация политического характера и об общественных настроениях в этих странах. Из месяца в месяц сообщения агента Альты становились все более профессиональными: Ильзе стремительно набиралась опыта. Кроме того, она заводила все новые и новые связи в немецкой общине в Варшаве.
В 1933 году в мире произошло несколько судьбоносных событий. Самым важным, конечно, стал приход нацистов к власти в Германии. Но были и другие, может, менее важные, но наложившие отпечаток на последующие события в мире. В частности, процесс над коммунистами в Лейпциге, которых обвинили в поджоге здания Рейхстага 27 февраля 1933 года. Именно этот пожар стал отправной точкой для запрещения коммунистической партии Германии, свободы собраний и слова, союзов, тайны переписки, свободы личности и неприкосновенности частной собственности. Собственно, именно после того пожара Адольф Гитлер получил абсолютную власть. После того как коммунисты-депутаты Рейхстага лишились своих мандатов (а многие были арестованы), НСДАП получила 2/3 голосов в немецком парламенте, и у Гитлера появилась возможность проводить выгодные ему законы.
На процесс над подозреваемыми в поджоге Рейхстага не допустили советских журналистов. Несколько из них даже были высланы из страны. В ответ Москва выслала из СССР некоторых немецких журналистов. В том числе и Рудольфа Гернштадта, который вскоре оказался в Варшаве. Тогда и началась наиболее результативная работа агентов Арвида и Альты.
Ильзе ещё год назад получила задание завести контакты в среде немецких нацистов в Варшаве. Для девушки это было не очень обременительно: она была очень красивой, да к тому же имела несомненное сходство с популярной в те времена немецкой актрисой Бригиттой Хелм. Но в то же время держала определённую дистанцию, позволяя мужчинам ухаживать за ней, но не заводя случайных связей. Чем снискала уважение среди женской части немецкой колонии. Так что заводить знакомства Ильзе было нетрудно. Однако собственно вербовкой она не занималась, для этого у неё не имелось ни знаний, ни опыта. Зато её характеристики перспективных агентов сильно помогали Гернштадту, который и занимался вербовкой. Кого-то использовали втёмную, кого-то (таких было очень мало) привлекали для долгосрочной работы. Но настоящей жемчужиной среди агентов, завербованных агентами Арвидом и Альтой, стал завербованный высокопоставленный немецкий дипломат Рудольф фон Шелиа.

Вербовка арийца

Немецкий барон, получивший псевдоним Ариец, происходил из знатного, но не очень богатого немецкого аристократического рода. Он родился в 1897 году, во время Первой мировой войны служил в кавалерии, был награждён орденами Железного креста 1-й и 2-й степени. После чего перешёл на дипломатическую службу, в Варшаве он занимал один из самых высоких постов в посольстве Германии в Польше.
Как и многие представители немецкой аристократии, Шелиа не был поклонником националистических идей фюрера. Но в то же время у него в крови было служение Германии, да к тому же заявления Гитлера о возвышении немецкого духа и возврат страны в разряд великих держав Шелиа импонировали.
Дипломат был довольно серьёзным транжирой: любил покутить, поиграть в казино, ну и вообще любил шикарную жизнь. На которую денег ему явно не хватало. К сентябрю 1937 года у Шелиа сложилась такая ситуация, что он уже задумывался: не пустить ли себе пулю в лоб, чтобы избежать позора банкротства. Ильзе Штёбе, познакомившаяся с ним ещё в 1932 году и постоянно наблюдавшая за дипломатом, посоветовала
Гернштадту готовиться к вербовке. До сих пор советы Ильзе почти всегда оказывались весьма полезными, и Арвид пошёл на контакт.
Позже он вспоминал, что, идя на вербовочный контакт, сильно волновался. До сих пор ему не приходилось вербовать чиновников подобного уровня. Но характеристика Ильзе, данная ею Шелиа, полностью оправдалась. Стоило Гернштадту упомянуть, что он готов предоставить ему «кредит» на довольно большую сумму, как дипломат ухватился за предложение обеими руками.
Через несколько дней Гернштадт передал Шелиа 6500 долларов США, огромную сумму по тем временам. Дипломат сумел расплатиться со всеми долгами и даже кое-что осталось. Однако своего образа жизни не изменил. Через пару месяцев после первой вербовочной встречи состоялась вторая. На которой Гернштадт прямо заявил, что, во-первых, он может простить «кредит»; а во-вторых, готов и дальше снабжать дипломата деньгами. Но в обмен на определённые сведения.
Фон Шелиа был неглупым человеком, а потому сразу понял, что его просто вербуют. Но он и не думал сопротивляться. К тому же он был полностью уверен, что вербует его британская разведка. В те времена у многих официальных лиц существовало стойкое мнение, что советская разведка за сведения никогда не платит. Ведь ей хватает приверженцев коммунистического строя, которые работают исключительно ради идеи. В какой-то мере это было правдой, но когда необходимо было заплатить, советская разведка платила.
Информация, поступавшая от агента Арийца, оказалась просто бесценной. Потому что, пользуясь своими родственными и дружескими связями среди старой аристократии, Шелиа имел возможность добывать секретную информацию не только в МИД Германии, но и в ряде других важных ведомств. Но за ним приходилось строго следить, потому что он не имел никаких навыков конспиративной работы и вообще относился к режиму секретности несколько вальяжно. Не осознавая, какая опасность ему может угрожать в результате провала. Ильзе Штёбе стала в некотором роде тенью дипломата, постоянно одергивая его от опрометчивых поступков. В немецкой общине были уверены, что Шелиа и Штёбе любовники, но это было не так.

