Военная разведка зародилась тысячи лет назад. Но официальные разведывательные структуры стали появляться намного позже, всего каких-то три века назад. В Российской империи такая структура была учреждена во время правления императора Александра I, в начале XIX века. Состояла она всего из 11 человек.

Как была основана военная разведка Российской империи?

Князь Александр Чернышев - основатель армейской разведки России

Позор Александра I, заставивший императора задуматься о разведке

История создания «Особой канцелярии при военном министре Российской империи» в 1809 году до сих пор остаётся тайной, волнующей многих историков. Однако почти никто не ставит под сомнение, что эта была самая первая официальная структура в России, которая занималась сбором и анализом разведывательной информации чисто военного характера, а также контрразведывательной деятельностью.

Началось всё с поражения русско-прусской армии от войск Наполеона 12 июня 1807 года под Фриландом. Именно это поражение заставило пойти императора России Александра на позорный «Тильзитский мир». Однако именно в Тильзите (ныне Советск, Калининградская область) зародилась основа «Особой канцелярии» и основным её костяком стал 22-летний ротмистр русской армии Александр Чернышев.

Дело в том, что между двумя императорами завязалась оживлённая личная переписка. И эти письма из Парижа в Санкт-Петербург и обратно перевозил именно Чернышев. Однако кроме чисто курьерских функций Чернышев выполнял и другие: проезжая по Европе, он старался собрать информацию о расположении французских войск и их планах. Что не укрылось от личного советника Наполеона и главы всех спецслужб Франции того времени Рене Савари.

Великосветский лев и герой Парижа

Стоит сказать, что Наполеон очень внимательно относился к получению разведывательной информации с территорий, которые планировал завоевать. И предполагал, что его противники тоже могут играть на этом поле, а потому в те времена французские разведка и контрразведка были, пожалуй, лучшими в мире. Савари понимал, что Александр далеко не дурак и будет пытаться интересоваться происходящим во Франции. А значит, в Париже у него должны быть свои агенты. И самым перспективным выглядел именно Чернышев. За которым было установлено наблюдение.

Но русский офицер вёл себя как обычный великосветский повеса. Высокий, широкоплечий, с безупречными манерами, он пользовался огромным успехом у дам французского света. По некоторым данным, перед ним не устояла даже сестра Наполеона. Во время пребывания в Париже Чернышев постоянно крутился в модных салонах, на балах, в клубах и казино. То есть был постоянно на виду. Савари пытался устроить русскому ловушки во время проезда того по Европе с письмами одного императора другому, но все безрезультатно. А после одного случая Наполеон лично распорядился прекратить «разработку» Чернышева.

Это случилось после бала в 1809 году, когда ротмистр спас нескольких французских женщин. Бал был в разгаре, многие гости были навеселе, и тут неожиданно загорелась портьера. Пожар вспыхнул моментально, началась паника. Из всех присутствовавших на балу мужчин наиболее героически проявил себя русский офицер.

Чернышев не поддался панике: он выбил стулом окно, а затем стал подхватывать на руки мечущихся в дыму женщин и просто перекидывать их наружу. Сам Чернышев успел выпрыгнуть в последний момент, когда уже готовы были рухнуть перекрытия, получив довольно болезненные ожоги. Зато на следующий день в апартаментах, где квартировал русский офицер, побывал весь свет Парижа, с выражением искренней признательности и восхищением проявленным мужеством.

После того случая и так к галантному кавалеру Чернышеву во Франции стали относиться как к герою. Наполеон стал чаще встречаться с русским курьером, играл с ним в шахматы. А Чернышев пользовался появившимися возможностями на всю катушку, заводя «полезные» знакомства среди высшего света Франции и среди французского генералитета. Что стало ему делать гораздо проще, потому что ему было присвоено звание полковника. И на это присвоение 25-летнему офицеру были особые причины.

Подготовка к войне 1812 год

В 1809 году из Парижа в Петербург поступили сведения о том, что Франция готовится к войне с Россией. По мнению большинства историков, эти сведения пришли от… министра иностранных дел Франции Шарля Мориса де Талейрана-Перигора. Сказать, с какого времени этот дипломат, имя которого стало синонимом хитрости, беспринципности и изворотливости, стал работать на Российскую империю, сейчас сложно. Но многие специалисты считают, что после заключения «Тильзитского мира». Именно тогда этот безусловно умнейший человек своего времени разочаровался в Наполеоне, который унизит русских не в угоду государственных интересов, а лишь потому, что ему так захотелось.