«Я никого не выдала!»

В 1939 году газета, в которой числились Ильзе Штёбе и Рудольф Гернштадт, была закрыта. Рудольф не решился возвращаться в Германию (он был евреем), но и в Варшаве тоже оставаться было опасно. В воздухе явно запахло войной, и первым актом этой бойни должна была стать оккупация Польши. Советское руководство принимает решение отозвать Гернштадта в Москву.
Ильзе отправляется вместе с Шелиа в Берлин. Теперь Ариец единственный её источник информации. А тот, в свою очередь, из всех советских разведчиков знал только Ильзе и никого больше.
Получить какую-то работу в предвоенном Берлине оказалось не так уж просто. Но с помощью связей Шелиа Ильзе удаётся устроиться в секретариат МИДа. Начинается новый этап в её жизни. На связь с Москвой она выходила через одну из ранее созданных в Германии разведывательных сетей. В основном эта сеть состояла из коммунистов и антифашистов.
В декабре 1940 года в Москву поступило сообщение, что Гитлер в режиме полной секретности распорядился готовиться к войне против СССР. Этот документ, получивший название «директива 21» (именно из него в дальнейшем вырастет план «Барбороса»), существовал всего в восьми экземплярах. Четыре из них хранились в личном сейфе Гитлера, остальные были направлены руководству вермахта, люфтваффе, сухопутных войск и кригсмарине (ВМФ Германии). Советским разведчикам не удалось получить копии этих документов, но информация была достоверной.
В частности, Арийцу и Альте удалось выяснить планируемые главные направления ударов немецких армий: в центре на Украину и Белоруссию, с дальнейшим продвижением в центральные районы СССР; с юга на Молдавию с дальнейшим продвижением на Кавказ, с целью захватить нефтяные месторождения; ну а на северо-западе в сторону Пскова, Новгорода и Ленинграда. По сообщению Арийца, начало войны планируется на март 1941 года. Через месяц он сообщил, что сроки перенесены то ли на май, то ли на июнь. И хотя эта информация вскоре стала подтверждаться из других источников, в Кремле ей активно не верили. Просто Сталин не хотел верить, а возразить ему мало кто решался.
Шифровка о перенесении сроков войны стала последней, поступившей от Альты и Арийца. В Германии начались массовые аресты даже тех, кто был лишь заподозрен в сочувствии коммунистическому режиму. Тысячи немцев отправились в концлагеря или на принудительные работы. Под «зачистку» попали многие агенты советской разведки. Ильзе, которая ещё в 1933 году вступила в НСДАП, осталась вне подозрений. Однако связь с Центром была утеряна. Шелиа продолжал добывать ценные сведения, но передать их не имелось никакой возможности.
После начала войны в Москве осознали острую необходимость восстановить утерянные связи в Европе. Как мы уже писали ранее, Центр пошёл на явно рискованный шаг: он передал резиденту советской разведки в Бельгии, с которым сохранилась радиосвязь, имена и установочные данные на агентов по всей Европе, с которыми необходимо восстановить контакты. Среди них были Ильзе Штёбе и Рудольф фон Шелиа.
Шифровка была перехвачена, но расшифровать её немцам удалось далеко не сразу. Это случилось осенью 1942 года. Штёбе и Шелиа были арестованы. Дипломат раскололся сразу, но назвать кого-то кроме Ильзе он не мог. А вот Альта знала многих антифашистов, ещё остававшихся на свободе. Её пытали несколько месяцев, но всё безрезультатно. 14 декабря 1942 года Шелиа и Штёбе были приговорены к смертной казни. Гитлер лично настоял на том, чтобы была использована гильотина. Приговор был приведён в исполнение в ночь с 22 на 23 декабря 1942 года. Перед тем как Ильзе Штёбе повели на казнь, она шепнула соседке по камере:
— Я выдержала! Я никого не выдала!
В 1969 году секретным указом ЦК КПСС Ильзе Штёбе была награждена орденом Красного Знамени, вторым (после ордена Ленина) по значимости орденом в СССР. Намного позже окончания войны специалисты, как советские, так и западные, единодушно признали, что Альта была одним из самых ценных агентов времён, предшествующих Второй мировой войне. Только вот её информация в Центре была сильно недооценена…

Журнал: Война и Отечество №5, май 2018 года
Рубрика: Тайны спецслужб
Автор: Виктор Синов

Метки: СССР, Германия, война, Война и Отечество, разведка, НСДАП, 1942




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-