А ещё Талейран не мог не понимать, что Россия позора не простит, и две империи обязательно в скором времени схлестнутся. В Европе у Франции просто не осталось реальных противников: Испания, Пруссия, Австрия, Италия были повержены, Великобритания находилась в режиме колониальной блокады. И из всех держав только русские войска умели противостоять гренадёрам Наполеона и время от времени давать французам по зубам. Все это понимал и Наполеон, а потому и готовился к войне именно с Россией, несмотря на «роман в письмах» с Александром I. В грядущем противостоянии двух империй Талейран решил сделать ставку на Россию и, как показало время, не прогадал. Пользуясь тем, что Чернышев вращался в свете, Талейран находил возможность встречаться с ним и передавать информацию, не вызывая подозрений у Савари. Услуги Талейрана щедро оплачивались через несколько швейцарских банков. Лишь в 1912 году, во время празднования столетия Отечественной войны 1812 года, швейцарские банкиры раскопают доказательства того, что Талейран и ещё несколько высокопоставленных французских чиновников в 1809-1812 годах получали деньги из России.

Но самым, наверное, ценным агентом русской разведки был не очень значимый чиновник военного министерства Франции Морис Мишель. Именно этот клерк сводил в единый документ сводки по всей французской армии и дважды в месяц передавал его в личную канцелярию Наполеона. А на следующий день копия этого документа оказывалась в руках Чернышева и начинала движение в личную канцелярию уже Александра I.

Когда в Зимнем дворце стало абсолютно ясно, что Наполеон намерен бросить против русской армии не только французских солдат, но и ополчение из других стран Европы (в походе Наполеона в Россию 1812 года принимали участие испанцы, итальянцы, немцы, австрийцы), император России понял, что к войне надо готовиться очень тщательно. Во главе военного министерства был поставлен прославленный уже в то время военный тактик Барклай-де-Толли. И именно последний «продавил» создание при военном министре «Особой канцелярии».

Тактика «выжженной земли» в Отечественной войне

Кандидаты в эту структуру отбирались очень тщательно. По замыслу де Толли, несколько офицеров должны были выехать в разные страны Европы и быть прикомандированными к дипломатическим миссиям. Но основная их задача заключалась в том, чтобы обеспечивать Чернышева сведениями о перемещениях французских войск в Европе, их составе, структуре, наполняемости артиллерией, военной подготовке. В «великолепную семёрку» (так назвали сотрудников «Особой канцелярии» уже в наше время, потому что их было семеро) вошли: голландский барон Фёдор Цираскеркен, потомок шотландских переселенцев в Россию Роберт Ренни, австриец Вильгельм Брендель, сын чиновника из Прибалтики Павел Граббе, Потомственные русские дворяне Григорий Орлов, Павел Брозин и Александр Чернышев. Ещё трое сотрудников секретного ведомства занимались контрразведкой на территории России, а аналитик Пётр Чуркевич сводил разрозненные сведения воедино и составлял справки для Барклая-де-Толли.

Именно на основании добытых «великолепной семеркой» сведений и анализа Чуркевича де Толли представил Александру свой вариант ведения войны. Он предложил не встречать французов прямо у границы и дать генеральное сражение, а отступать в глубь страны. Таким образом коммуникации захватчиков сильно растягивались, а снабжение затруднялось действиями партизанских отрядов. Позже эта тактика получит название «выжженной земли», а её родоначальником станут считать именно Барклая-де-Толли.

Александр согласился с этим планом, и когда французы вторглись в Россию, приказал отводить войска вглубь. После поражения под Смоленском Барклая-де-Толли сменил на посту военного министра Михаил Кутузов. Затем было Бородино, пожар в Москве, занятой французами, партизанское движение, полностью парализовавшее снабжение 400-тысячной армии, ну и бегство французов из России.

К моменту начала Отечественной войны 1812 года все участники «великолепной семёрки» уже были отозваны из Европы. Причём Чернышев буквально чудом ушёл от ищеек Савари, но сумел добраться до России с последним докладом Мориса Мишеля. Впоследствии Чернышев, как и остальные офицеры-разведчики, участвовал в войне против французов. Так же как и остальные члены «великолепной семёрки», был удостоен того, что его портрет висит в «Зале славы героев Отечественной войны 1812 года». Во время правления Николая будет назначен военным министром империи. Но вплоть до конца XX века ни его имя, ни имена других сотрудников «Особой канцелярии» (которая была расформирована весной 1812 года, а все документы по её деятельности были глубоко похоронены в секретных архивах) так и не были озвучены.

Журнал: Война и Отечество №12, ноябрь 2017 года
Рубрика: Тайны спецслужб
Автор: Максим Лохматов





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Александр I, эпоха Романовых, Россия, Отечественная война, война, Франция, армия, Война и Отечество, разведка, Наполеон Бонапарт, Наполеоновские войны, дипломатия, Чернышев


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022